Новости

15.01.2008 02:40
Рубрика: Общество

Пластилиновые дети

Мужчины лучше справляются с воспитанием трудных подростков

Программа "Крепкая семья" разработана в Таганроге. Одной из ключевых площадок реализации проекта является детский приют. Ежегодно в него попадают около ста юных жителей портового города, нуждающихся в экстренной помощи.

Детский приют в Таганроге открылся пять с половиной лет назад, а до этого момента детей, подобранных на улице, милиция отвозила в больницы, откуда они благополучно сбегали, или в центр временной изоляции, где созданы условия, приближенные к тюремным.

Известно, что результат работы зависит от личностных качеств лидера и его способности создать сплоченную команду. Таганрогский приют по-своему уникален: мало того что руководит им мужчина - Федор Раут, так он еще и коллектив подобрал себе под стать: большинство воспитателей - мужчины. Именно мужского воспитания, как правило, не хватает детям, подобранным на улицах, сбежавшим из семей с пьющими родителями.

За плечами Раута пограничный институт и высшая школа КГБ. Когда-то он охранял таджикскую границу. Затем получил жилищный сертификат и перебрался в Таганрог.

От нечего делать Раут сначала организовал клуб коллекционеров, затем пришел в детский приют и предложил свои услуги: давайте, мол, бесплатно ваших детишек дзюдо учить буду. Ему ответили: арендуй зал и учи. Федор Александрович еще раз попытался объяснить, что хочет делать это бесплатно, но его не услышали. Тогда он отправился к заместителю мэра, который сразу и предложил: "Вам делать нечего, вот и возглавьте приют". О том, что он победил в конкурсе вместе с двумя другими претендентами-педагогами, Раут скромно умалчивает.

Первый же прибывший в приют подросток ввел нового директора в состояние ступора. 16-летнего правонарушителя Ваню привела милиция. "И что мне с ним делать?", - шепотом спросил Раут у воспитателей, но те также не имели об этом ни малейшего понятия.

Директор боялся Ваню гораздо больше, чем тот его. Главным для мальчишки была лишь физическая сила, и директор завоевал авторитет, поборов его в спортзале. Сегодня Ваня учится в лицее, часто приходит в гости.

Федор Александрович и сейчас сам обучает своих воспитанников дзюдо и самбо. Недаром он семь лет состоял в сборной России по самбо. Уже распределенные по детским домам и интернатам детишки, особенно девочки, которые эмоционально сильнее привязываются к взрослым, продолжают приходить сюда на спортивные занятия.

Приют был создан как место, где подростки находятся, пока решается их судьба: или они вернутся в семью, или отправятся в детский дом. Из 508 детей, прошедших за пять с половиной лет работы приюта социальную реабилитацию, 149 вернулись в семьи, 222 переданы в детские дома, 11 попали под опеку, остальные теперь учатся в средних и высших учебных заведениях области, живут в общежитиях. Процентов 20 воспитанников приходят сами или с помощью милиции попадают в приют повторно. В основном это, конечно, те, кто был возвращен в семьи.

Проходят через приют и целые семьи - сначала старшие братья-сестры, затем - младшие. Самому младшему воспитаннику Сереже недавно исполнилось три года. Попал он сюда в два с половиной года. В таком возрасте не положено, мальчика взяли в виде исключения. А куда его еще, если мама клятвенно обещает, что заберет Сережу, как только найдет постоянную работу и место, где им жить. Ей верят, ведь она постоянно навещает малыша и его старшего брата, находящегося здесь же. Детей родителей, "попавших в тяжелую жизненную ситуацию" - так это называется на казенном языке, в приюте около трети. Каждый раз руководство задает найденным родителям подростков один и тот же вопрос: "Чем мы можем помочь вам?" Чаще всего помощь требуется в восстановлении документов на детей и самих родителей.

Конечно, окружение формирует судьбу ребенка, но бывают и счастливые исключения. О них сотрудники приюта рассказывают с гордостью. Про дочь женщины легкого поведения, которая с золотой медалью окончила школу, поступила в институт. Про 17-летнюю девушку, разменявшую с родителями жилье, позже она стала фотомоделью и даже выиграла конкурс красоты.

Отслеживать дальнейшую судьбу детей по закону приют не должен. Однако своим внутренним распоряжением директор постановил: еще полгода воспитатели должны продолжать патронат подростков. Через неделю они приходят и проверяют условия проживания детей в семьях лично, затем - регулярно созваниваются. Так в масштабе одного учреждения выполняется программа комплексного сопровождения ребенка на разных этапах его устройства.

Сотрудники мечтают открыть на базе приюта социально-реабилитационный центр. Все упирается в нехватку площади.

- Я озвучил свое предложение в министерстве труда и социального развития области, - рассказывает Раут, - предложил построить во дворе крытый спортзал, на втором этаже которого будут расположены все административные помещения, перенесенные из этого здания. А на освободившихся площадях можно будет открыть реабилитационный центр, чтобы оказывать помощь семье и детям.

Самая большая проблема: только у воспитателей начинает что-то получаться, найден общий язык с подростком, как пора ему уезжать. Сотрудники приюта уверены: ребенок - это пластилин, которому можно придать какую угодно форму. Им удается изменить эту форму в лучшую сторону, но потом ребенок вновь попадает в семью, где он никому не нужен, и все возвращается на круги своя.

- Давно уже пора ужесточить ответственность родителей за неисполнение своих обязанностей по воспитанию детей, - считает заместитель директора по воспитательной работе Нина Истомина. - К нам сюда приезжала депутат Госдумы и мы спрашивали ее, собирается ли правительство привлекать недобросовестных родителей к ответственности. Она ответила, что этот вопрос рассматривается. К нам регулярно попадает один мальчик. Четыре раза в суде решался вопрос о лишении его матери родительских прав. Она говорит, что все осознала и теперь будет заниматься сыном. Суд оставляет ей ребенка, а потом история повторяется заново.

- Зарплаты у нас очень маленькие, - сетует Федор Александрович. - Люди из-за этого сбегают. Мне все равно, я свой бизнес имею, могу позволить себе работу для души, а им семьи кормить надо, здоровые мужики, а получают смешные деньги. Всем приходится еще где-нибудь работать, чтобы выжить. Каждый год мы теряем из-за этого лучшие кадры. А бухгалтера вообще больше года не держатся. С меня требуют финансово-хозяйственную дисциплину, а как ее обеспечить? Вот за прошлый год у нас на счету осталось 200 тысяч рублей, я хотел выдать персоналу премии, - нельзя. Не знаю, кто придумал это постановление, что премию можно платить в сумме не более пяти процентов от зарплаты, это враг какой-то. Пропали деньги.

Федору Рауту и оставшимся фанатам своего дела удалось добиться главного: в приюте нет казенного духа. Здесь домашняя атмосфера, везде царит уют, а в глазах воспитанников, обратившихся к директору, светится любовь, которую специально не изобразишь.

- Поначалу пытались воровать, - признается Раут. - Но я эти попытки пресекаю на корню. Когда они видят, что реакция следует даже на мелочь, серьезных вещей и не произойдет. То же самое и со взрослыми. Как-то у нас сетку волейбольную украли. Ну что сетка - мелочь. Я вызвал милицию, ее нашли. Больше у нас ничего не пропадало.

Большинство детей, попадающих сюда, воспитатели учат обращаться с расческой и зубной щеткой, соблюдать личную гигиену. 17-летний Коля не закончил ни одного класса. Всю сознательную жизнь он жил на мусорке. Трехлетняя Алена долго молчала и воспитатели были уверены, что она не умеет говорить. Пока однажды девочка не сказала задумчиво, видимо, озвучивая то, что не давало ей покоя: "А ведь меня мама выбросила из дома, как собаку".

Воспитатели отмечают необычайную привязанность брошенных детишек к родителям, особенно к маме. Пусть они ни разу не видели ее трезвой, пусть она бросала их на морозе, неделями не кормила, все равно они ее любят и рвутся домой.

На День матери, ежегодно отмечаемый в приюте, они рисуют свою семью. На каждом красочном рисунке красивая, молодая мама. Только даже на этом изображении она почему-то не держит своего ребенка за руку…

Проект областного закона, предусматривающего трудоустройство детей из неблагополучных семей, вынесен на рассмотрение в Законодательном собрании Ростовской области.

Если закон будет принят, то на рабочие места на крупных предприятиях области будут претендовать подростки, оставшиеся без попечения родителей, инвалиды, жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий. А также несовершеннолетние из малоимущих, семей беженцев и вынужденных переселенцев, бывшие заключенные воспитательных колоний. По мнению прокурора области, именно они нуждаются в особой социальной защите и испытывают трудности в поиске работы.

- В настоящий момент законодательство Российской Федерации не содержит положений об обязательствах по квотированию рабочих мест для несовершеннолетних, - рассказывает старший помощник прокурора области Агнесса Савченко. - Предусмотрена лишь государственная услуга по организации временного трудоустройства несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет в свободное от учебы время.

Общество Образование Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники