Новости

10.01.2008 02:00
Рубрика: Культура

Очарованный странник на берегу утопии

Удачи, провалы, сюрпризы в культуре минувшего года

Старый год оказался удивительно богатым на культурные события.

Сегодня можно определенно сказать, что Россия миновала эпоху "межсезонья", когда деятели культуры и искусства стонали от отсутствия денег и невозможности развивать новые проекты. В прошлом году всевозможных проектов и фестивалей было пруд пруди. Премии сыпались золотым дождем. За книгами, фильмами, театральными премьерами, музыкальными конкурсами было невозможно уследить. Тем не менее мы старались это сделать. И вот сегодня подводим итоги по трем позициям:

1. Удача года

2. Разочарование года

3. Сюрприз года.

кино

1. "Простые вещи" - "простой" фильм Алексея Попогребского, который подтвердил пока робкую тягу нашего кино к возвращению нормальных тематических приоритетов и традиционной системы нравственных ценностей. Это произведение не шоу-бизнеса, а - искусства, не очередной "проект", а концептуальное высказывание, не суетная демонстрация собственных амбиций, а желание рассказать волнующую человеческую историю. И в этом смысле это редкая в нашей сегодняшней киноиндустрии птица. Не случайно именно ее заметили и отметили отечественные и международные фестивали - почувствовали возможное начало "новой волны" гуманистического русского кино.

2. "Груз 200" Алексея Балабанова, а точнее, скандал вокруг этого шокового фильма, претендующего стать метафорой распада советского времени. Для меня это примитивный ужастик, для кого-то - портрет ушедшей эпохи, для кого-то - отражение эпохи пришедшей. Но это все не более чем предмет обсуждения. Однако возник беспрецедентный скандал: шум, поднятый группой поклонников фильма на фестивале "Кинотавр", невиданно яростный, имеющий разрушительные последствия: раскол в Гильдии критиков Союза кинематографистов, истерики некоторых деятелей кино, публично объявивших любую критику фильма "политическим доносом", - эстетическая критика снова переведена в сферу непримиримых идеологий. Что лишь подтверждает худшие предположения: это картина, перешедшая важную границу в психике человека, за которой начинаются неадекватные реакции, непредсказуемые поступки, неконтролируемые вспышки слепой агрессии. И она неизбежно провоцирует это в своей аудитории, действуя на сознание подобно запрещенному в кино "25 кадру". К счастью, широкая публика оказалась менее восприимчивой к бациллам агрессии, и картина, вопреки ожиданиям ее адептов, большого интереса не вызвала.

3. Актер Максим Матвеев в главной роли фильма Валерия Тодоровского "Тиски": тонкий, умный подход к образу человека, который оступился, встал на скользкий путь и мучается редким в нашем новом кино чувством - совестью. Фильм "Ужас, который всегда с тобой", снятый по сценарию Юрия Арабова режиссером Аркадием Яхнисом в интригующем жанре антиутопии. Убедительно моделируя некоторые тенденции развития общества, авторы приходят к выводам социально важным и настолько тревожным, что картина могла бы стать предметом жарких дискуссий. Но не стал - "слишком серьезный", хотя и захватывающий фильм не привлек внимания прокатчиков.

театр

1. Среди безусловных достижений года стоит назвать два самых ярких театральных полотна по произведениям русской классики: одно, "Чайка", было создано на берегах Невы, в Александринке, польским режиссером Кристианом Лупой, а другое - "Горе от ума", литовцем Римасом Туминасом в "Современнике". Оба показали класс большой, лирически-откровенной, острой и полнокровной режиссерской мысли, по которой скучаешь, как по празднику и на которую едва ли способны в последние годы наши соотечественники. К этой блистательной компании иностранцев стоит добавить Тома Стоппарда, чья трилогия "Берег Утопии" в РАМТе рассказала нам (и во многом - за нас) о судьбе либеральной идеи в России и мире. Актеры Сергей Дрейден и Эльмо Нюганен, сыгравшие в великолепном спектакле Адольфа Шапиро "451 градус по Фаренгейту" в театре "Et cetera" - тоже иностранцы, эстонец Нюганен - в прямом смысле, а питерец Дрейден, не приемлющий официозной бульварной сцены и неприемлемый ею - в переносном. Да и сам Шапиро - вечный скиталец русского театра - смотрит на него как бы со стороны, и чаще всего на стороне (например, в Таллине, у Нюганена, ставит пронзительные психологические сочинения).

