Новости

18.01.2008 03:00
Рубрика: Власть

Рукотворное бедствие

Зима в России - сезон чрезвычайных ситуаций. Вполне однотипных, повторяющихся из года в год. Вот и опять. Якутия: из-за аварии на Нерюнгринской ГРЭС оказались замороженными 11 домов; температура воздуха в терпящем бедствие поселке - минус 50 градусов. Оренбургская область: в поселке Нижняя Павловка прорвало водовод; тепла лишились 60 домов, где живут 800 человек, в том числе 185 детей. Алтайский край: из-за сбоя в электроснабжении, вызванного морозами, почти 50 тысяч жителей остались без света. Ставропольский край: в Железноводске в результате взрыва бытового газа погибли шесть человек; причина происшествия, по словам местных коммунальщиков, - "ненадлежащее использование газового оборудования", а проще говоря - в квартирах холодно, и, чтобы согреться, хозяева зажигают конфорки.

Для ликвидации последствий этих аварий тут и там уже созданы оперативные штабы. Это уж как водится. Что бы где ни случилось - пожар, наводнение, обрыв электропроводов, - это первое и всегдашнее: создать штаб. Как начальный порыв российского мужика при получении сверхнеожиданного известия - в магазин за бутылкой, так отклик чиновника на любое ЧП - оперативный штаб. Впрочем, с недавних пор федеральная власть принципиально изменила подход к структурам такого рода. Министерство регионального развития предложило создать федеральный и местные штабы (куда же без них) по обеспечению безопасности энергоснабжения. Но главное в другом: отныне задача координирующих органов не в том, чтобы бороться с последствиями уже случившихся аварий, а в том, чтобы аварий не допускать. Деньги на эти цели казна отпустила щедро - 250 миллиардов рублей. Всегда ли они дойдут до адресата? Твердых гарантий нет: маршруты бюджетных потоков в России извилисты и прихотливы. Да и не все решают деньги. Глава минрегиона Дмитрий Козак отмечает закономерность: "Средства, выделяемые правительством на подготовку к зиме, из года в год увеличиваются, равно как увеличивается и доля не освоенных регионами средств". Тем не менее губернаторы, случись что, переводят стрелки на федеральный центр: мало дал! Разбираться, в какую прорву проваливаются гигантские суммы, обычно некогда: первое дело - спасти людей от холода. Иной раз кажется: денежной массы, выделяемой какому-то региону на обогрев, вполне хватило бы, даже если топить котлы не углем, а ассигнациями.

Аварии на теплотрассах считаются бедствием техногенного свойства. Примеряясь к происшествиям нынешней зимы, говорю именно об авариях, не о катастрофах. По стандартам ООН событие признается катастрофой, если: погибли 10 и более человек, 100 и более человек пострадали, местные власти объявили о введении чрезвычайного положения и (или) пострадавшее государство обратилось за международной помощью.

Есть природные катастрофы - наводнения, тайфуны, цунами, вулканические извержения, засухи, лесные пожары... Они происходят везде, и не существует универсального способа предотвратить их. Но есть бедствия рукотворные. Американский исследователь Ли Дэвис вывел такую триаду: глупость, небрежность, корысть. Словом, "человеческий фактор", нередко служащий причиной катастроф. Опять же всюду - не только в России. Но в России особенно. Хотя, конечно, чрезвычайные ситуации у нас множатся не только от чьей-то дури, служебной халатности и воровства, влекущего сбои, поломки, разрушения. Имеются и обстоятельства, которые принято называть объективными. Это же факт, что уровень надежности инженерных коммуникаций в России в десятки раз ниже, чем в европейских странах. Изношенность коммунальной инфраструктуры в российских городах и поселках составляет в среднем от 53 до 65 процентов. Около 30 процентов основных фондов жилищно-коммунального хозяйства уже полностью выработали свой ресурс. Только на полное восстановление коммунальных котельных требуется более 120 миллиардов рублей, на замену ветхих сетей теплоснабжения - 180 миллиардов.

Эксперты Росстроя прогнозируют неуклонный рост аварий в жилищно-коммунальном хозяйстве. И эти прогнозы сбываются едва ли не каждый день. За три неполные недели нового года в России произошло шесть взрывов бытового газа с тяжелыми последствиями. Погибли 17 человек, пострадали - 27, отселены и эвакуированы - 149. Премьер Виктор Зубков поручил главе Ростехнадзора Константину Пуликовскому разобраться с причинами происшедшего и вскоре доложить. Причины, разумеется, будут названы. Имена виноватых - тоже. Кто-то этой взрывной волной будет вышиблен из руководящего кресла. Ну да, чрезвычайные происшествия не обходятся и без таких вот "жертв". В марте 2005 года за срыв отопительного сезона был отстранен от должности губернатор Корякского автономного округа Владимир Логинов. А четырьмя годами ранее такая же участь постигла главу Приморья Евгения Наздратенко. Помните? Жители края, доведенные до отчаяния отключением электроэнергии, перекрыли местные автомагистрали, встали стеной поперек трассы Владивосток - Хабаровск и принялись кричать: "Наздратенко - в отставку!". А на экстренном совещании в Кремле свое слово сказал президент: "Ссылки на сильные морозы приняты быть не могут. Где ресурсы? Где резервы? Где планы на подобное развитие событий?" Дело происходило в середине января. Через две недели после телефонного разговора с Путиным губернатор Приморья подал в отставку.

Оргвыводы в отношении губернаторов, заморозивших область или край, вообще-то редко бывают столь скорыми. И дело не в том, что верховная власть склонна к долготерпению. Тут скорее другое - понимание психологии масс. Сознание того, что есть человек, который ответит за тьму и холод в их квартирах, действует на граждан просветляюще и согревающе. Лишать их такого "энергоресурса" было бы нерасчетливо. Главу региона лучше все-таки поберечь до того момента, когда давление в котле социального недовольства станет совсем угрожающим. Вот тогда, как в случае с Наздратенко, и наступит время сорвать крышку, чтобы выпустить пар.

От поспешной замены глав замерзающих регионов Москву удерживает и трезвое соображение: после того как губернатор с треском или без треска будет снят с занимаемого поста, энергетический кризис на вверенной ему территории вряд ли тотчас же будет преодолен. Да и потом... Если причина сбоев в энергоснабжении где-нибудь, не важно где, - низкий уровень политического руководства и "преступная халатность" лично губернатора, то почему в соседних регионах подчас не многим благополучнее? Почему и там гаснет свет, стынут в домах батареи?

Ежесезонная порка правительством то одного, то другого руководителя за безобразную подготовку к зиме - ритуальное действо, не более того. И те, кто порет, и те - кого, в равной степени понимают: вот это и есть настоящая подготовка, другая сейчас невозможна. Другая требует радикального обновления всего теплового хозяйства, изношенного дотла и ставшего постоянным источником техногенных катастроф.

С кого-то спросят и за эту зиму. Но от публичного предания виноватых суду или показательного отстранения от должностей в замерзающих домах тепла не прибавится. Систему надо менять, систему! Я имею в виду отопительную.

Власть Работа власти Госуправление Экономика ЖКХ Колонка Валерия Выжутовича