Новости

20.12.2007 02:00
Рубрика: Культура

Слишком тонкая "Ирония..."

От создателей "Дозоров"

"Иронию судьбы, или С легким паром" Эльдара Рязанова в предновогодние дни показывали 37 раз. Вообще же на телеэкране - 56 раз. Все фразы из этого фильма зрители давно знают наизусть, в том числе и финальную фразу мамы Жени Лукашина: "Поживем - увидим".

 И вот мы пожили и увидели....

Фильм "Ирония судьбы. Продолжение" выйдет в прокат 21 декабря. Перед этим, 20 декабря, его продемонстрируют в клубе "Эльдар" специально для Эльдара Рязанова и его гостей. Два года фильм не будет показан по телевидению. Ожидается, что прокатные сборы превзойдут все рекорды. К тому же - впервые в прокатной политике картина появится в кинотеатрах не с начала нового года, а с конца декабря. Если этот пиар-ход себя оправдает, его будут использовать и впредь.

 Что есть в новом фильме? И баня, и самолет, и сосед пассажир в исполнении Эльдара Рязанов, и Москва, и Петербург, и знакомый до боли адрес: третья улица Строителей...

Что отличает его, предстоит узнать, посмотрев. Хотя о многом нам уже рассказали в промоликах Первого канала. Надя ушла от Жени. У нее родилась дочка, у него - сын. И они встретятся в той же квартире, но спустя 30 лет....

песня года

"У любви не бывает прошедшего времени"

…Лицо Жени Лукашина в иллюминаторе набирающего высоту самолета, Ипполит, целующий руку Наде Шевелевой в салоне такси, вагоны "Красной стрелы", Алла Пугачева и Кристина Орбакайте, исполняющие дуэтом лиричную песню о любви, и над всем этим - снег, снег, снег... И в конце на экране появляется надпись: "У любви не бывает прошедшего времени". 

Эти сменяющие друг друга кадры из нового ролика Константина Эрнста - впервые за последние пятнадцать лет гендиректор Первого канала, по его собственному выражению, "тряхнул стариной" и снял клип. На песню "Опять метель" - главную музыкальную тему из продолжения легендарного фильма "Ирония судьбы, или С легким паром", сделанного недавно Первым каналом. Видео в качестве сюрприза было продемонстрировано журналистам самим автором в телецентре "Останкино" после окончания пресс-конференции, прошедшей по совсем другому, не "киношному" поводу.

Автор музыки - Константин Меладзе, текст - Джахан Поллыевой. Фактическая премьера композиции состоялась на финальном концерте "Фабрики звезд", где Алла Пугачева и Кристина Орбакайте исполнили ее дуэтом. Это первая совместная работа матери и дочери, не считая записей, сделанных, когда Кристина была еще девочкой, в частности, песни "Понимаешь, все еще будет" (слова Вероники Тушновой).

Джахан Поллыева давно увлекается творчеством, и у нее даже есть записанный диск романсов. Свой исполнительский талант она раскрыла на съемках новогоднего выпуска передачи "Две звезды", где вместе с Александром Буйновым спела кавер на хит Адриано Челентано "Зачем?", русский перевод которой выполнила сама.

"Опять метель"

Музыка - Константин Меладзе
Слова - Джахан Поллыева

За тобой, не закрывая дверь,
Я уже живу который год.
И с тех пор отсчет моих нечаянных потерь
Остановленный кого-то ждет.

Опять метель,
И мается былое в темноте...
Опять метель...
Две вечности сошлись в один короткий день...

Ты меня, не ведая, прости.
На пороге долго не томись.
Ведь теперь у нашей повторившейся любви
Станет сроком давности вся жизнь.

Опять метель,
И мается былое в темноте...
Опять метель...
Две вечности сошлись в один короткий день...

Справка "РГ":

Режиссер: Тимур Бекмамбетов

Сценарий: Алексей Слаповский при участии Константина Эрнста, Анатолия Максимова, Тимура Бекмамбетова.

