Новости

17.01.2008 03:00
Рубрика: Общество

Семейный бюджет требует жертв

Эксперты подвели итоги социального развития России за год
Текст: Евгений Гонтмахер (руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН)
Вглядываясь в контуры начавшего 2008 года, важно не потерять перспективу. Да, через несколько месяцев у нас будет новый президент и новое правительство, лозунгом которых, судя по всему, будет преемственность курса, сложившегося за последние несколько лет. Значит ли это, что ничего серьезного менять не нужно и все ближайшие годы в социально-экономическом плане очевидны?

Многое зависит от того, что вкладывается в понятие "преемственности". Если незыблемость российской реальности, сложившейся к настоящему моменту, то это застой. Если же решение, а не накопление проблем, то тогда есть шанс на успешное развитие во имя процветания России. Почему я позволил себе уточнить столь часто употребляемое ныне слово "преемственность"? Потому что накопилось столько проблем, что начавший год должен стать временем принятия решений, принципиальных для будущего страны на долгое время.

Мне хотелось бы обрисовать стоящую перед государством социальную повестку дня с точки зрения обобщенного россиянина. Это человек среднего возраста, живущий и работающий в небольшом городе (им может быть и провинциальный областной центр), имеющий жену (или мужа), а также ребенка-подростка и тещу (свекровь) в этой же квартире.

Кошелек без профицита

За последние годы жить такой семье стало полегче прежде всего из-за повышения зарплаты, отступила и угроза безработицы. Но откладывать деньги всерьез еще нет возможности, но взять кредит на покупку мебели и даже автомобиля уже силенок хватает.

Что в пассиве? Ничего не поменялось в здравоохранении. Бесконечные очереди в поликлиниках отпугивают, поэтому мелкие (и не только мелкие) недомогания приходится переносить на ногах.

Зато когда прихватит по-серьезному, то тут зачастую приходится отдавать последнее, чтобы собрать деньги на операцию и последующее выхаживание. Далеко не всегда всё заканчивается полным восстановлением. Несвоевременное лечение сердечно-сосудистой системы, онкологии и многих других болячек порождают преждевременную инвалидность и смертность.

Школа, вроде бы бесплатная, требует постоянных денежных взносов. Это не взятки учителям, а затыкание дыр: муниципалитет не в силах обеспечить классы необходимым оборудованием, вовремя провести ремонт, заплатить за охрану. А старшекласснику, если у него есть амбиции получить хорошее высшее образование, никак не обойтись без репетиторства - очень дорогого.

Болезненный вопрос, о котором постоянно думает наш россиянин, - квартира. Он живет в доме еще советской постройки - не в хрущевке, но с похожей планировкой. Дом давно требует капитального ремонта. Да и жилплощадь маловата - приходится делить двухкомнатную квартиру с тещей (свекровью). Такая семья, по меркам развитых стран, должна иметь четырех-, а лучше пятикомнатные апартаменты. А это - от 100 тысяч долларов, сумма умопомрачительная для нашего героя. Ипотека? Давайте считать. Необходимо внести первый взнос - а это не менее 10 тысяч долларов. Такие деньги есть далеко не у всех: по официальным данным лишь каждая пятая семья имеет банковские или другие подобные сбережения. Оставшуюся сумму при рассрочке на 20 лет и 10 процентов годовых (что большая редкость) нужно выплачивать в сумме не менее 15 тысяч рублей в месяц. Фактически это зарплата среднего россиянина.

Что остается в семейном бюджете? Примерно столько же, то есть зарплата второго члена семьи и небольшая пенсия (3-3,5 тысячи рублей) пожилого члена домохозяйства. На эти деньги нужно покупать продукты - стоимость минимального набора продуктов питания, по данным Росстата, достигла 1800 рублей. На четверых - 7200 рублей. А плата за жилье и коммунальные услуги? Двухкомнатная стандартная квартира, о которой идет речь, обходится (в зависимости от региона) от 2 до 4 тысяч рублей. Как видим, у нашей семьи расходы уже больше доходов. А ведь мы не взяли в расчет оплату проезда на общественном транспорте и (или) траты на содержание автомобиля, минимальное обновление одежды и обуви, покупку хозтоваров (стиральный порошок, моющие средства, зубная паста и т.п.). А упомянутые выше расходы на школу? А лекарства?

Вот и приходится чем-то жертвовать. Например, улучшением жилищных условий. Тем более что стоимость квадратного метра растет быстрее, чем расширяются денежные возможности средней семьи. Тогда появляется возможность купить в рассрочку автомобиль. Наблюдаемый в последние годы бум приобретения легковых машин во многом объясняется как раз тем, что люди тратят на это те деньги, которые ранее копились на новую квартиру. Но бывают жертвы и похуже, например, экономия на вложении денег в собственное здоровье.

Нашего героя особенно задел всплеск цен второй половины прошлого года. Если инфляция составила 11,9 процента (что немало и далеко не всегда компенсировалось адекватным ростом зарплат и пенсий), то стоимость минимального набора продуктов питания возросла на 22 процента. Такой же порядок цифр и по увеличению тарифов ЖКХ. После нескольких последних лет, когда средняя российская семья наконец ощутила изменения к лучшему в своей будничной жизни, инфляция 2007 года начала поворачивать эту тенденцию вспять. В этом смысле 2008 год станет решающим - станет понятным: прошлогодняя заминка - это досадная случайность или начало нового, крайне социально неприятного этапа.

По ту сторону супермаркета

Можно считать, что до недавних пор мы жили, всплывая на поверхность после глубочайшего падения августа 1998 года. В 2006 году России удалось восстановить додефолтный уровень ВВП. В этом смысле 2007 год стал точкой старта в еще неизведанное для России будущее. Однако для подавляющей части людей смены эпох осознаются лишь через конкретные изменения в их жизненном положении. Картина тут весьма противоречива, что, кстати, еще раз подчеркивает переходную природу текущего социального момента.

Вот уже не первый год Россия переживает потребительский бум. Строятся крупные торговые сети, и поход в супермаркет уже далеко не редкость в любом более-менее крупном городе. Деньги появились не только у среднего класса, доля которого в населении приближается к 20 процентам, но и у других, не столь благополучных слоев. Тем более что стали весьма распространенными кредиты, выдаваемые банками на покупку автомобиля, мебели, холодильника и даже мобильного телефона.

Но эту благостную, почти среднеевропейскую картину пока портят несколько обстоятельств. Прежде всего это сохраняющаяся тенденция к росту доходной дифференциации. Еще недавно средний доход 10 процентов наиболее обеспеченного населения в 13 раз превосходил средний доход 10 процентов тех, кто в самом низу. Теперь же эта цифра выросла до 15,3 раза.

Социальный ландшафт страны противоречив и в региональном разрезе. На фоне Москвы, Санкт-Петербурга, Самары, Нижнего Новгорода и подобных точек очевидного социального прогресса выделяется российская глубинка, где как будто бы ничего не изменилось за последние годы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что россияне продолжают съезжаться в поисках лучшей доли в крупные города, оголяя Сибирь и Дальний Восток, европейское аграрное Нечерноземье.

Эти наблюдения за социальной жизнью огромной страны говорят о том, что Россия подходит к очередному качественному рубежу, только одолев который она сможет обеспечить себе перспективы развития на многие годы вперед. Надеяться на то, что сложившиеся тенденции (пусть в значительной своей части и положительные) помогут этот рубеж преодолеть - по крайней мере, наивно. Нужны свежие мысли, новые подходы, которые только и обеспечат настоящую преемственность социального курса.

Лейтмотивом социальной политики последних двух лет стали приоритетные национальные проекты, посвященные действительно наиболее острым проблемам будничной жизни людей - образованию, здравоохранению, жилью и продовольствию. Несмотря на некоторый общественный скепсис, сводившийся к тому, что немаленькие деньги - несколько сот миллиардов рублей - будут потрачены неэффективно, сегодня можно сказать, что в целом этого не произошло. До университетов и школ, поликлиник дошло практически все, что намечалось.

Но надо осознавать, что национальные проекты не могут масштабно изменить ситуацию. Требуются реформы, внедрение новых механизмов работы. Как это, например, сделано при введении родового сертификата или попыток создания в Красноярске и Ростове-на-Дону вузов современного типа. Пока, к сожалению, таких находок не так уж много.

Расписание на завтра

Да, 2 марта наша типичная семья проголосует за преемственность курса. Но это будет во многом аванс, выдаваемый новому руководству страной, которое, чтобы не ощутить на себе силу общественного разочарования от несбывшихся надежд, должно адекватно реагировать. А это может быть сделано только в виде продуманной повестки дня на ближайшие годы. Если говорить о ее социальной составляющей, то я недаром привлек к ее формированию среднюю российскую семью. Ее самые больные проблемы - как на ладони: недостаточная зарплата, недостойная пенсия, недоступная качественная медицина, дефицит комфортного жилья, рост цен, убивающий надежду на лучшее будущее.

Было бы заблуждением думать, что актуальность такой повестки дня можно быстро погасить за счет простого накачивания денег в социальную сферу. Хотя и без этого не обойтись - например, в здравоохранении, которое нуждается по крайней мере в удвоении расходов. Ситуация намного сложнее - по каждому из перечисленных пунктов нужны реформы, в том числе напрямую касающиеся нашей экономики. Например, до тех пор пока лишь меньшинство людей занято в экономически благополучных (как правило, экспортно-ориентированных) секторах, мы будем иметь множество работников с нищенской оплатой их труда. Значит, нужно делать конкурентоспособной и легкую, и текстильную, и кожевенно-обувную промышленность, и сельское хозяйство. А у нас импорт растет намного быстрее экспорта... Нужно ломать сложившиеся большие и маленькие неестественные монополии, которые во многих регионах диктуют цены на потребительские товары и услуги. Иначе инфляцию не обуздаешь... Список таких утверждений можно продолжать и продолжать.

Так что вывод, на мой взгляд, очевиден: настоящая преемственность курса в конкретных обстоятельствах нынешней России - это динамика реформ, дающих людям ощущение уверенности в завтрашнем дне и реально растущего собственного благосостояния. Это очень трудная, но и столь же амбициозная задача.

Общество Соцсфера Соцзащита Евгений Гонтмахер комментирует