Новости

10.01.2008 03:00
Рубрика: Власть

Засудить бюрократа

Новой Думе предстоит открыть административные суды - для судебной защиты граждан от чиновников

Особая ветвь правосудия - специально для решения споров людей с государством и бюрократами любых уровней - заложена в Конституции. Как приблизить ее создание, как оградить граждан от чиновного произвола?

На эти важные вопросы читателям "Российской газеты" ответил председатель Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия Владимир Туманов. Многие помнят его и в прежнем качестве - долгие годы Владимир Александрович возглавлял Конституционный суд страны и по праву считается мэтром отечественной юстиции.

Чиновники дружно против

Российская газета: К нам в редакцию приходят письма - люди жалуются на чиновников, на милицию, на местные власти и тех, кто повыше. Первый замдиректора Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Юрий Тихомиров тоже подтверждает: в судах очень много исков против исполнительной власти. А административной юстиции, о которой столько говорили все последние годы, как не было, так и нет.

Владимир Туманов: О системе административного правосудия не только говорили. Были сделаны и практические шаги в этом направлении. Верховный суд внес в Госдуму проекты двух федеральных конституционных законов. Один из них даже принят в первом чтении еще в 2000 году. И теперь вдруг все это пропало - такого важного для правосудия направления, как создание системы административных судов в федеральной программе развития судебной системы до 2011 года, не оказалось. Таким образом, еще на четыре года заморожен судебный контроль за законностью управленческих актов, осуществление которого в рамках гражданского процесса сегодня малоэффективно.

РГ: По словам бывшего первого зам-преда Верховного суда Владимира Радченко, такой раздел первоначально был в программе, но потом его почему-то выбросили. А на Кодекс административного судопроизводства, разработанный Верховным судом, все ведомства, куда он был направлен, дружно прислали отрицательные отзывы, даже не задав ни одного вопроса.

Туманов: Есть большие опасения, что сработали закулисные механизмы в интересах того самого бюрократического аппарата, который непрерывно растет и вовсе не заинтересован в эффективном судебном контроле за законностью управленческих актов. У нас четыре вида судопроизводства: уголовное, конституционное, гражданское и административное. Его долго понимали лишь как "полицейское право" - арест на 15 суток. А на самом деле рассмотрение административных правонарушений - это одно из важнейших направлений судебной защиты прав и свобод граждан.

РГ: Сейчас люди отстаивают свои интересы в судах общей юрисдикции и в арбитражных. Ведет ли кто-нибудь статистику, каков процент дел, выигранных гражданами в спорах с чиновниками?

Туманов: С судебной статистикой у нас дело обстоит вообще плачевно, это отдельная большая проблема. Таких данных нет. Но полагаю, что этот процент невелик. Вряд ли у москвича есть шанс выиграть в суде иск к мэрии, к префектуре или даже к управе. Административное правосудие тем и хорошо, что процедура в нем лучше приспособлена к решению споров, предмет которых - управленческие акты государственных и муниципальных органов, а также должностных лиц. В частности, судебный округ этого суда не совпадает с границами административного деления, значит, у чиновников меньше рычагов, чтобы давить на суд.

РГ: Тем более странно, что в программе конкретно названа именно такая проблема - как предотвратить давление на суд, и в ней не нашлось места для административного правосудия.

Туманов: Очень правильно, что эта проблема поставлена вместо общих громких рассуждений о независимости суда. Но мера, которая предлагается в программе для борьбы с давлением на суд, представляется малоэффективной. Судья, начиная процесс, должен огласить, какие к нему до начала рассмотрения дела были письменные и устные обращения. Я сомневаюсь, что это поможет устранить "телефонное право". Все ли звонки огласит судья или о чем-то предпочтет умолчать - как это можно проверить?

Суд решил. А кто исполнит?

РГ: В документе указаны и другие болевые точки, в том числе неисполнение судебных решений. Названа даже цифра - 48 процентов судебных решений не исполняются. Таким образом, эффективность работы судебной системы снижается практически вдвое.

Туманов: Проблема очень актуальная. Из Европейского суда по правам человека в Страсбурге идет в этой связи поток решений. Но возникает вопрос: кто ответчики по этим 48 процентам неисполненных решений? Открытой статистики нет, но можно быть почти уверенным, что это не столько физические лица, сколько опять-таки государственные, особенно бюджетные органы, которые дела в судах проиграли, но где с судебными приставами-исполнителями и разговаривать не хотят.

РГ: Программа предлагает обратиться к зарубежному опыту организации исполнительного производства. Вы хорошо знакомы с тамошним опытом. Его можно позаимствовать?

Туманов: Придется, наверное, обращаться к африканскому опыту, потому что в таких странах, как Германия, Англия, Франция, проблема неисполнения практически не существует. Есть лишь редкие случаи подобного рода в отношениях между физическими лицами. А Страсбургский суд за всю свою историю не рассмотрел ни одного дела о неисполнении решения национального суда названных выше государств. В отличие от российских и украинских судов.

РГ: Кто разрабатывал эту программу, разве президентский Совет не давал своего заключения?

Туманов: Из текста программы не видно, кто был ее конкретным составителем, но в качестве ответственного лица значится минэкономразвития. Честно говоря, мне непонятно, почему этому ведомству исполнительной власти было поручено определять пути развития судебной системы страны. И почему столь важный документ не стал предметом широкого предварительного обсуждения. Мы высказали свое отношение, в том числе и по проблеме создания административной юстиции, но, к сожалению, лишь задним числом, когда программа была уже утверждена.

РГ: Поговаривают, что против введения административной юстиции выступают и арбитражные судьи. Для них якобы такие дела - лакомый кусочек, и им невыгодно его терять.

Туманов: Сейчас в арбитражном судопроизводстве добрая половина дел - это административные споры. Причем не такие, где предприниматель жалуется на предпринимателя, а когда человек обжалует действия госорганов, должностных лиц: налоговой инспекции, контрольных органов, отказы в регистрации, рейдерство под видом узаконенных процедур и так далее. Если все это уйдет в административные суды, то работы у арбитражных судей будет, конечно, меньше.

РГ: Может быть, новая Дума проявит больше решительности и выполнит, наконец, требование нашей Конституции о введении административного правосудия?

Туманов: Буквально на днях председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев заявил, что вновь вносит в Думу закон об административном судопроизводстве. Если так, то дело - за вновь избранными депутатами.

РГ: Прошел год, как принята программа развития судебной системы. Что изменилось в судах для граждан?

Туманов: Если судить по организационно-техническому оснащению судов, то программа - это большой подарок нашей судебной системе. Много денег на обустройство, много новейшей техники, электронная запись заседания, большие и красивые канцелярии, институт помощников судей. Дело за тем, чтобы в этих канцеляриях посетителей встречали приветливо, чтобы профессиональный и культурный уровень судейских соответствовал их высокому статусу.

Конституционный суд РФ

г. Москва, ул. Ильинка, 21

Приемная: 606-92-25. Секретариат: 606-75-07

Власть Работа власти Госуправление "Адреса власти" Конституция России