В ролях: Сергей Безруков, Елизавета Боярская, Константин Хабенский, Андрей Мягков, Юрий Яковлев, Барбара Брыльска, Валентина Талызина, Александр Ширвиндт, Александр Белявский, Вилле Хаапасало, Евгения Добровольская, Михаил Ефремов, Виктор Вержбицкий, Константин Мурзенко, Роман Мадянов, Анна Семенович и др.

Оператор: Сергей Трофимов

Композиторы: Юрий Потеенко, Микаэл Таривердиев

Продюсеры: Анатолий Максимов, Константин Эрнст, Тимур Бекмамбетов

Прокат: 20 Век Фокс СНГ

Цитаты:

"Гораздо более важный вопрос: изменились ли эти горожане внутренне?

…Ну что же, они - люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца…"

(Воланд. Из романа М. Булгакова "Мастер и Маргарита")

"Главный вопрос: изменились ли люди? Ответ: люди не изменились. Изменилась среда, экономика. Я как бывший биолог могу много чего рассказать про эволюцию. В такие короткие промежутки времени люди не меняются…"

(Константин Эрнст. На пресс-конференции по поводу выхода фильма "Ирония судьбы. Продолжение")

Время - самый дорогой спецэффект

Тимур Бекмамбетов,
режиссер 

Российская газета: Чем была привлекательна и опасна идея снимать продолжение?

Тимур Бекмамбетов: Рязановская "Ирония" - это икона. И когда ты к ней прикасаешься, то должен четко отдавать себе отчет в том, зачем это делаешь и стоит ли это делать. Мы долго решали между собой, как собираемся претворять свои идеи в жизнь и какое у нас отношение к иконе. Проект существовал в наших головах давно, мы его только обсуждали года четыре и постоянно откладывали, так как не знали, как это все нужно сделать. Но в конечном итоге решились.

РГ: Насколько вы ожидаете, что фильм будут сравнивать со старым и насколько бы вы этого хотели?

Бекмамбетов: Мы уверены, что избежать сравнений будет немыслимо, и хотим, и ждем их. Наш фильм - разговор с тем первым фильмом и продолжение той первой истории, о чем свидетельствует множество разных деталей: сама атмосфера той же самой квартиры, дети главных героев... Те тридцать лет, которые пролегли между первым фильмом и вторым - это не просто данность, из которой мы исходим, а часть нашей истории. Это самый дорогой спецэффект, который у нас есть, - тридцать лет, прошедших между первым и вторым фильмами. 

РГ: Когда вы смотрели фильм, больше переживали за Лукашина или за Ипполита?

Бекмамбетов: Как когда. Раньше я переживал больше за Лукашина, а в последние годы вдруг стал за Ипполита переживать. Ипполит стал в моих глазах гораздо более актуальным героем. И он должен быть симпатичнее сегодняшнему зрителю. 

РГ: В первой "Иронии…" все было завязано на однотипном жилье, одинаковых домах, время поменялось. А люди меняются?

Бекмамбетов: Слабо. В этом все и дело. Я вдруг поймал себя на мысли, что снимаю все то же кино. Наша "Ирония…" на глубинном уровне ничем не отличается от рязановской. Люди остались прежними. Ираклий наш, как когда-то Ипполит, олицетворяет собой тип мужчины, за которым любая женщина почувствует себя "как за каменной стеной". А Лукашины - это современные Иванушки-дурачки, с которыми очень рискованно связываться, от которых не знаешь чего ждать, но с которыми всегда интересно.

РГ: Как выбирали актеров?

Бекмамбетов: Представителей старшего поколения уговаривали как могли. Честно говоря, это огромный подвиг - то, что они сделали. Я им всем страшно благодарен за то, что они согласились рискнуть и сыграть у нас. Прежде всего Рязанову. Он ведь фактически поставил свою подпись под нашей картиной и снялся в такой же роли, как и в своем фильме, - в роли самого себя в самолете. И поэтому у нас в финальных титрах благодарность: "Эльдару Рязанову посвящается".

