Новости

07.12.2007 07:20
Рубрика: Общество

Парадокс понтов

Почему общество перенимает подростковый стереотип поведения
Среди лауреатов премии "Большая книга" этого года по результатам интернет-голосования оказался культовый пост-модернист Виктор Пелевин. В своем новом романе "Ампир V" писатель достаточно жестко высказался о духовном состоянии современного общества, описав его как "производство и потребление понтов". Почему взрослые люди все чаще используют подростковую стилистику поведения?

Понт бессмысленный

Если внимательно приглядеться и прислушаться, то можно уловить, как вокруг идет, говоря по-пелевински, "кидание понтов, бессмысленных и беспощадных". Общество разделилось на две не имеющих четких границ группы: тех, кто доказывают окружающим, что не хуже остальных, и тех, кто гнобит "понтящихся", тем самым приобщаясь к презираемому сообществу. Показная утонченность ничуть не лучше стиля "пальцы веером".

- Язык очень чуток к тому, что происходит в жизни, - объясняет этот социальный феномен сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. - "Понты" стилистически не прижились бы, будь они просто наносной модой. Это очень старая риторическая формула в поведении. Из уголовной субкультуры она пришла в субкультуру подростков, а оттуда - прежде всего в бизнес. Представьте ситуацию, когда на переговорах люди пытаются произвести впечатление более сильного партнера, чем есть на самом деле.

Это один из иструментов психологического давления. Своеобразное психологическое оружие. Если человек не обладает достаточной информацией, его можно убедить, пустить пыль в глаза, надавить на мозги, "наехать". К сожалению, заключает психолог, кидать понты - это даже не мода, а устоявшийся стереотип поведения, который за последние 15 лет стал в России обычным.

- "Понты" - механизм доминирования, - считает писатель Дмитрий Быков. - На данный момент у нас нет культурной среды, которая бы связывала и интересовала все общество. Поэтому любимое занятие населения - демонстрация тех или иных своих преимуществ. "Понты" и являются главным товаром, потому что это то, что преимущества обеспечивает.

На вопрос, замечал ли за собой позыв "попонтоваться", прошлогодний лауреат "Большой книги" ответил положительно, но тут же уточнил:

- Немедленно его давил: ведь доминирование, которое ты осознаешь и культивируешь, тут же обесценивается, доминировать надо незаметно. За счет своих истинных способностей. В последнее время я к доминированию не особо стремлюсь, потому что, мне кажется, в России важнее уметь не доминировать, а "подставляться". Доминировать все умеют, а уступать никто. Надо расширять границы общественной терпимости.

Почему "понты" так прижились в России?

На этот вопрос с разной степенью успешности пытались ответить многие, в том числе и нобелевский лауреат, физиолог Иван Павлов. Выступая перед студентами одного из западных университетов, он пришел к выводу, что российский человек обладает очень "слабой условно-рефлекторной активностью".

- А это значит, - объясняет Маховская, - что у россиянина условные рефлексы образуются не на поступки, а только на слова: что скажут, в то и верим. С точки зрения цивилизованного человека, это безусловный расизм. Но тем не менее есть и другие исследования, которые показывают, что у нас обмануть собеседника, обвести вокруг пальца очень легко. Более того, мы реагируем больше даже не на слова, а на какие-то признаки статуса. Например, малиновый пиджак, золотая оправа очков, определенная марка авто, телефона или компьютера. Именно ими и "понтуют". К примеру, офисный клерк покупает в кредит машину, более дорогую, нежели ту, которую он реально может себе позволить.

Понт семейный

Внешняя сторона дела гораздо весомей, чем суть. Это признак инфантильного сознания.

- Инфантильность наша, - продолжает разговор Дмитрий Быков, - состоит в том, что мы, как подростки, думаем, что можно кого-то впечатлить. А взрослый человек понимает: жизнь гораздо трагичней.

Беда в том, что для подростка - это естественно: у него реально ничего нет за душой - еще не успел заработать, приобрести, выстрадать, дойти... Поэтому он и "понтуется", рассказывая о себе и своих знакомствах Бог знает что. Пускает флер о связях с миром крутых авторитетов.

Сложнее со взрослыми. Определить, кто перед тобой, серьезный человек или современный Хлестаков, не возможно очень долго. Нужно провести целое расследование, посмотреть, через какие сделки прошел человек, чтобы решить, иметь ли дело с бизнесменом.

Для психологов не секрет, что молодежная культура перекочевала во взрослую жизнь. Как подростки ведут себя 40-50-летние мальчики и девочки, которые не хотят брать на себя ответственность ни в семейной жизни, ни в бизнесе. У взрослых другая модель поведения: учитывать риски, а если ошиблись, вместе спасать ситуацию. Тот же, кто инфантильно "понтуется", готов поучаствовать в каких-то "симпатишных" мероприятиях, но как только начинаются проблемы, придумывает пути отхода. Типичный пример: любовные истории с последующим рождением ребенка.