2. Опасное сближение художников и власти, рьяность, с которой многие деятели отечественного театра присягали в уходящем году на верность цесарю.

3. Полным сюрпризом и неожиданностью для меня явилась энергия радикального художественного жеста, которая все еще существует в театральной среде - например, актер и талантливый перформер Филипп Григорьян сделал отличный альтернативный проект на "Фабрике" (само это здание бывшей бумажной фабрики на Бауманской - тоже обнадеживающее явление в альтернативном художественном пространстве) под названием "Новый год" (его показали на фестивале "NET").

арт

1. 2. В прошедшем сезоне, заполненном различными биеннале, фестивалями, юбилейными торжествами, вручениями премий и даже явлениями "звезд" мирового современного искусства (впрочем, к этому уже привыкли), внимания заслуживает, пожалуй, лишь большая коллективная выставка "ВЕРЮ!", которая открылась в январе в новом арт-центре "Винзавод". Это - событие хотя бы уже потому, что впервые за последние сто лет русские художники попытались самоопределиться по отношению к конфессиональному полю. Но как еще в позапрошлом столетии писал критик В.В. Стасов: "Всего менее оказалось в нашей школе способности к трактованию сюжетов религиозных". Стоит ли говорить об искусстве последующего времени, о советском периоде? Наше актуальное искусство, то есть искусство последних 15 - 20 лет, - не только атеистическое по своей сути, но и, как кажется, вообще не имеет представления ни о какой духовной практике. Оно просто не понимает такого языка. Что стало очевидно уже после предварявших выставку семинаров с видными философами и культурологами, из которых художники вынесли весомое, как рельс, резюме: молиться, что ли, призывают? Разумеется, ни о какой молитве и речи не было. Просто художникам предлагалось сделать некоторое усилие и поразмыслить о своем месте в мире, хотя бы на время исключив из него ТВ, СМИ, рейтинги, шоу, шопы и т.п. фон. Не получилось. В итоге огромные подвалы "Винзавода" превратились в подземный Диснейленд с полусотней арт-аттракционов разной степени зрелищности и занимательности, правда, сработанными на хорошем технологическом уровне. Обещание же продолжить проект, по счастью, так и осталось обещанием. Видимо, до устроителей выставки дошла очевидная мысль, что гуртом в этом вопросе не разобраться, что каждый решает его сам, индивидуально. А это уже позитивная мысль.

3. Сюрпризом сезона стало приобретение на корню всей коллекции русского искусства Ростроповича-Вишневской, состоящей из 450 лотов (!), бизнесменом Алишером Усмановым буквально накануне планировавшихся сентябрьских торгов Sotheby`s. Слов нет, эта оптовая блиц-покупка войдет в анналы мирового антикварного рынка. Как и в историю российского музеестроительства, поскольку разом приобретено художественное наполнение музея-дворца. Таковым, как известно, стала Стрельна.

опера

1. Концертное исполнение оперы Родиона Щедрина "Очарованный странник" Валерием Гергиевым и артистами Мариинского театра на московском филармоническом фестивале, посвященном юбилею композитора. Безупречная дирижерская трактовка, умело выведенные на поверхность многочисленные слои "Странника": фольклорный, житийный, скифский, авантюрный. Еще раз проявившийся дар Гергиева производить сильное впечатление самыми сложно читаемыми партитурами.

2. "Паяцы" - спектакль Франко Дзеффирелли, показанный осенью в Кремлевском дворце съездов. Актуальная для России промоутерская манипуляция, прикрывающая некие интересы брендовыми именами и проектами. Баснословные затраты, международный музыкальный состав, рекордные цены на билеты (до 35000 рублей) - и сомнительный результат. Несколько сотен артистов из Италии, Израиля, Америки и России встретились на спектакле, якобы специально поставленном Дзеффирелли для Москвы, практически без репетиций.

3. Уже не впервые - продюсерские находки Михаила Фихтенгольца, зарекомендовавшего себя как "поставщика" в Москву самых интересных современных певцов. На это раз он впервые показал в филармоническом проекте выдающуюся итальянку Патрицию Чьофи, обладательницу пронзительного драматического и вокального дара. Ее вердиевская Виолетта стала главным музыкальным сюрпризом и для меломанов, и для знатоков Верди.

музыка

1. Российский джаз, пожалуй, наиболее конкурентоспособная отечественная музыка в мировой шоу-индустрии. Наш джаз очень уважаем в мире. Не зря ежегодно в России проходит 15 фестивалей. Квинтет Головлева, биг-бэнд "Молодые звезды России", саксофонистка Анна Королева - новые взошедшие звезды сезона. Растет интерес к авторской песне, или КСП, но увы - на фестивали съезжаются десятки тысяч зрителей, а рекорд-компании по-прежнему избегают выпускать альбомы исполнителей такой музыки, ссылаясь на нерентабельность таких изданий. В рок-музыке прибавляют в самобытности и популярности группы, играющие энергичную альтернативу: "Трактор Боулинг", "Аматори", "Психея", "Джейн Айр". Из этнической музыки стоит отметить совместное выступление наших Этника Проджект с легендарным Робертом Плантом.

Ну а главная удача: 3-е место "Серебра" на Евровидение. Вернувшись с конкурса, продюсер женского трио Максим Фадеев не праздновал, а сразу установил жесткий режим репетиций. После первого и единственного хита стал сочинять другие. На альбом материала пока не хватает, но если Фадеев не охладеет к "Серебру" (как было с его предыдущими проектами "Монокини", "Тотал" и т. д.),то задорное и симпатичное трио может ждать славное будущее в России и Европе.

2. Из неудач музыкального сезона стоит выделить "Фабрику-7", - новых хитов практически не было, к тому же приучать начинающих артистов выходить на сцену и "петь" под фонограмму, на мой взгляд, не очень педагогично и этично. Пусть лучше ошибаются, теряют ноты, но звучат искреннее и естественно. Еще одна проблема поп-сцены лучше всего выражена в словах мэтра - Юрия Лозы: "Поэтические темы на эстраде как будто уже закончились. Эстрада все больше становится - фоном, элементарным способом досуга: "фанерой" "под цвет обоев"... Разочаровала Земфира - диск "Спасибо" изобилует меланхоличностью, автоплагиатом и все дальше от рок-н-ролла.

3. Сюрпризов хватало. Раздвоение Грушинского бардовского фестиваля на два, причем проводимого в одни и те же сроки. Если бы в разные - зрители только выиграли. Неприятный сюрприз - закрытие в джазовом формате московского Le Club, уже любимой площадки для звезд американского и европейского джаза. И приятный сюрприз - прорыв Димы Билана на мировой рынок: запись альбома в Филадельфии с самым модным продюсером Тимбалендом и два сингла успешно раскручиваемые по всем законам мировой шоу-индустрии.

книги

1. 2007 год был объявлен Годом русского языка. Впервые стал реализовываться национальный проект пропаганды и развития чтения. Это значит, что Россия, наконец, осознала, что теряет своих читателей и пытается вновь сделать чтение модным и престижным занятием. При невероятном обилии новых книг, в том числе и современных писателей, лучшей книгой года надо признать "Чукоккалу" Корнея Чуковского, выпущенную издательством "Русский путь". Любовно подготовленный внучкой Корнея Ивановича Еленой Цезаревной Чуковской, этот книжный проект был поддержан Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и реализован в одном из самых культурных издательств Россия. Образцовый пример союза культуры и государства и настоящий подарок читателям в год 125-летия Корнея Чуковского.

2. Книжный проект Бориса Акунина "Смерть на брудершафт". Зачем было менять умницу Фандорина на глупца Романова, ума не приложу. Очевидно, творческий потенциал Бориса Акунина начинает пожирать Молох книжного бизнеса, требующий новых и новых проектов. Жаль! Так хорошо все начиналось.

3. Филолог и писатель Людмила Сараскина закончила биографию Александра Солженицына для издательства "Молодая гвардия". Даже зная невероятную работоспособность этого автора, я не очень-то верил, что этот титанический труд на основе многих десятков часов бесед с последним русским классиком будет завершен к его грядущему 90-летию. Когда книга выйдет, мы, наконец, "прочитаем" не только прозу Солженицына, но и его самого.

Культура Кино и ТВ Культура Театр Культура Музыка Культура Литература Культура Арт Актуальное искусство