Новости

16.11.2007 04:00
Рубрика: В мире

Мертвый груз

Россия готова вывезти боеприпасы из Приднестровья. Об этом заявил заместитель министра обороны, начальник тыла Вооруженных сил России Владимир Исаков. Но сделал существенную оговорку: вывоз боеприпасов начнется не раньше, чем Молдавия и Приднестровье наконец о чем-то договорятся и разрешат свой конфликт.

...Кирпичные бараки с зияющими проемами окон. Груды битого стекла снаружи и внутри. Куски водопроводных труб, обрывки электропроводки. Это казармы бывшей 14-й армии. Я видел их в Бендерах. 14-я воздушная армия давно расформирована. Нынешнее российское военное присутствие - это 1500 солдат и офицеров. Из них 360 - "голубые каски". Остальные заняты охраной военных складов. Российский арсенал в Молдавии к 2000 году составлял 42 тысячи тонн вооружений и боеприпасов. С того момента с ее территории, по данным миссии ОБСЕ, было вывезено или уничтожено на месте около половины этого добра. Осталась не техника - ее транспортировали 56 составами, затратив на это более 3 млн долларов из Добровольного фонда ОБСЕ. Остались патроны, снаряды, авиабомбы. Они хранятся на складах у станции Колбасна и сосредоточены на площади примерно 100 гектаров. Вывозу подлежит 30 тысяч тонн боеприпасов, залежавшихся здесь, слава богу, без применения. Этот мертвый во всех отношениях груз отягощает российско-молдавские отношения. Но даже если снаряжать за составом состав, на снятие главной преграды между Кишиневом и Москвой, по оценкам экспертов, потребуется не менее трех лет.

Не будем делать вид, будто спор идет лишь о технических возможностях освобождения Молдавии от российских военных. Понятно ведь: Россия хочет сохранить тут свое влияние. В этом ей хорошо помогает руководство непризнанной республики, убеждая сограждан и мировое сообщество: как только Россия выведет свои войска из Приднестровья, Молдавия тотчас введет туда свои. Верит ли Москва, что именно так и случится? Прямых подозрений на этот счет никто никогда не высказывал. Но о том, что в Приднестровье проживают 100 тысяч русских, Москва не забывает и Кишиневу забыть не дает. Вывод российских войск так или иначе увязывается с проблемой приднестровского урегулирования. Если на левом берегу Днестра снова полыхнет, как в 1992-м, в Россию хлынут потоки беженцев. И это тоже приходится принимать во внимание.

Но молдавские власти проявляют нетерпение. Оно передается радикально настроенным гражданам. Время от времени происходят манифестации у здания российского посольства. Молодые люди держат плакаты: "Иван, забирай свои "Катюши"!", "Российская армия, вон из Молдовы!". Слышатся выкрики: "Долой русскую оккупацию!", "Хотим в Европу!" Юных участников "сопротивления" тянет в Румынию. Тот факт, что Румыния вовсе не спешит заключить Молдавию в свои объятия и сама отнюдь не лоснится от достатка и сытого благополучия, манифестантов ничуть не смущает. Хотят в Европу. Того же хочет для своей страны и бывший советник молдавского президента Серджиу Мокану. Он называет Приднестровье "балластом", от которого Молдавия должна освободиться, чтобы войти в Евросоюз. "Путей решения приднестровского конфликта больше не существует, - говорит Мокану, - поэтому для Молдовы приоритетом должна стать европейская интеграция. Приднестровье не является составной частью Молдовы, и молдаване должны признать эту историческую истину". Ну, положим, признают, что дальше? Останется признать Приднестровье суверенным и независимым государством? Нет, Мокану предлагает установить над Приднестровьем международный протекторат, который "придет на смену российскому". Как согласуется этот план с позицией приднестровского руководства и желанием большинства населения непризнанной республики - таким вопросом бывший советник молдавского президента осмотрительно не задается. Потому что известно: для Приднестровья приемлемы только два варианта - либо признание его независимости, либо вхождение в состав России. Последнее - предпочтительнее, о чем 97 процентов граждан этой республики высказались на референдуме осенью прошлого года.

Конечно, статус независимого государства Приднестровье в ближайшее время не получит. И никаких иллюзий на этот счет ее руководство не питает. Еще менее вероятным сегодня представляется присоединение Приднестровья к России. Максимум, что может сделать Россия для Приднестровья, - это защищать его интересы в переговорном процессе с Молдавией. Тут Москва остается на прежних позициях. Кишинев - тоже. Российское предложение (оно изложено в так называемом "меморандуме Козака") "предоставить Приднестровью в составе Молдавии статус особого административно-территориального образования в форме республики" упрямо отвергается.

Словом, Кишинев продолжает придерживаться так называемого "плана Ющенко". План этот известен. Провести в республике свободные парламентские выборы под международным контролем. Поручить Верховному совету, таким образом ставшему легитимным, принять закон о статусе Приднестровья. Наладить систему гарантий, обеспечивающих этот статус. И после этого вывести из региона российские войска. Впрочем, Кишинев настроен бескомпромиссно: никаких "после", российские боеприпасы и охраняющий их воинский контингент должны покинуть Молдавию без всяких условий! Таковы, мол, обязательства, взятые Россией еще в 1999 году на международной конференции в Стамбуле. Но "стамбульскими протоколами" сроки вывода российских войск не определялись.

Тем не менее Кишинев проявляет настойчивость. Ищет способы надавить на Москву. На днях, например, молдавские власти призвали Россию не открывать избирательные участки в Приднестровье 2 декабря - в день выборов в Госдуму. Значит, 100 тысяч проживающих там наших граждан, до сих пор принимавших участие во всех проходивших в России кампаниях, и парламентских, и президентских, на этот раз будут лишены такой возможности? Нет, полагаю, до этого не дойдет, Кишинев в конце концов откажется от попыток помешать приднестровским избирателям, имеющим российские паспорта, принять участие в голосовании. Уверен даже, что таких попыток, если всерьез, нет и сейчас. Есть демонстрация нетерпения. Стремление поторопить Москву, еще раз напомнить о застарелой проблеме.

В истории непростых отношений России с Молдавией был момент, когда президент Владимир Воронин заявил: "Молдова готова прожить без экспорта вина в Россию. Будет сложно, но мы готовы жить в холоде, замерзать без российского газа. Молдова не будет жертвовать своей целостностью, своим суверенитетом и своей свободой, несмотря на цену, которую придется заплатить". Устраивает ли такая цена рядовых президентских соотечественников? Готовы ли молдаване "прожить без экспорта вина в Россию" и "замерзать без российского газа"? Ответ не очевиден. В свое время страны Балтии, отвергнув российские ультиматумы, болезненно, но стойко пережили введенные против них экономические санкции, нашли себе партнеров на Западе, переориентировали хозяйство на Европу и об утраченных связях с восточным соседом теперь не очень сожалеют. Возможно, усвоением этих уроков, помимо прочих резонов, и объясняется вновь подтвержденная готовность Москвы освободить Приднестровье от российского военного присутствия. Когда? Об этом тоже сказано.

В мире экс-СССР Молдавия В мире экс-СССР Молдавия Приднестровье Колонка Валерия Выжутовича РГ-Видео
Добавьте RG.RU 
в избранные источники