27.11.2007 04:40

    Обнаружено тело капитана затонувшего сухогруза "Камюст-1"

    Спасенные моряки девять суток боролись за выживание в открытом море

    В воскресенье в Каспии обнаружено тело капитана затонувшего судна "Камюст-1". Об этом сообщили вернувшиеся в Астрахань трое чудом выживших моряков.

    На четвертые сутки поиска, 20 ноября, со спасательного плота сняли трех человек. Второй помощник капитана Анатолий Бровкин, третий механик Сергей Кувшинов и электромеханик Олег Серов на маленьком плоту провели в открытом море девять суток.

    В Астрахань они вернулись ночью 23 ноября, а утром встретились с главой региона. Отвечая на вопрос Александра Жилкина о причинах гибели корабля, моряки сослались на неблагоприятные метеоусловия.

    - Приди известие вовремя, всех спасшихся людей нашли бы если не в тот же день, то на следующий. - заявил Жилкин. - А их, увы, стали разыскивать спустя неделю после крушения, когда судоходная компания наконец-­то признала исчезновение сухогруза. Хотя море прочесывали 10 судов, авиацию из-за низкой облачности поднять в небо сразу не могли, а 11 и 12 ноября погода этому не препятствовала.

    Так была ли в день кораблекрушения погода критической?

    - По данным Дагестанского Гидрометцентра, 11 ноября максимальная скорость ветра в Среднем Каспии была 17 метров в секунду. Шторм в тех краях наблюдался только 13-14 ноября, - сказал корреспонденту "РГ" директор Каспийского морского научного исследовательского центра Росгидромета Сергей Монахов. - С 10 по 14 ноября даже в открытой части моря до опасного явления, каковым для Среднего Каспия считается скорость ветра выше 30 метров в секунду и высота волны более четырех метров, ситуация явно не дотягивала. Значит, по всей видимости, экипаж списал на шторм чрезвычайную ситуацию на борту судна.

    В коротком разговоре с корреспондентом "РГ" моряки сказали:

    - Сейчас чувствуем себя нормально. Переохлаждения не было, есть только усталость. Поспать бы, конечно. В море боялись больше всего моря. Страшно было первые двое суток, потом привыкли. Надежды не теряли, - вот и все, что сказали ребята. На всякий из уточняющих вопросов о произошедшем: за сколько минут судно ушло под воду, кто занял второй плот, а кто остался на судне, моряки отвечать категорически отказывались. Они даже не назвали своего работодателя и судовладельца, сославшись на запрет раскрывать такую информацию. Кто их просил хранить молчание, они, разумеется, тоже не признались. Их молчаливая оборона, кстати, похоже на тактику их работодателя. Еще когда эти ребята находились в море, руководители судоходной компании "Парадайз", владелицы затонувшего судна, отказывались сотрудничать со спасателями. Об этом доложил депутатам Госдумы Астраханской области руководитель регионального управления МЧС Александр Жигин. По словам Жигина, в компании, в частности, не сообщали адреса пострадавших членов экипажа, поэтому оказать психологическую поддержку их семьям не представлялось возможным.

    Впрочем, не вся информация является секретом. Так, по данным Минтранса России, известно, что во время крушения судна "Камюст-1", со слов спасенных же, было сброшено три плота, на один переместились они втроем, на другой - еще четверо: капитан, старший механик, 2-й механик и боцман. В штурманской рубке оставалось пять человек: повар, два матроса, радист и старший штурман. Предполагается, что они не смогли покинуть тонущее судно. Напомним, что еще один плот с этого корабля спасатели ранее нашли пустым. 

    Накануне возвращения моряков из Махачкалы в Астрахань корреспондент "РГ" беседовала с родственниками спасенных. Они подтвердили, что рейс организовала именно компания "Парадайз". По словам родных, первым тревогу забил не кто иной, как судовладелец, о чем они, видно, узнали от побывавших у них дома представителей фирмы. Родственники заверили корреспондента, что претензий к судовладельцу не имеют.

    Зато их имеют друзья еще не найденных членов экипажа. В час встречи моряков с губернатором они собрались у входа в здание правительства области. Спасенные моряки не могут сказать всей правды о случившемся на судне, считают друзья тех, кому не повезло так, как этим троим.

    - Случилось то, что судно было старым, а руководство компании безответственным. Весь наш транспортный флот старый, и никто не хочет тратить деньги на его обновление. Хозяева идут на всяческие уловки, платят контролирующим организациям, чтобы этот металлолом выходил в море, - говорили журналистам ребята. - У нас произошло то же, что в Керченском проливе, где утонули те, кто должен был утонуть - древнейшие пароходы, которым можно работать максимум в озерах и водохранилищах.

    Сухогруз "Камюст-1" построен в 1968 году, когда в судостроении не было современных методов тестирования сварочных работ. Сегодня сварные швы проверяют ультразвуком на предмет микротрещин, а особо ответственные швы перепроверяют рентгеном. Кроме того, как объяснил корреспонденту "РГ" специалист одной из ведущих астраханских верфей Герман Живулин, металл имеет свойство уставать, и тем больше, чем старше судно. А в каком месте он устал больше всего, ни один инспектор морского регистра наверняка не определит просто потому, что невозможно все судно просветить ультразвуком.

    - Таких старых судов, как "Камюст-1" в Каспии много. В том­то и вся беда, - говорит Живулин. - Судя по тому, что за последние несколько лет ни одного нового корабля гражданского назначения для России построено не было, суда, которым по 30-40 лет, на порезку отправят не скоро. Они, наверное, так и будут ходить, пока не утонут.