Новости

22.01.2008 04:32
Рубрика: Власть

Поле для арбитра

Оживление региональной экономики ведет к росту хозяйственных споров

Арбитражные суды называют индикаторами происходящих в стране экономических и социальных процессов. Что же показывает этот индикатор в регионах? Как развивается сама система арбитражного судопроизводства? Почему не все судебные решения исполняются? Об этом шел разговор на "деловом завтраке" с председателем Арбитражного суда Воронежской области, доктором юридических наук, заслуженным юристом РФ Виктором Анохиным.

Российская газета: Виктор Стефанович, наверное, не найти такое предприятие, фирму, юридическое лицо, которые хотя бы однажды не обращались за разрешением спора по какому-либо поводу в арбитражный суд. В прошлом году арбитражные суды России отметили 15-летие своей деятельности. Можно ли считать процесс формирования системы арбитражного судопроизводства завершившимся? Или какие-то вопросы еще ждут своего решения?

Виктор Анохин: Можно с уверенностью сказать, что новая судебная система за эти годы сложилась, накопила определенный опыт, приобрела необходимый авторитет в обществе. Я начинал в 1987 году главным государственным арбитром Воронежской области, спустя пять лет занял нынешнюю должность, и могу судить, насколько изменились объем и содержание работы по отправлению правосудия в экономической сфере. Количество исковых заявлений за это время увеличилось в десятки раз. Становление рыночной экономики вызвало к жизни совершенно немыслимые прежде споры и претензии. Принципиально изменился характер правовых отношений между государством и субъектами хозяйственной деятельности. В 2002 году вступил в действие Арбитражный процессуальный кодекс РФ, завершивший этап реформирования системы. Но, как и всякое живое дело, она продолжает развиваться, отвечая на возникающие вопросы. Последним по времени этапом стало создание апелляционных арбитражных судов. Таким образом, в нашей стране сложилась система арбитражного судопроизводства из четырех инстанций. А надо ли столько? Этот вопрос продолжает вызывать противоречивые суждения. Скажем, в большинстве других стран существуют только две инстанции. И понятно почему: арбитражные суды разбирают дела, связанные с собственностью, финансами, договорными обязательствами, и важно, чтобы хозяйственные споры разрешались как можно быстрее, без проволочек, иначе вся экономика может оказаться парализованной. Думаю, что и нам бы хватило двух инстанций - арбитражных судов субъектов РФ и кассационных. Говорят и о необходимости создания в стране административных судов. Пожалуй, при нынешней перегруженности арбитражных судов это было бы целесообразно, ведь больше половины рассматриваемых у нас дел - по части административных отношений. Но получает ли гражданин и юридические лица большую доступность к административному правосудию, если, например, в нашем суде в 2007 году подобные споры составляли более 41 процента. Только пенсионных дел в отдельные дни поступает до 500. А нагрузка у наших судей в самом деле огромная: трудно представить, но они рассматривают в месяц до двухсот дел, проводят в иные дни по тридцать-сорок заседаний.

РГ: Такой темп действительно не каждый выдержит. Тем более требуется высокий уровень знаний и подготовки. Удовлетворены ли вы квалификацией своих судей? Какая существует система ее повышения? Кстати, один из наших читателей, юрист по образованию, спрашивает, легко ли стать судьей арбитражного суда?

Анохин: Квалификации, как и любому процессу совершенствования, нет предела, все время приходится учиться. Наши судьи в своем большинстве грамотные и профессиональные. Но ведь идет естественная ротация по возрасту, вместо опытных приходят молодые, которых все равно надо учить практическим навыкам. А системы подготовки судей по большому счету у нас нет - не только в нашем регионе, но и во всей стране. Серьезного вмешательства со стороны государства требует качество подготовки юристов многочисленными профильными и непрофильными вузами. Тем не менее судьями не рождаются, не выпускают их и наши юридические факультеты, готовящие специалистов широкого профиля. В США, к примеру, судьей может стать только человек, проработавший лет пятнадцать адвокатом, а потом еще и прошедший особую подготовку в течение четырех лет. Не уверен, требуется ли в наших условиях вводить для судей специальное образование, но вот отбор кандидатов на должность судьи точно уж должен быть посерьезнее. Формально у нас сейчас любой гражданин старше двадцати пяти лет с высшим юридическим образованием может претендовать на эту должность. Соискателю мантии требуется преодолеть три дистанции - сдать экзамены, пройти проверку квалификационной коллегии, удержаться при утверждении в администрации президента. Недавно на заседании Совета судей РФ говорилось, что уровень юридического образования в стране таков, что экзамены заваливают более половины претендентов, в числе которых встречаются и кандидаты юридических наук. Поставлена задача разработать целевую программу развития судебной системы, предусматривающую, в частности, меры по повышению зарплаты аппаратным работникам - помощникам судей, секретарям, специалистам. Очень уж скупо, ниже прожиточного минимума, оплачивается сейчас незаметный, но очень важный процессуальный труд. В результате суды проигрывают конкуренцию на юридическом рынке и вынуждены брать не самых лучших специалистов. И судья вынужден сам делать массу рутинной работы, которую в принципе должен бы выполнять аппарат, будь он укомплектован способными выпускниками вузов. Из лучших затем можно формировать кадровый резерв. Мы у себя так и делаем: в судьи, как правило, выдвигаем тех, кто поработал несколько лет в нашей системе помощником судьи, благодаря чему познал не только законы и нормативные акты, но и весь процесс судопроизводства. Вот почему и вашему читателю я бы посоветовал именно начать с должности помощника судьи.

РГ: В прошлом году в вашем суде было рассмотрено в общей сложности около 20 тысяч дел. При этом резко, почти вдвое, сократилось число поступивших в арбитражный суд заявлений о признании должников банкротами. В то же время произошел заметный рост заявлений по экономическим спорам, возникающим из административных правоотношений, дел об оспаривании ненормативных актов, решений и действий государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц. Объясните, пожалуйста, с чем это связано?

То, что дел о признании должников банкротами стало наполовину меньше, свидетельствует - процесс передела собственности, всевозможного рейдерства подходит к концу

Анохин: Экономика в стране набирает обороты, множатся и усложняются деловые связи, соответственно растет и количество разнообразных претензий, споров, а с ними и обращений в арбитражные суды. Все это естественно. Но, с другой стороны, вал заявлений во многом спровоцирован отменой так называемого внесудебного рассмотрения дел. Что это такое? В советское время и в первые пять лет существования нашей новой системы арбитражного судопроизводства действовало правило: прежде чем обращаться в суд, необходимо было в обязательном порядке предъявить свои претензии непосредственно организации-партнеру. А вдруг она и без суда согласится их удовлетворить? В доперестроечное время 70-80 процентов требований удовлетворялись в досудебном порядке. По такой процедуре живет весь западный мир. В Германии лишь пять процентов административных дел доходит до суда. У нас же досудебный порядок отменили под предлогом обеспечения доступности правосудия. Но одно другому, по-моему, не мешает. Наступает время заниматься делом, организацией производства, выводом предприятий из кризисного состояния. Введение в Налоговый кодекс РФ положений о бесспорном взыскании определенной суммы недоимки и налоговых санкций сделало ненужными большинство прежних исков налоговых служб к организациям, с которыми они обращались в арбитражный суд. Но это изменение почему-то не коснулось пенсионного законодательства, и иски пенсионных органов на копеечные и рублевые суммы из года в год растут, отвлекая внимание суда от более серьезных споров. Одновременно резко выросло количество дел, связанных с применением норм Кодекса РФ об административных правонарушениях. Больше стало поступать заявлений о признании недействительными нормативных правовых актов администрации города Воронежа, особенно о выделении земельных участков. Их сотни и сотни, с землей в городе происходят сплошные нарушения законодательства. И бывает трудно понять, почему, скажем, городская Дума предпочитает выяснять отношения с городской же мэрией по разнообразным хозяйственным вопросам не напрямую, а через арбитражный суд. Во многих случаях хозяйственные споры возникают по надуманным обстоятельствам. Явно участникам гражданского оборота не хватает и правовой культуры, правовых знаний.

РГ: Читатель Андрей Демченко из Воронежа просил задать вам вопрос, связанный с вступившими 1 января 2008 года в силу новыми законами о защите авторских прав и интеллектуальной собственности. Готовы ли суды к рассмотрению исков по данной тематике?

Анохин: Ничего особенно нового для нас в этих законах нет - просто их свели в одном разделе Гражданского кодекса. Дела о производстве и торговле контрафактной продукцией рассматривались нашим судом и раньше. Если же имеется в виду защита авторских прав изобретателей, ученых, творцов художественных произведений, то с заявлениями такого рода надо идти не к нам, а в суды общей юрисдикции.

РГ: Председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов заявил как-то, что арбитражная система страны работает с каждым годом все лучше, однако решения судов на две трети не исполняются. Как с этим у нас в области? Довольны ли вы работой судебных приставов? В чем причина пробуксовки исполнительного производства?

Анохин: Да, исполнение судебных решений находится не на высоте, и это снижает эффективность и авторитет всей судебной системы - ведь людям, выигравшим процесс, в конечном счете требуется не слово, а дело. Вот и в нашей области исполняется чуть больше сорока процентов решений арбитражного суда. Еще как-то можно понять, когда судебные приставы не могут взыскать деньги с предприятия-банкрота, часто бывает, что действительно нечего взять. Другое дело, когда блокируются решения, на исполнение которых требуются не деньги или имущество, а уважение к закону административных органов. Сколько нашим судом вынесено решений, запрещающих в Воронеже незаконные стройки! Все, что в городе построено с нарушением законов, все было своевременно отменено судом. Но приставы, как говорится, пальцем о палец не ударили, чтобы хоть в одном случае реально приостановить строительство, взыскать с нарушителей штрафы. Такое положение нельзя признать нормальным. И закономерно, что в повестку дня встает вопрос о том, чтобы вернуть службу судебных исполнителей в подчинение судов.

РГ: Многие наши читатели спрашивают, на должном ли уровне находится независимость и беспристрастность судей, их защищенность от возможных давлений, попыток подкупа?

Анохин: За все пятнадцать лет мне не пришлось заниматься разбирательством каких-то случаев давления на судей или попыток склонить их к неправомерному решению. Конечно, я могу говорить только о своем суде. Однако считаю, что арбитражным судам необходимо создавать собственные службы безопасности, примерно такие, какие существуют в силовых структурах. Это и от коррупции профилактика, и повышение безопасности судей. На прошедшем в декабре заседании Совета судей России председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов предложил действующий ныне Закон "О статусе судей" привести в соответствие с международными нормами, в частности с ратифицированной нашей страной конвенцией о противодействии коррупции. Иначе говоря, поставил вопрос о добровольном отказе судейской корпорации от "иммунитета" - права не подчиняться общим для граждан законам и не подвергаться преследованию в определенном законами порядке. Это предложение было принято и, насколько знаю, соответствующие предложения уже готовятся для обсуждения на очередном съезде судей России. Корпорация ищет и другие пути для повышения независимости третьей власти. Один из них - структурная реорганизация системы. Стоит подумать о создании судебных округов, не совпадающих с нынешним административно-территориальным делением страны. Действительно, одной лишь этой мерой можно было бы серьезно подорвать коррупционные связи, свести на нет возможное административное давление. Но при этом нельзя забывать о доступности правосудия, об удобствах граждан и юридических лиц при обращении в суды за защитой своих прав и законных интересов. А будет ли доступность правосудия обеспечена, если будут созданы двадцать региональных административных судов, как предлагается в проекте закона, и если они будут рассматривать дела, подведомственные ныне и судам общей юрисдикции, и мировым судьям, и арбитражным судам? Время от времени в СМИ появляются предложения о создании единой судебной системы, объединяющей все ветви судебной власти. Думается, постановка таких вопросов преждевременна и авантюрна.

Власть Работа власти Регионы Власть Работа власти Госуправление Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж