Новости

16.01.2008 03:00
Рубрика: Культура

Когда торчат уши

Критики раздадут слонов
В Москве объявлены номинанты Национальной премии кинокритики и кинопрессы "Белый слон" - как предполагается, нашего аналога "Золотого глобуса".

Главное чувство, которое вызывает перечень фаворитов российской критики, - недоумение. В списке претендентов на статус лучшего фильма, к примеру, антивоенная драма Александра Сокурова "Александра" и "Простые вещи" Алексея Попогребского, снятые с позиций традиционного гуманизма, соседствуют с невероятными приключениями трупа афганского героя в психопатологическом кошмарике Алексея Балабанова "Груз 200". Сакраментальный вопрос: "С кем вы, мастера культуры?" - в этих условиях в принципе не может иметь ответа.

Более того, само понятие "гуманизм" вызывает у некоторых коллег раздражение, близкое к ярости. Из ядовитых газетных комментариев по этому поводу мы узнаем, что "позитив" в искусстве нынче измеряется килограммами - комментаторам, судя по всему, дороги придавившие наше кино тонны "негатива". Ибо "позитив" они стали отождествлять с "благостностью", а при слове "доброе кино" стали нервно хвататься за револьвер.

На этой почве в критическом сообществе произошло серьезное размежевание. Поняв, что пугалки "Груза 200" милы не всем коллегам по цеху, поклонники трупа в постели изнасилованной невесты в знак протеста вышли из Гильдии критиков. Сама мысль о "позитиве" оказалась для них столь ненавистной, что, когда на фестивале "Кинотавр" премию "Белый слон" наряду с "Грузом 200" получил светлый фильм "Простые вещи", группа критиков, скучковавшаяся вокруг печально известного петербургского журнала "Сеанс", устроила шумную истерику.

Так что единого критического сообщества, которое по определению должно обладать системой профессиональных критериев, у нас больше нет. Критики разбрелись по кланам, которые отстаивают прямо противоположные системы ценностей и всегда готовы затоптать несогласных. Премия "Белый слон" в этих условиях выглядит, мягко говоря, странно: она венчает чисто субъективные пристрастия тех, кто умеет кричать громче. Возможно, это стало одной из причин решения телеканала СТС не только не субсидировать премию, как прежде, но и не транслировать ее церемонию в ближайший понедельник.

Это должно было случиться. Кинокритика в России с некоторых пор перестала быть посредником между кинематографом и широким зрителем, целиком сосредоточившись на том, что считает "элитарным". Причем само понятие "элитарного" заметно дрейфовало в сторону кино все более патологичного, отвечающего вкусам все более узкой группы людей: именно ему теперь пытаются придать статус новой "генеральной линии". Год-полтора назад часть теоретиков принялась усердно внедрять в круг кинематографического "истеблишмента" даже порнографию, и это окончательно поставило точки над "i": от профессионального анализа кинопроцесса критики перешли к прямым попыткам им рулить исходя из своих субъективных предпочтений. Тон статей стал категоричным и не допускающим возражений, словно авторы приватизировали истину в самой последней инстанции. Круг замкнулся: былые адепты творческой свободы вполне овладели методами идеологического отдела ЦК. Признанный в мире опыт советского кино был пущен под нож, заикнуться о какой-либо его ценности стало делом почти опасным. Сейчас, к примеру, в преддверии 110-летия Сергея Эйзенштейна становится модным приписывать великого режиссера к клану "певцов тоталитаризма". В критику пришли глупость и невежество.

Результатом этого стало быстрое размывание критериев в самом кинопроизводстве. И, как следствие, откат зрителей от отечественного кино.

Эту свою "особость" критики охотно подчеркивают. Вот и теперь едва ли не за свою заслугу выдают то уникальное в мире обстоятельство, что фавориты двух национальных кинопремий - критиков ("Белый слон") и кинотворцов ("Золотой орел") не только не совпадают, но и принципиально расходятся: творцы поддерживают традиционные ценности, в то время как критики бдительно следят, чтобы не просочились лишние граммы "позитива".

Поэтому "Груз 200" у них получил все четыре главные номинации, хотя у "Золотого орла" не попал ни в одну. Поэтому весьма высоко оценивается ими самый несовершенный из фильмов Киры Муратовой "Два в одном": он претендует на приз за лучшую режиссуру, хотя на "Орле" пролетел по всем статьям. Поэтому вообще мимо их внимания прошла самая сильная из актерских работ Александра Абдулова последних лет в фильме "Ниоткуда с любовью, или Веселые похороны". Критики действительно отучились анализировать, отделяя овес от плевел, - поэтому и не в состоянии заметить, скажем, выдающуюся музыку, написанную Алексеем Рыбниковым для посредственного, кто спорит, фильма "1612".

Профессиональная критика почти исчезла - стало быть, нет и профессиональной премии критиков. Есть приятные на вид "Белые слоны", которые в ближайший понедельник будут розданы сообразно рулетке жребия. Но определять, что в нынешнем кино хорошо, а что плохо, ушастые научатся еще очень не скоро.

Культура Кино и ТВ