Новости

06.12.2007 01:47
Рубрика: Культура

Надежды камерный оркестрик

В Тюмени мечтают о собственных симфонических музыкантах

Сегодня Тюменская филармония, которая в будущем году отметит 50-летний юбилей, - одна из самых успешных концертных организаций в России. В Сибирь не стесняются приезжать на гастроли звезды мирового ранга.

О том, как учреждению культуры в городе с полумиллионным населением удалось избавиться от "комплекса провинциальности", читателям "Российской газеты" рассказывает заслуженный артист России, генеральный директор АНО "Тюменская филармония", председатель совета Союза концертных организаций России Михаил Бирман.

Российская газета: В должности генерального директора вы уже одиннадцать лет. Все ли из задуманного удалось осуществить?

Михаил Бирман: Я стал директором Тюменской филармонии в 1996 году. В стране  были расформированы все организации,  занимавшиеся планированием концертной жизни (Росконцерт, Союзконцерт, Москонцерт),  практически отсутствовала гастрольная жизнь, наступил коллапс.  В штате филармонии числилось всего три творческих специальности. Старое здание пришло в аварийное состояние. Организация каждого концерта начиналась со скандала с пожарными, которые запрещали проводить какие-либо мероприятия в таком ветхом помещении.

За эти годы нам удалось воспитать в Тюмени среду, восприимчивую к музыкальной культуре. Мы отремонтировали здание и получили один из лучших концертных комплексов в России. Кроме того, появились профессиональные творческие коллективы. В частности, камерный оркестр Антона Шароева "Камерата Сибири".

К сожалению, пока нереализованной мечтой остается симфонический оркестр. Без него дальнейшее развитие филармонии невозможно. Тюмень давно созрела для появления подобного коллектива. Он необходим нам, чтобы осознать свое место на музыкальной карте России.

РГ: У Тюмени нет своего театра оперы и балета. Зритель ждет, что этот пробел в какой-то степени компенсирует филармония. Готовы ли вы к такой роли?

Бирман: По крайней мере мы стараемся занять эту свободную нишу, приглашая сюда на гастроли какие-нибудь театры. Два года назад к нам приезжала Новая опера из Москвы, в прошлом году - Пермский театр оперы и балета. На традиционном фестивале "Алябьевская осень" ежегодно бывает камерная опера Бориса Покровского. По мере возможности мы стараемся утолить оперный "голод" тюменцев.

К сожалению, нельзя сказать, что этот жанр сильно востребован у местной публики. Даже на спектакли, относящиеся к категории "оперных шлягеров", билеты порой не раскупаются.

РГ: Для вас заполнение зала очень важно, вы сейчас полностью самоокупаемы?

Бирман: Неправильно утверждать, будто мы полностью самоокупаемы. Мы получаем деньги из областного бюджета в рамках госзаказа. Его смысл в том, что субъект Федерации сейчас финансирует не филармонию, а дает дотацию на каждого слушателя, который к нам приходит. Деньги это не великие, всего около четверти от нашего бюджета. Нет ни одной филармонии в России с таким соотношением бюджетного финансирования и средств, зарабатываемых собственными силами.

РГ: Кстати, о деньгах. Студентка Ирина Ковалева интересуется, почему к нам очень редко приезжают рок-звезды, а певцы "шансона" гостят почти каждый месяц?

Бирман: Шоу-бизнес вообще не является главной задачей филармонии. Мы занимаемся некоторыми шоу-проектами, но только потому, что нам необходимо получать какие-то доходы. Наша основная миссия - это академическая музыка. На девяти из десяти концертов у нас звучит классика. На поприще молодежной субкультуры успешно кормятся всевозможные коммерческие агентства. Ради Бога, пускай они занимаются этим, но проводят такие концерты не у нас, а, допустим, в цирке. Кстати, "шансон" мы тоже не приглашаем. Чаще всего подобные концерты организуют тоже концертные агентства, которые у нас просто арендуют зал.

РГ: Филармония и драмтеатр - для Тюмени это два очага, формирующих культурные вкусы местных жителей. Горожанин Иван Ефимов спрашивает, чем вы руководствуетесь, составляя репертуар: желанием воспитать или развлечь?

Бирман: Я считаю, что филармония существует не для развлечения, мы воспитываем своего зрителя, прививаем ему вкус к академической музыке. Нашими абонементами на классику охвачены практически все возрастные группы, а в детских концертах, безусловно, есть элемент развлечения. Принцип "развлекая, поучать" для детей очень хорош. Что касается взрослого зрителя, то тут мы руководствуемся другим крылатым выражением - "душа обязана трудиться".

РГ: В Ханты-Мансийске недавно силами местных коллективов, но с приглашением "заезжего" режиссера поставили очень симпатичный спектакль "Снегурочка". Ольга Семенова интересуется: приемлем ли подобный опыт для Тюмени?

Бирман: Мы можем создать антрепризный вариант оперного спектакля, пригласить актеров и режиссера, но это стоит очень дорого, а прокатные возможности совсем небольшие. Буквально один-два спектакля, и зритель теряет интерес. Мы поняли, что большие проекты на местной сцене очень трудно организовать, поэтому Антон Шароев сконцентрировался на камерных спектаклях. Он уже поставил две камерные оперы "Человеческий голос" Пуленка и "Служанка-госпожа" Перголези, вынашивает большие планы на будущий год.

РГ: Студент академии культуры и искусств Антон Ивлев задает такой вопрос: вы мечтаете о создании симфонического оркестра, а где собираетесь искать для него музыкантов?

Бирман: Это больной вопрос. Достойной музыкальной школы в Тюмени нет. Мы постоянно ощущаем кадровый голод, нет оркестровых музыкантов. Даже для камерного оркестра с трудом их нашли. Причем, это не специфическая тюменская проблема. Она существует по всей стране. Россия за годы экономического кризиса укомплектовала музыкантами все ведущие оркестры мира. Маленькие зарплаты в периферийных оркестрах напрочь убивают престиж профессии. Молодежь сегодня неохотно идет в музыкальные учебные заведения, следовательно, замедляется и подготовка новых кадров.

РГ: Практически всю жизнь вы работаете в Тюмени. Что, на ваш взгляд, отличает местного зрителя?

Бирман: Я вообще-то считаю, что люди везде одинаковы, особенно, когда речь идет о слушателях классики. Академическая музыка - это интернациональный язык, апеллирующий к чувствам. Иное дело, что у нас очень важна систематическая работа со зрителями. Мы ориентируемся на слушателя с любым достатком, цена билетов в кассе стартует от ста рублей.

Уже несколько лет мы формируем союз друзей филармонии под девизом "Меломаны Тюмени, объединяйтесь!". На сегодняшний день в него вошли пять тысяч человек. Причем, это не какая-то "серая масса", а активная  организация с четкой структурой и своим планом работы. Для них ежегодно придумываем что-нибудь новенькое. Сейчас, например, действует "личный филармонический абонемент", который формирует сам слушатель. Приобретая такой абонемент, человек определяет, какие концерты хочет посетить в течение сезона.

Нас радует то, что с каждым годом число наших друзей растет. Мы сумели сделать музыку востребованной. Фактически, каждый зритель, приходя в филармонию, своим рублем голосует за существование академической музыки. Это очень важно, поскольку никто, кроме слушателей, по-настоящему не станет поддерживать классику.

РГ: Раскройте, пожалуйста, закулисье филармонической жизни. Параллельно с вами действуют еще какие-то концертные агентства. Кто они для вас - конкуренты?

Бирман: Местные агентства в основном занимаются прокатом эстрады. Никого не привлекает "тяжелый хлеб" академических концертов. Этим кроме нас никто в Тюмени не занимается, поэтому на ниве классики у филармонии, по сути дела, нет конкурентов. Мир классической музыки очень инертен, он зависит от того, есть в каком-либо городе восприимчивая среда или нет. К сожалению, в России очень медленно развивается рынок классических концертов. Количество филармоний, готовых работать по европейским стандартам, можно пересчитать по пальцам.

РГ: Какие вопросы обсуждаются на заседаниях Союза концертных организаций России?

Бирман: Прежде всего о формировании на цивилизованных условиях единого концертного пространства. Для нас важно ускорить развитие рынка в сфере классической музыки. Кроме того, мы помогаем нашим коллегам в разных регионах разбираться с существующими проблемами. Сейчас они нуждаются в особой поддержке, поскольку в ближайшее время начнется перевод всех бюджетных организаций в автономные учреждения. Мы в Тюмени уже прошли через это, и, должен сказать, АНО дает максимум экономической свободы, а значит, позволяет интенсивно развиваться.

РГ: На ваш взгляд, какова идеальная модель российской филармонии?

Бирман: Я думаю, в будущем мы придем к европейской схеме: концертный зал, симфонический оркестр и хоровая капелла. У нас уже есть предпосылки к этому. Зал после реконструкции полностью соответствует мировым стандартам. У нас есть оркестр "Камерата Сибири" Антона Шароева и хор "Ренессанс". После создания симфонического оркестра и преобразования хора  в капеллу мы сможем выстроить весь план загрузки зала.

РГ: Тюменский зритель заметно избалован. Он слышал уже и Монтсеррат Кабалье, и Дмитрия Хворостовского, и Паату Бурчуладзе. В связи с этим, Андрей Нель спрашивает: кого еще из звезд мировой величины вы хотели бы сюда пригласить?

Бирман: Со многими звездами у меня лично сложились хорошие, дружеские отношения. Например, с Владимиром Спиваковым. Он всегда охотно приезжает в Тюмень. Концерты мы планируем на годы вперед. Могу раскрыть секрет. В 2008 году надеемся услышать здесь Большой симфонический оркестр Владимира Федосеева. 23 июня, на закрытии этого сезона, у нас будет петь первый тенор мира Хосе Каррерас. На 2009 год ведем переговоры о приезде оркестра Юрия Темирканова и Национального оркестра Франции. Я очень хочу, чтобы когда-нибудь в Тюмень приехал итальянский театр Арена ди Верона.

Культура Музыка Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Тюменская область Тюмень Деловой завтрак