Новости

17.01.2008 02:00
Рубрика: Власть

После каникул

После беспробудного отдыха, в который страна погрузилась на целые две недели, впору каждому отчитаться за бесцельно (или - прицельно) прожитые дни. Иными словами, выполнить дежурное школьное задание - написать сочинение на тему "Как я провел каникулы". Что я и делаю...

На Западную Украину я ехал не без опаски. Отечественное телевидение почти уговорило меня в том, что такой вояж сродни поездке в логово врага, который к тому же тебя немедленно расшифрует из-за незнания украинского языка.

На поверку все оказалось не так страшно. И в почти столичном Львове, все еще сохраняющем черты экстерьера европейского города, и в маленьких карпатских местечках местные жители довольно быстро переходили на русский, не проявляя никакой агрессивности ни по отношению к заезжим "москалям", ни к соотечественникам с востока, которые и между собой разговаривают на языке Пушкина (пусть и с южным акцентом). Даже сувенирные майки с надписью "Вставай, Украина, москали уже час не спят!" (имеется в виду час разницы между московским и украинским временем) предлагаются приезжим с нескрываемой иронией к самим себе (и, кстати, очень хорошо ими раскупаются).

Сам Львов произвел впечатление космополитичного города, где какой только речи не услышишь - от русской и украинской до польской, английской, французской...

На мой скорый взгляд, такое разноязычие в повседневной жизни - признак поднимающегося интереса бизнеса (как отечественного, так и иностранного) к региону, пусть и относящемуся к разряду депрессивных, уступающему по темпам и качеству экономического роста центру и востоку страны, но имеющему немало явных преимуществ: близость к европейским границам, природные красоты и условия, располагающие к развитию курортной индустрии, до конца не искорененный за почти семь десятилетий европейский менталитет...

Во всяком случае, я видел несколько капиталоемких объектов, построенных на деньги восточноукраинских инвесторов. Что опровергает заодно апокалиптические прогнозы российских политологов, громогласно обещавших после "оранжевой революции" и противостояния Ющенко и Януковича чуть ли не раскол Украины по линии восток - запад.

Ничего такого соседям, очевидно, не грозит. Да и политическая жизнь, о которой можно было судить по весьма разнообразным репортажам на столь же разнообразных телеканалах, свидетельствует скорее не о расколе, а об очень острой (порой действительно чересчур острой) борьбе соперничающих между собой политических сил. Даже по телевизионной картинке видно, как они осваивают правила политической конкуренции: бывшая власть учится переходу в оппозицию, бывшая оппозиция - переходу во власть.

Картинка эта далека от идиллической: то идейные и межличностные конфликты переходят в физические драки, то кому-то изменяет выдержка - и парламент из места дискуссий превращается в место площадной брани. Тем не менее оппозиция создала весьма эффективный механизм контроля и воздействия на власть - "теневой кабинет", который будет отслеживать (уже отслеживает) каждый шаг нового правительства, публично, принародно указывая на его ошибки и нелепости.

Их тоже хватает. В первых числах января кабинет Юлии Тимошенко принял сколь популистское, столь и, надо признать, популярное решение - выплатить в размере тысячи гривен (двести долларов) компенсацию всем вкладчикам бывшего советского Сбербанка, ставшего теперь на украинский манер Ощадбанком. Все бы ничего, но акция оказалась плохо подготовленной технически: перед отделениями банка выстроились огромные очереди с ночными перекличками и дневными давками.

Еще один корявый, на мой взгляд, шаг - введение с этого года обязательного дубляжа всех кинофильмов, выходящих в украинский прокат. Возможно, подобная мера поспособствует изучению родного языка, но

нельзя ведь учебный курс, рассчитанный на несколько лет (если не на десятилетия), пройти за один семестр. Такой поспешный нажим может привести к результату, обратному желаемому. Впрочем, "детской болезнью левизны" (читай - администрирования) страдают, пожалуй, все страны, прошедшие через советскую командную систему.

Собственно говоря, Юлия Тимошенко уже один раз была наказана за слишком резвые административные решения по реприватизации, лишившись в 2005 году поста премьера спустя всего лишь семь месяцев после своего назначения. И, конечно, должна знать, что в условиях политической конкуренции путь вниз, из власти в оппозицию, куда короче пути наверх...

Пора, однако, домой, в Россию.

Уйдя в отпуск 29 декабря, похоже, вернулись мы из него... 3 марта. Во всяком случае, результаты социологических опросов, помноженные на телевизионные изображения, не дают даже малейших оснований сомневаться в итоге президентских выборов. И хотя до них остается все меньше времени (каких-то полтора месяца), российская политическая жизнь словно замерла - ни споров, ни дискуссий, ни напряженности, свойственной обычно предвыборному периоду.

Впрочем, напряженность, безусловно, присутствует, но спрятана она достаточно глубоко, в недрах политического класса, то с беспокойством, то с надеждой ожидающего грядущих перемен.

В том, что они будут, уверены почти все. Дело не только в том, что любая власть неизбежно несет на себе черты ее "обладателя" и столь же неизбежно - хотя бы в нюансах! - со сменой хозяина меняет свой внешний облик. Помимо человеческого фактора, каждый президентский мандат наполнен собственным содержанием.

Ведь и два 4-летия Путина отнюдь не похожи друг на друга.

Если первое было нацелено в основном на выстраивание - структурное и кадровое - властной машины, то второе - на запуск на полную мощь этой самой машины, которая должна отвечать президентским представлениям о стране и мире.

Если первый срок был посвящен подготовке атаки на олигархию, то второй - коренной перетряске бизнес-элиты, переориентации на крупную государственную собственность.

Если свой первый мандат Путин рассматривал в значительной мере как аванс, выданный ему предыдущей властью, то второй стал для него и мандатом на полностью самостоятельные действия, в первую, возможно, очередь на международной арене, где президент стал одним из основных игроков...

Сравнения можно продолжить, но главное, думаю, в том, что любое 4-летие, кто бы ни был президентом, отличается и от предыдущего, и от последующего. Предполагаю, что, останься Путин на третий срок, как требовали от него многие, его действия опять приобрели бы несколько иной вектор - и в силу новых вызовов, которые предъявляет внутренняя и внешняя конъюнктура, и в силу исчерпанности как поставленных задач, так и потенциала для их решения.

С этой точки зрения, учитывая к тому же идейно-политическое родство пары Путин -Медведев, первый мандат нового президента фактически и содержательно может рассматриваться и как третий мандат президента уходящего.

Итак, сегодня - 3 марта...

Власть Работа власти Внутренняя политика Колонка Виталия Дымарского