С молодыми все сложилось сразу. Костю Хабенского я знаю очень хорошо. С Сережей Безруковым давно хотел поработать. И, когда я только задумался об образе Ираклия, я сразу же подумал про него, потому что Ираклий - хозяин этого мира, а Сережа очень на него похож. При этом он такой же романтический, как Яковлев. А вот по поводу Лизы Боярской была большая дискуссия. Но когда я увидел материал из ее совместного фильма с Хабенским об адмирале Колчаке, увидел ее фотографии - я все для себя решил. Знаете, почему Рязанов в свое время искал заграничную девушку? Потому что это была девушка - мечта для советского человека. Свободная, независимая и одинокая. И обязательно должна жить за границей, потому что в России таких не было. А сейчас они есть, и я понял, что Лиза может быть именно такой. Она - олицетворение идеала современной русской девушки. Может быть, излишне холодна или излишне прямодушна для старшего поколения, но для молодых - то что надо. Лиза - именно та женщина, которая сегодня может выбирать между Костей и Ираклием, между современными Лукашиным и Ипполитом. 

РГ: На чьей стороне должны быть симпатии зрительниц в новом фильме?

Бекмамбетов: Вы знаете, после первого фильма, как ни странно, симпатии на стороне Яковлева были огромны. Это, по-моему, небольшой слой населения однозначно выбрал Мягкова, а огромное количество людей считало, что героиня Барбары странно поступила. Мы столкнулись с этим, когда стали изучать статистику первого фильма, мы столкнулись с тем, что оба актера являются героями, и их любили, и еще неизвестно, кого больше. Вот и в нашем фильме герои абсолютно равносильны. Безруков энергичнее, самостоятельнее своего оппонента, он сильный, решительный, прямой и без комплексов. А Хабенский - интеллигентская мечущаяся душа. 

РГ: То есть женщины будут выбирать опять?

Бекмамбетов: Да. И выбор будет нелегким. 

Информация предоставлена кинокомпанией "Фильм о фильме" 

Алексей Слаповский,
писатель, автор сценария

Российская газета: Что нам предстоит увидеть в новом художественном фильме "Ирония судьбы. Продолжение"?

Алексей Слаповский: Я освобожден от участия в пиар-акциях, изредка я говорю в общих чертах, что кино будет веселое и доброе. Мы ни в коем случае не покушаемся на то, что было сделано тогда. То, что фильм будет показан Рязанову перед тем, как выйти на экран, говорит о многом. Не рискнули бы его показать мастеру, ожидать его благословения, если бы не считали проект удавшимся.

РГ: Правда ли то, что вы несколько удивились, когда вам предложили писать сценарий?

Слаповский: Удивился бы всякий. Сначала впопыхах я даже сказал "нет".

РГ: Почему выбор пал именно на вас?

Слаповский: Я могу только предполагать. Во-первых, люди с Первого канала уже хорошо меня знали. Во-вторых, то, что я делал как сценарист-сериальщик "Остановка по требованию" и "Участок", - близко по жанру к лирической комедии, то есть к тому, что требовалось. В-третьих, люди, которые предложили, видели то, что не знают другие: мои сценарии художественных фильмов, некоторые из которых сейчас находятся в производстве. Они увидели, что в стилистике, которая нужна, есть что-то схожее с теми работами.

РГ: Как вы сами расцениваете вашу работу для кино, для сериалов? Интересно ли это вам или же это вынужденная подработка, а для души вы пишете более серьезные вещи?

Слаповский: Да, мне это интересно. В определенном смысле мне повезло: то, что мне нравится, приносит к тому же и деньги. Материальная сторона дела, конечно, играет роль, но не главную. Учитывая, что "Ирония судьбы" - это проект, на который я согласился, потому что у меня были какие-то мысли, а другие фильмы и сериалы - это мои идеи. Предложения сделать что-то на заказ, конечно, поступали, но пока я, к счастью, имею возможность от них отказываться.

РГ: Сильно ли отличается финальный вариант сценария от того, что вы задумывали изначально, ведь в написании активно участвовали и Константин Эрнст, и Тимур Бекмамбетов? Как проходили обсуждения эпизодов?

Слаповский: Конечно, отличается, для того и работали. Обсуждения проходили бурно, идей было много. Мы стремились не схалтурить, все чувствовали большую ответственность. Если бы задачей было простое зарабатывание денег, то все было бы проще и скучнее. Быстро придумали бы сцены, набрали бы актеров, сняли бы в короткие сроки. Хотелось сделать хорошо, поэтому сценарий неоднократно обсуждался, переделывался, вбрасывались идеи. Для меня это уникальный опыт, так как я, как правило, не работаю с коллективом. Продюсеры, редакторы обычно дают какие-то советы, но здесь было настоящее соавторство. Это было ново и поучительно.

РГ: Предложения от продюсеров при написании сценария касались того, чтобы направить проект в коммерческое русло, или это были полноценные творческие добавления?

Слаповский: Коммерческий успех определяют не какие-то ходы, эффекты, определяет качество. Качество зависит от сюжета, от персонажей, которые должны быть хорошо продуманы, от того, как они взаимодействуют. Как можно просчитать коммерческую направленность, если речь идет не о блокбастере? Просто должно быть интересно, занимательно, иногда смешно, иногда лирично и глубоко.

РГ: Вы посмотрели уже этот фильм? Каковы первые впечатления автора?

Слаповский: Я пока видел только черновой вариант. Впечатления хорошие, я уверен, что стыдно за него не будет. Важно то, что через "Продолжение" проходит уважительное отношение к той истории, к истории людей, а не только к фильму. Мы же не играем в "Иронию судьбы", мы продолжаем историю. Прошло много времени, те герои были молоды, теперь они до сих пор неплохо выглядят, но какими они стали? Сделать нужно было так, чтобы это не превращалось в сплошную ностальгию. Для этого и потребовались молодые герои, которые переживают приключения не такие же, но похожие. Главное сходство и различие - какие-то социальные позиции, интересно сравнить, что выбирали тогда, и что выбирают сейчас. Это должно быть видно. Например, преуспевший тогда Ипполит, ходил в ондатровой шапке, ездил на "шестерке", дарил французские духи - все понимали, что это человек обеспеченный, хотя, не говорилось, кто он. Любопытно посмотреть, как выглядит успешный персонаж нашего времени, у которого шансов, возможно, больше. Тогда и успех выглядел иначе, отношение к нему было другим, он не был возведен в некий фетиш, как теперь, он тогда еще не стал заменой идеологии. Интересно, как работает эта новая идеология в наше время. Это и есть те вопросы, на которые мы пытались ответить с помощью этого фильма.

Александр Ширвиндт,
актер, художественный руководитель Театра Сатиры

- Ко мне обратились. Я спросил у моего ближайшего друга Эльдара Рязанова. Он сказал, что никакого отношения к этому не имеет. Тогда мне позвонил Константин Львович Эрнст. И я удивился: как это? Будете снимать продолжение рязановского хрестоматийного фильма, который стал началом моей настоящей популярности в народе. Когда-то, 30 лет назад, во дворе меня останавливали: "Мы тут "заложились", в каких банях - в Петровских или Сандуновских все снималось?" И я отвечал, что не угадали, это снимали под лестницей на "Мосфильме". И Эрнст мне ответил, что Рязанов все знает.

Я снова к нему.

"Я никакого отношения не имею, но я им разрешил (читай, продал)". И вот всю нашу компанию собрали на съемки. Одна Лия Ахеджакова, по-моему, отказалась сниматься.

Российская газета: По сюжету она эмигрировала в Израиль.

