20idei_media20
    17.11.2007 00:00

    Как ракете не упасть

    Материалы проекта комментируют директор ИС РАН Михаил Горшков и руководитель исследования Давид Константиновский

     

     

    Российская газета: Ученые Института социологии уже не первый раз исследуют проблемы образовательной сферы в России - от детских садов до школ и высших учебных заведений. Удалось ли сделать некие глобальные выводы?

    Михаил Горшков: В данном случае мы оценивали не систему образования вообще, а то, насколько она помогает молодому человеку, выпускнику не столичного, а регионального вуза, начертить для себя наилучшую "профессиональную траекторию". Нельзя не заметить - прежнее убеждение, что "образование нужно для работы, а работа для жизни", устарело. Акценты теперь расставляют иначе: "образование - для жизни, и работа - для жизни". Точно так же считалось, что высшее образование должно играть для человека роль решающей ступени, выводящей его на орбиту успеха, - как в стартующей космической ракете. И снова акценты стали другими: вместо принципа "образование на всю жизнь" люди начинают жить по принципу "образование в течение всей жизни". Диплом вуза постепенно утрачивает свою "судьбоносную" роль - зато очень важными становятся разного рода формы непрерывного обучения, всевозможные курсы, школы, система второго образования и т.п. Но, конечно, сегодняшняя модель образовательной системы пока еще очень далека от совершенства. Да и рассматривать ее в отрыве от процессов, идущих на рынке труда российских регионов, невозможно.

    РГ: И как они с ней соотносятся?

    Давид Константиновский: Один из важных выводов исследования - то, что есть объективные запросы рынка труда и есть массовые заблуждения на этот счет, которые порождают спрос на профессии и специальности, по большому счету уже мало нужные и невысоко оплачиваемые. Например, судя по опросам старшекурсников вузов, многие из них стремились получить дополнительное образование в сфере менеджмента, экономики, финансов и права. Однако реальность такова, что эти ниши рынка труда уже переполнены, и найти там достойное место оказывается чрезвычайно трудно. К тому же сводная статистика по уровню зарплат молодых специалистов тех или иных специальностей доказывала: экономисты и менеджеры получали зарплату не больше "средней по выборке", а доходы тех, кто имел навыки бухгалтерского учета, были еще ниже. Зато в "богачах" ходили специалисты в области информатики и вычислительной техники. Да и слово "инженер", как выяснилось, не должно вызывать, как в советские времена, жалость: зарплаты ИТР находились на уровне не ниже среднего, а то и выше. Правда, должен пояснить: статистические данные мы брали не по Москве или Санкт-Петербургу, где картина специфическая, а именно по регионам, где шли опросы. Так или иначе, ряд специальностей находится в настолько сильном конфликте с ситуацией на рынке труда, что половина выпускников после окончания вуза идет на такие рабочие места, где высшее образование вообще не требуется.

    РГ: Классические вопросы: кто виноват и что делать?

    Константиновский: Работодатели винят вузовских руководителей, рекрутеры - профессоров и самих выпускников, те и другие - саму систему образования... Вместо поиска виноватых, видимо, нужно максимально точно отслеживать индивидуальные "траектории", по которым идут выпускники, учитывать массовые закономерности и давать рекомендации. Нельзя пускать все на самотек и ждать, пока кривая вывезет. Требуется постоянно отслеживать путь выпускников, не терять их из виду, проводить анкетирование - чтобы на их опыте и ошибках как можно большему и быстрее научиться. Нужно, чтобы общество было информировано о спросе на профессии, о возможностях, которые дает то или иное учебное заведение, о перспективах трудоустройства и вознаграждения за труд. Словом, требуется дать людям некий навигатор, путеводное устройство в мире образования и работы. Именно это может сделать социология, у нее есть для этого необходимые инструменты. Причем важно понимать, что понятие "образование", если речь идет о взрослых людях, включает в себя не только высшую школу или послевузовские курсы, а практически все - вплоть до садоводческих кружков для пенсионеров или неформальных ассоциаций, где люди свободно общаются и делятся каким-либо опытом. Важно, чтобы для профессионального и личностного совершенствования человек мог задействовать все эти формы.

    РГ: Но ведь не всем дано достичь вершин в профессии. Что делать тем, у кого элементарно не хватает способностей, чтобы постоянно двигаться вверх?

    Константиновский: Образование требуется всегда - и в случае, когда человек идет по карьерной лестнице на повышение, и когда он вынужден свою планку снижать. Есть элитные бизнес-школы, независимые учебные центры, которые продают услуги интенсивного дополнительного образования и формальную квалификацию "в одном флаконе" с нужными знакомствами и связями (мы подробно проанализировали опыт таких структур в Воронежской области, в Чувашии и др. - все они заняты по сути производством региональной элиты). На понижение карьерных амбиций играют, как правило, учебные заведения, связанные с центрами занятости. На входе в эти организации - невостребованные выпускники и те, кто не желает работать по специальности (например выпускники педагогических вузов). На выходе - востребованные квалифицированные рабочие, только что прошедшие переподготовку. Перенаправляя выпускников вузов в техникумы и училища, такие образовательные структуры выполняют социальную функцию восполнения дефицита рабочих кадров и адаптации специалистов к рынку труда.

    Горшков: Генеральную стратегию - играть ли "на повышение" или "на понижение" - каждое учебное заведение выбирает для себя само. Для того чтобы привлечь к себе максимальное количество студентов, ставку делают и на приближение к международным стандартам, и на расширение спектра образовательных услуг, и на работу "под заказы" работодателей. В любом случае важно, чтобы услуги эти были доступными, а информация о них - максимально полной. Понятно, что одного исследования в 5 регионах явно недостаточно. Мы надеемся, что это исследование -только начало большой и скрупулезной работы, которая в итоге поможет сделать нашу систему образования более эффективной, доступной и приближенной к реальной жизни.

    Подготовила Екатерина Добрынина

    Поделиться: