Новости

27.12.2007 01:00
Рубрика: Общество

Из древнего Рима возвратясь...

Александр Ширвиндт - о премьерных туниках и подарках

В мире есть всего три театра Сатиры: в Софии, Санкт-Петербурге и Москве. И одним из них руководит Александр Анатольевич Ширвиндт.

 

Хотя сатира, особенно в театральном варианте, - область специфическая, и как можно руководить учреждением культуры, даже в официальных источниках которого указывается: "Театр Сатиры - это большой серый дом, который стоит на Триумфальной площади города Москвы. Честно говоря, он стоит на площади Маяковского, что на пересечении улицы Горького и Большой Садовой, но после всех переименований он оказался почти на углу Тверской и Триумфальной. Посреди Триумфальной площади стоит испуганный Маяковский и боится, что его переименуют в Бродского..."

Про античность наших дней

РГ: Александр Анатольевич, из каких опасений или соображений вы "эмигрировали" в античность? Я имею в виду завтрашнюю премьеру в театре Сатиры - спектакль "Свободу за любовь?!" по мотивам комедии Плавта. Почему вы забрались в такое глубокое прошлое и решили его срежиссировать?

Ширвиндт: Это не я. Меня спровоцировали мои коллеги, в основном молодые, во главе с Алексеем Колганом. Соблазнила, во-первых, полная безнаказанность гуляния по материалу - комедия была написана за три с половиной века до нашей эры, боюсь каркать, но, похоже, Плавта уже нет в живых. И наследники, скорее всего, тоже давно умерли. Не надо платить за пьесу - это стояло во главе угла. Второе, как ни странно, когда я прочел "Псевдола" Плавта, мне показалось, что и сюжет, и сама комедия положений, несмотря на некоторую словесную "наивнятину", находятся в полном порядке. Вот, соединив античную сюжетную линию и зажмурившись на то, что нет наследников, мы взяли и нахулиганили своими словами. Мы не переиначивали античный сюжет. У нас раб - это раб, а не гастарбайтер из Ташкента. Да, люди там ходили в римских тогах, туниках, но мыслили немножко идентично с нами. Вы этого не замечали?

Про Новый год и подарки

РГ: В Австралии учительницу первого класса уволили из школы за то, что на вопрос ребенка "Есть ли Дед Мороз?" она ответила, что нет. В какие сказки вы сегодня продолжаете верить?

Ширвиндт: Да во многие, кроме "Золушки". Какое-то вранье в этой истории изначальное есть...

РГ: А до каких лет еще хочется верить в чудеса? Надолго ли хватает энергии на убеждение себя в том, что все еще будет?

Ширвиндт: Я все-таки вялый оптимист. Столько пережил эпох, ситуаций, столько колебался с линией партии, хотя ни в каких партиях никогда не был... На что тогда надеялись в интеллигентских кругах? Что вот кто-то по бумажке что-то говорит - это так, для "понтяры". А потом они собираются, снимают свои маски и все-таки начинают вести серьезный разговор... Сейчас другая история. Общая открытость, когда еще лично ты все знаешь, вселяет большую надежду. Дико сдвинулись пределы человеческой работоспособности. Меня совершенно физиологически потрясает, например, трудоспособность Владимира Путина. Я не могу понять, как можно осилить такой объем катастроф, проблем, перемещений... Мне кажется, у нас очень давно не было руководителя со столь мощной интеллектуальной энергией.

Я это, к примеру, о том, что обнадеживает: люди серьезно занимаются делом, а не какой-то круглосуточной подковерной борьбой. (Хотя куда без этого денешься.) Это раз. Второе. Мне сильно импонирует, что сегодня можно не орать, а разговаривать. Как раньше театр Сатиры готовился попасть на прием, условно говоря, к Гришину? За неделю Плучек собирал худсовет, и мы репетировали встречу с Гришиным. "Сначала рядом с ним сядешь ты, Верочка (Васильева. - Ред.), и так ему улыбнешься... Потом Папанов что-то обязательно скажет... Толя, пошути как-то по-русски, по-настоящему... Потом я начну про наши проблемы... Шурка (Ширвиндт. - Ред.), с тебя - одна реприза, только не пошлая... И ради бога, о "Кабачке 13 стульев" - ни слова!" Плучек физиологически ненавидел "Кабачок 13 стульев", просто в обморок падал от ненависти... И вот мы на приеме. Сидит Гришин. Переспросить о чем-либо его нельзя, а все большие начальники тогда говорили совершенно без звука. Доверительно, очень мудро, но - без звука. И единственное, что мы тогда расслышали из его уст, - "Ваш "Кабачок"...", а дальше - одно шевеление губами... Тут Аросеву стали передвигать вместо Васильевой к нему поближе... Такой цирк был. И все для того, чтобы чего-то там схлопотать...

РГ: О чем сейчас "хлопочут", что вас просят на Новый год подарить ваши внуки?

Ширвиндт: Сейчас все стало проще. Мы тянемся к мировой цивилизации, а во всем мире в ходу конверты. Подарил деньги - и все счастливы. Потому что иначе обязательно выберешь не ту блузку, не те духи, не тот цветочек... Вот ужас сегодняшнего времени: мы совершенно потеряли свой человеческий менталитет. В чем были он и стимул нашего существования? В дефиците. Нет дефицита - нет интереса. Я вспоминаю, что такое было достать машину и, находясь уже в состоянии известности, попасть в комиссионный магазин в Южном порту. В первом отсеке там продавались совсем старые "Победы" и "Волги", во втором - "Волги" посвежее, списанные из дипкорпусов, и в третьем, самом заднем заветном дворике, стояли иномарки! Туда допускались только дети членов Политбюро, какие-то космонавты... Трегубов гулял, когда к нему приходили и ползали на коленях народные артисты! Иногда осчастливливал их смотровым талоном. И ужас заключался в том, что талон был действителен только 10 дней - если ничего не выбрал за это время, второго не будет никогда до смерти! И вот однажды мы, получив разрешение на покупку иномарки, пошли с Гердтом в последний отсек. Иномарки там тоже строились в четыре вольера. Гердта пустили туда, где должно было маячить что-то посвежее. Первый день - ничего приличного. Второй, третий, пятый... На восьмой день он уже бледный, синий звонит мне: "Все, у меня будет инфаркт. Я выбрал, приезжай скорее, сам я на ней не доеду". Приезжаю. Стоит "Вольво" фургон. С правым рулем, прошла бог знает сколько тысяч километров. Приобрели. Рассыпаться она стала вся сразу - уж так потом находились по правительственным гаражам в поисках слесаря... Вот это была жизнь... А сейчас - покупай, дари что хочешь...

Справка "РГ"

Пьесу "Свободу за любовь?!" по мотивам античной комедии Плавта "Псевдол" написал актер театра Сатиры Алексей Колган, поставил Александр Ширвиндт, играют - Зинаида Матросова, Тамара Мурина, Владимир Носачев, Сергей Чурбаков, Валерий Гурьев, Алексей Колган, Александр Чернявский и другие. Мудрость выдающегося римского комедиографа, жившего в 250-184 гг. до н.э., они будут осваивать под музыку Алексея Колгана и Игоря Кефалиди и в костюмах и декорациях Георгия Юнгвальда-Хилькевича. Того самого, снявшего наших "Мушкетеров" и совсем недавно подарившего им вторую жизнь в продолжении любимого фильма.

Ближайшие спектакли: 28 декабря, 4, 7, 9, 17 января.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Театр Персона: Александр Ширвиндт
Добавьте RG.RU 
в избранные источники