Александр Ширвиндт: Правильно, после того как отказалась. В Израиль могли эмигрировать все. Но всех остальных "уломали". Все собрались, кроме, естественно, Жорика Буркова.

Я ничего не знаю, ничего не видел. Фильм посмотрю. Суть, как я понял по тому, как рассказывал режиссер Тимур Бекмамбетов, в том, что молодые люди хотят попробовать проделать всю историю по отцовским или дедовским следам. И вот мы, деды, оставшиеся в живых, снова сидим в той же бане. Я, Саша Белявский, Андрюша Мягков… Мы снимали две сцены в бане, но уже про детей. Только уже не под лестницей на "Мосфильме", а на каком-то номерном заводе, закрытом за ненадобностью, где снимаются все "Фабрики звезд".

С нетерпением жду или позора, или очередного пика славы. Хотя состав молодых артистов замечательный. Константин Хабенский, Сергей Безруков - наш "бывший ребенок", Лиза - дочка Михаила Боярского. Там еще и Барбара Брыльска снималась. Надеюсь, что получится обаятельно и симпатично. 

Барбара Брыльска,
актриса

Барбара Брыльска во время своего визита в Москву на благотворительный бал "Венец мира" встретилась с журналистами. Пани Брыльска рассказала, что была крайне удивлена тем, что "Иронию судьбы. Продолжение" снимает не Эльдар Рязанов, а режиссер Тимур Бекмамбетов:

- Но я сразу согласилась. Это ведь уникальный фильм, другого такого в мире нет. Поэтому я не боялась сниматься в продолжении. Это же очень интересно - 30 лет спустя увидеть в бане тех же мужчин голыми. Это очень смешной фильм!

Кроме того, пани Брыльска отметила, что Тимур Бекмамбетов предупредил артистов о том, что им надо постараться забыть все, что было в первом фильме:

- Мне не надо было это говорить, я это и так знала. Но я все та же Надя, только на 30 лет старше. Хотя вообще-то работа была очень тяжелая. У нас так не работают, и у вас так не работают - по 12 часов. Это невыносимо. Хотя в материальном плане меня не обидели. У меня есть агент, и она постаралась.

Валентина Талызина,
актриса

Российская газета: Почему не вы в этот раз озвучивали госпожу Брыльску?

Валентина Талызина: Ну откуда я знаю? Думаю, это было решение Анатолия Максимова (продюсер и соавтор сценария. - Прим. ред.).

РГ: Характер вашей героини поменялся? 

Талызина: Роль моя расширилась. Мне было интересно, потому что я встретилась со своими коллегами по картине. Это была ностальгия по тому времени. И потом - сценарий очень хороший, уж больно лихо закручен.

РГ: Тимур Бекмамбетов - режиссер другого поколения, нежели Эльдар Рязанов, как отличается его подход к съемкам?

Талызина: Тимур очень старался, хотя одновременно он снимал и фильм в Голливуде. Однако он хорошо понимал, продолжение какого фильма он делает.

РГ: Вам Тимур высказывал какие-то специальные пожелания?

Талызина: Я выучила песню Земфиры, в которой есть строки про "ворон-москвичек", по-моему, называется "Ариведерчи". Правда, так и не знаю, осталась она в фильме или нет.

РГ: С кем из актеров больше работали в кадре?

Талызина: И с Андреем Мягковым, и с Барбарой Брыльской, и с Юрием Яковлевым, и с этим молодым…

РГ: С Хабенским? 

Талызина: Нет. 

РГ: С Безруковым?

Талызина: Точно. Мне приятно было встретиться со всеми, и я думаю, у зрителя это будет главное впечатление от фильма - чувство встречи с любимыми героями.

РГ: Пойдете ли вы на показ картины, который состоится в центре Эльдара Рязанова?

Талызина: Меня никто не приглашал. И потом, у меня концерт, а затем я поеду на презентацию этого фильма на Украину.

Культура Кино и ТВ Новый год Персона: Эльдар Рязанов