- Посмотрите, какая беда у нас с алиментами, - продолжает Маховская. - Большинство мужчин, бросив семью, не платят своим детям. Между тем сначала все идет "по-взрослому": серьезные заявки на серьезные отношения, после которых рождаются дети. И общество никак не может их убедить в том, что они плохо себя ведут. Куча судей и судебных исполнителей голову сломали, думая над тем, как их заставить помогать женщинам материально.

Нежная пора пубертата сопровождается массой комплексов. Все, кто не научился отделять зерна от плевел, загоняют себя в ловушку нарцисcизма. Именно в него перерастает навязчивое "понтовство".

Массовая культура взращивает нарциссов. Самолюбование стало культом. Даже глядя в глаза другому человеку, "заболевший" этой красивой болезнью, кроме себя, никого не видит: ведь в общении ему важно только понять, какое он производит впечатление. Такие люди подсаживаются на допинг восторгов: они их везде ищут, но восхищения всегда мало. Самые же "тяжелые" нарциссы облюбовали телевидение: это гламурные мальчики и девочки, которые сидят "на игле" огромных аудиторий. Их судьбы часто трагичны: им не дано создавать устойчивые семейные пар.

Понт гламурный

Одна из самых уютных для "понтов" сфер - это гламур. Искусство потребления, любимые бренды, стилистические решения - вся очень быстроразвивающийся гламурная индустрия - это и есть индустрия "понтов". Так, как в России, женские журналы не процветают нигде. Пустая этикетка, гламурные стандарты очень привлекательны, а тем и опасны, потому что претендуют на эстетику и путаются с красотой:

- Проблема в том, что "люрекс" на кофточке, - говорит Ольга Маховская, - может носить и девочка с прекрасными мозгами, и совершенная дурочка. - Вот и разберись в этом, когда на индустрию гламура тратятся огромные деньги. Но броско и модно - не значит красиво. Не надо путать это с высокой эстетикой, которая навсегда. Между тем, с точки зрения какого-нибудь француза, приехавшего к нам по делам, женщины и девушки в России одеты как елки: Новый год круглый год. Мы как будто все время в состоянии карнавала: яркая помада, побрякушки. Это простительно для подростка, который пробует жизнь. Предполагается, что человек еще выкристаллизует свой стиль.

Может быть, безудержная тяга к гламуру - временный период после советской аскезы. Плохо, что слишком большой процент бюджета молодых людей уходит на эту "понтовую" жизнь. Практически они становятся ее рабами и заложниками. Ведь взятый в юности неверный ориентир - путь в фатальное одиночество. Гламур учит: люби себя и уважай. У нас действительно когда-то была проблема с самоуважением, но сейчас мы шарахнулись в другую сторону.

Понт интеллектуальный

Кумир молодых Виктор Пелевин в своем последнем романе "Ампир V" упомянул и интеллектуальные "понты". Здесь он был беспощаден: "Духовность" русской жизни означает, что главным производимым и потребляемым продуктом в России являются не материальные блага, а понты. "Бездуховность" - это неумение кидать их надлежащим образом. Умение приходит с опытом и деньгами..."

У Дмитрия Быкова на этот счет менее суровое мнение:

- "Понты" в интеллектуальной среде? - сомневается он в актуальности вопроса. - Среди писателей, с которыми я лично общаюсь, этого очень мало: мы делаем одно дело, да к тому же все почти маргиналы (любой более или менее стоящий писатель - маргинал). Какие же тут "понты"? Они актуальны для Оксаны Робски. Но она - другой писатель, из другой среды. А среди обычных писателей, попроще, победней, чем можно друг перед другом хвалиться? Всех примерно одинаково переводят, примерно одинаково им платят. Разве что у кого-то ребенок родился. Но это не "понты", а предмет гордости!

Впрочем, "простой" писатель Быков считает, что даже было бы хорошо, если бы в обществе вновь стало модно "понтоваться" прочитанным или увиденным:

- К сожалению, я давно не замечал ничего подобного в литературной среде. Да, было когда-то модно цитировать тех или иных французских авторов, ссылаться на индийскую философию или на Хайдегера. Эти интеллектуальные моды схлынули, как всегда сменившись чем-то худшим. Если есть интеллектуальные "понты", значит, есть и интеллектуальная среда. И это хорошо. Сейчас же такая общая интеллектуальная деградация... Плохо, когда цитируют Дарида, но когда не цитируют никого - еще хуже. Сейчас никакой философ не моден в российской интеллектуальной среде. Это значит, что нет интеллектуальной моды.

Общество Соцсфера Социология