Новости

21.11.2007 02:00
Рубрика: Общество

ЛТП и т.п.

Вернется ли в Россию принудительное лечение от пьянства
Суд приговорил Майка Тайсона к 360 суткам общественных работ: на этот раз зловещего тяжеловеса-боксера наказали за употребление наркотиков. О пресловутых лечебно-трудовых профилакториях вспомнили и в России.

Ведь, по данным доктора медицинских наук, руководителя отделения судебно-психиатрических экспертиз при наркоманиях и алкоголизме Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Татьяны Клименко, каждое шестое преступление у нас совершается в состоянии опьянения.

Российская газета: Многие обвиняют в усилении пьянства россиян Горбачева с его "сухим" законом. Народ отоваривал талоны на водку: она присутствовала даже в тех домах, где до дефицита никогда не пили...

Татьяна Клименко: Не все так просто. На фоне "сухого" закона была тенденция к снижению употребления алкоголя. Мало того резко уменьшилось количество алкогольных психозов. Другое началось в постперестроечный период. Пить по сравнению с советскими временами стали больше. Количество алкоголя на душу населения у нас стабильно растет. Особенно за счет некачественных, дешевых, а в последнее время за счет низкоалкогольных напитков, особенно пива.

РГ: Поменялся ли социальный состав пьющих? В пьянство пришла интеллигенция?

Клименко: Дело в том, что наше социальное поведение, с одной стороны, формируется существующими запретами, а с другой - тем, к чему общество относится терпимо. Так вот употребление пива у нас негласно одобряется. Вспомните разговоры о том, а не переключить ли нам общество с крепких на слабые спиртные напитки. Еще лет двадцать назад было трудно представить себе субъекта, сосущего из банки пиво прямо в метро. Причем потребление растет среди всех слоев населения, ведь употребление алкоголя перестало быть признаком дурного тона и даже осуждаемого поведения. Ко мне приехал приятель, который десять лет прожил в Америке, он был поражен количеству молодых людей c бутылками пива в общественных местах.

РГ: Вам не кажется, что ЛТП - это нарушение прав человека?

Клименко: ЛТП были организованы в 1967 году. Так вот тогда уже были сформулированы очень строгие критерии помещения туда больного. Во всяком случае наличие алкоголизма или наркомании было недостаточно. Чтобы попасть на принудительное лечение, человек должен был совершить еще и административное правонарушение. К сожалению, в 1985 году на фоне алкогольной компании был принят закон, следуя которому в ЛТП мог попасть и тихий алкоголик-домушник. Это, с моей точки зрения, неправильно.

Однако хочу заметить, что принудительное лечение алкоголиков есть во многих странах. Вспомните Майка Тайсона, наследницу империи Хилтон лечили от пьянства. Эту профилактическую меру используют очень широко, в частности, в США. Там есть специальные наркосуды, которые не гнушаются своим правом отправить зависимый народ полечиться.

РГ: А как быть со свободой выбора, как с одним из основополагающих принципов демократии?

Клименко: Нет просто свободы. Есть свобода от чего-то или от кого-то. Еще древние говорили: "Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого". Кто думает о свободе и праве детей, жен и родителей алкоголика жить спокойно и безопасно? Между тем в состоянии алкогольного опьянения у нас совершается 72,2 процента убийств. Кстати, когда будете жалеть несчастного алкоголика, посмотрите Конституцию РФ ст. 17 ч. 3: "Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц". Или ст. 42: "Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду".

РГ: Если удастся пробить закон о принудительном лечении алкоголиков и наркоманов, как это будет воплощаться?

Клименко: Вопрос стоит не о том, чтобы возродить ЛТП, а о том, чтобы вернуть принудительное лечение в местах лишения свободы. Социальная опасность осужденных часто связана с тем, что они злоупотребляют алкоголем. Идея состоит в том, чтобы воспользоваться условиями изоляции и оказать на них мощное психотерапевтическое воздействие, чтобы, освободившись, эти люди не возвращались в пьяный угар. Такая служба была до 2003 года. Не только по политическим причинам, а скорее потому, что не очень хорошо функционировала, она была закрыта.

РГ: Есть ли какие-нибудь признаки, по которым человек, выпивающий с друзьями вечерком, сможет понять, что он болен?

Клименко: Беда в том, что алкоголь обладает массой хороших качеств: это и лекарство от простуды, и снотворное, и стимулятор, и коммуникативный допинг. Так вот у здоровых и больных алкоголизмом людей разная мотивация, чтобы выпить. Пока человек ставит на стол бутылку как дань традиции, ну принято у нас на Новый год распивать шампанское, - он здоров. А когда он употребляет водку как лекарство в случае любого недомогания - он на первой стадии зависимости.

особое мнение

Иван Дыховичный, режиссер:

Проблема пьянства существует. Но если мы движемся к демократической форме жизни, где уважается человеческая воля, где уважается человеческое достоинство, то насильственных мер к личности вводить нельзя. Безусловно, это огромная боль нашей страны, и она связана с большим количеством несчастных случаев, разбитых сердец и семей. Но бороться с ней такими методами, думаю, антигуманно. Не должна такая практика вернуться в нашу обыденность. Понимаете, логика предлагающей стороны такова: зачем нашим людям нужен выбор, мы сами его сделаем за них. Это вечная позиция начальствующего чиновника: черт возьми, народ у нас плоховат, надо с ним построже разобраться. Между тем человек, если он пьет, лишается работы, а это сегодня почти катастрофа, и быстро выходит из социума, - все это сильные рычаги воздействия. Поэтому я думаю, что сейчас пьют гораздо меньше, чем при советской власти. Сопротивление, насильственное воздействие разжигает: народ, я уверен, будет "закладывать" не меньше, если его под конвоем милиции будут отправлять в больницу. И потом, ведь вы это знаете, сможет вылечиться, только если он сам принял решение не пить. Ни в каком другом случае ничто его так поступить не заставит.

Досье "РГ"

Официально - серьезно пьют два с половиной миллиона человек. А обращаются к врачам по болезням, связанным с пьянством, пять миллионов. По данным специалистов, по тяжести последствий алкоголь занимает третье место после тяжелых наркотиков - героина и кокаина.

В России пьет одиннадцать с половиной тысяч детей.

161 ребенку 10-14 лет поставлен диагноз "алкоголизм", а средний возраст злоупотребляющих снизился за последние восемь лет с 14 до 11 лет. На учете в наркодиспансерах состоят около 580 тысяч российских подростков. За пять лет почти в два раза выросло количество пятнадцати-, семнадцатилетних алкоголиков. И в три раза - больных алкогольным психозом. За минувшие шесть лет в Центре социальной и судебной психиатрии имени Сербского прошли освидетельствование около тысячи несовершеннолетних преступников. Большинство из них - убийцы и насильники. 78,5 процента совершивших особенно тяжкие преступления были в состоянии опьянения.

Общество Соцсфера Проблема алкоголизма
Добавьте RG.RU 
в избранные источники