Новости

14.12.2007 02:00
Рубрика: Общество

Полуночное безумие

На киноэкранах и видео уже разрезвились Деды Клаусы
Страна завороженно движется к безумию, которое на пороге каждого года охватывает мир. Наша страна - особенно: она умудряется праздновать Рождество и католическое, и православное, и новый, и старый Новый год, и еще, возможно, китайский Новый год.

В кинотеатрах и на видеодисках вовсю крутятся фильмы с Дедами Морозами и Санта-Клаусами. Миссия Дедов Клаусов - создать нам настроение. Каждый серьезный артист должен однажды сыграть Санту. Теперь выпала очередь Дастина Хоффмана. Его Санту зовут мистером Магориумом, ему 243 года и он владеет игрушечным магазином в фильме, который в России вышел под названием "Лавка чудес". Великого Хоффмана снабдили прической безумного конструктора из картины "Назад в будущее" и ему достаточно просто присутствовать на экране, чтобы освятить своим именем все несообразности сценария, - что он и делает с присущим ему обаянием. Его партнеры - коротко стриженная Натали Портман в роли неудавшейся пианистки Молли, торгующей лавочными чудесами, Джейсон Бэйтман, всем своим видом отрицающий любое чудо, и 12-летний Зак Миллс в роли коллекционера шляп пытливого Эрика. Тема фильма: возможность чуда заложена только в нас, и нигде больше. Что святая правда.

Вопреки утвердившемуся в России мнению, будто рассадником насилия и жестокости являются не русские сериалы, а именно американское кино, Голливуд больше склонен к светлой сентиментальности и душеспасительным притчам. И хоть лира не всегда ему послушна, он весьма любит чувства добрые пробуждать. "Лавка чудес" - наглядный пример.

По антуражу картина напоминает шоколадную фабрику Вилли Вонки. Игрушки, которыми торгует универсальный маг Магориум, не поражают воображение, зато умеют летать, прыгать и ласкаться. Как станет ясно, весь этот сказочный мир одухотворяет и приводит в движение волшебная энергетика, которой обладает смешной Магориум, вечно путающий выходной пиджак с пижамой.

Но вот, вопреки сказочной логике, этот Санта собрался покинуть сей мир. Даже назначил срок и спешит передать свое волшебное дело комплексующей Молли. Его умоляют остаться, но срок пришел, и с точностью океанского лайнера Магориум отчалит в вечность. Понятно, что без него все сникнет, погаснет, и сказочный мир пойдет на торги, пока Молли не найдет в себе сил подхватить завещанную ей энергию. Здесь, по идее, в зале и должен случиться катарсис.

Я думаю, для искусства это гуманная, хоть и весьма скорбная идея: вот так исподволь приучать маленьких зрителей к неизбежным расставаниям с дорогими им игрушками и с людьми, имеющими свойство умирать. Уход мистера Магориума обставлен как ритуал торжественный, печальный и светлый, а тема вечно продолжающейся жизни, где все хорошее зависит только от нас, к финалу залечит душевные раны и зарядит публику христианским оптимизмом.

А что до нехватки мастерства, фантазии и чувства юмора у режиссера Зака Хелма, то спишем эти мелочи на издержки дебюта, которые снисходительный предрождественский зритель легко простит.

Сложнее обстоят дела с рождественской феерией Джона Уайтселла, вышедшей у нас на DVD под сложносочиненным титулом "Добро пожаловать, или Соседям вход воспрещен". Напрягшихся успокою: это не американцы слизали название с комедии Элема Климова, а наши прокатчики. В оригинале картина называется Deck the Halls - приблизительно "Раскрась дачку". Там хозяин дачки - коротышка Дэнни Де Вито - решил усыпать ее всеми лампочками, какие нашел в супермаркете, - чтобы дачку было видно из космоса. Яростная иллюминация взбесила соседа (Мэтью Бродерик), и между ними началась смешная война - с верблюжьими плевками, коротким замыканием и сорвавшейся с цепи птицей-тройкой. Много нелепых и потому не смешных приколов наподобие обряженного в женское белье шерифа, хотя есть и лихая гонка на санях, запряженных фальшивыми оленями. Главный просчет этого категорически не получившегося фильма: в нарушение всех законов доброго рождественского зрелища нас хотят умилить проделками двух великовозрастных балбесов с куриными мозгами, которые ненавидят друг друга и делают друг другу пакости, - зрелище не из приятных. Напоминает надувную игрушку, когда она испускает дух. Наверное, все остроумное в кино уже придумано, и остается либо повторять зады, либо довольствоваться таким новейшим скудоумием.

Теперь утешимся: в основу вышедшего на экраны музыкального фильма "Через Вселенную" наконец-то положено нечто настоящее - мелодии "Битлз". Его мировая премьера прошла в октябре на Римском кинофестивале, где он снискал смешанные отзывы - от скепсиса критиков до восторгов "битломанов". Картину сделала Джули Тэймор, поставившая на Бродвее мюзикл "Король Лев", а в кино - визуально изысканные "Фриду" и "Титуса". Теперь она вдохновилась опытом Бэза Лурмана в мюзикле "Мулен Руж": сделала фильм-попурри из 33 нетленных тем ливерпульской четверки, любовно реанимированных современными актерами-певцами, но с использованием аутентичных инструментов и электронного оборудования еще не знакомых с "цифрой" 60-х годов. Музыкальные номера объединяет любовная история, протекающая на фоне мятежных 60-х с их антивоенными протестами. По сюжету, ливерпулец Джуд (Джим Старджесс) путешествует по Штатам в поисках отца, которого не знает, влюбляется в сестру своего нового знакомца Макса - Люси (Эван Рэйчел Вуд), и все трое участвуют в шумных молодежных акциях, прокламируя любовь вместо войны. Потом к компании присоединятся девушка, изображающая королеву блюза Дженис Джоплин, парень, который хочет быть вторым Джимми Хендриксом, и лесбиянка Пруденс с горячего Востока. Все эти события перемежаются музыкальными номерами, где герои исполняют очередной битловский хит.

Сюжетная линия примитивна и пунктирна, зато есть несомненное пиршество для глаз: чувственная пластика актеров, изобретательно придуманные костюмы, роскошные подводные съемки, анимация рисованная и кукольная, текучие компьютерные орнаменты - Басби Беркли нового века. Впрочем, в копилку современных спецэффектов новая лента не добавит ничего - по технологиям все банально. Не двинулся вперед и жанр мюзикла - перед нами скорее музыкальный клип, только разбухший до безразмерного кинополотна.

Рождался фильм в муках. На студийном превью - пробном показе - публика стала шикать, и продюсеры стали спасать положение, резать картину по своему усмотрению. Джули Тэймор не сдалась, и на экраны все-таки вышла ее версия длиной в два с четвертью часа. Жаль, что она не позволила сократить хотя бы 20-30 минут - было бы вполне терпимое зрелище.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