Новости

22.01.2008 02:15
Рубрика: Общество

Проба семьи

Специалисты считают патронат идеальной формой устройства для одиноких подростков

Так как наступивший год объявлен Годом семьи, в центре внимания власти и общества окажутся не только кровные семьи, но и те, что взяли на себя заботу об одиноких детях. Это опекунские семьи, приемные, а также патронатные.

Ярославская область одной из первых среди регионов Верхней Волги стала развивать семейные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. В 1989 году тут открылись детские дома семейного типа, а в 1996 году появились приемные семьи.

С 2006 года в области успешно развивается патронат. Эта форма семейного устройства еще только приживается в России и вызывает немало споров. "РГ" обсудила проблему с ярославскими специалистами. Это Алевтина Репина, начальник отдела по работе с приемной семьей и охране прав детей департамента образования Ярославской области; Татьяна Бондарева, начальник управления по социально-демографической политике Ярославской области, принимала участие в разработке регионального закона о патронате; Людмила Викторова, директор МОУ "Центр диагностики и консультирования "Гармония", на базе которого работает "Школа приемных и патронатных родителей"; Елена Кузнецова, директор детского дома Ленинского района города Ярославля; Екатерина Стукалева, артистка Ярославской филармонии, патронатная мама.

Российская газета: В обществе существует неоднозначное мнение о патронате. Одни считают, что это необходимо для ребенка - потому что он приобретает необходимый для будущей самостоятельной жизни опыт семейных отношений. Другие называют патронат "семьей напрокат": мол, взяли ребенка, поиграли в семью, не сложилось - вернули обратно. Каковы основные аргументы в пользу патроната?

Алевтина Репина: Мы рассматриваем патронат прежде всего как форму устройства детей подросткового возраста, так как усыновляют и в приемные семьи берут чаще либо малышей, либо детей младшего школьного возраста. Подростки остаются в учреждениях. И патронат - их шанс обрести семью. Чаще всего патронатные родители впоследствии становятся приемными.

Елена Кузнецова: Те проблемы, которые в приемной семье наваливаются на плечи приемного родителя, при патронате выполняет социальный педагог учреждения. Он выступает в суде, решает имущественные вопросы, оформляет документы и прочее. Кроме того, ребенку гарантированы летний отдых от детского дома, помощь наших врачей. Вот, например, у нас есть девочка Оля. Ее взяла на патронат бабушка. У девочки серьезное заболевание, и наши медики взяли на себя заботу о здоровье Оли - водят ее к психологам, психиатрам, выдают лекарства. А представляете, если бы все это пришлось выполнять бабушке? Нужно понимать, что у любого ребенка из детского дома есть социальный груз. И в приемной семье вся ответственность за ребенка лежит на приемном родителе. А если ребенок находится на патронате - на детском доме. Это значительно упрощает задачу родителей.

Репина: Я бы добавила, что у населения есть психологические барьеры при принятии ребенка-сироты в семью. Люди боятся наследственности. Понятно, что эти дети из неблагополучных семей. Второй барьер - семью беспокоит материальное положение. А при оформлении приемной семьи и патроната они получают ежемесячное пособие и денежное вознаграждение. Есть еще страх - а вдруг ошибемся? Поэтому патронат - идеальная форма, когда можно проверить свою готовность стать родителями. Все мы люди, результат самого благого дела иногда трудно предсказать. В случае неудачи договор расторгается, и ребенок всегда может вернуться в родной детский дом.

РГ: Вы не считаете, что чем проще процедура расторжения взятых на себя отношений и обязательств, тем легче люди относятся к ответственности, менее взвешенно подходят к решению вопроса?

Людмила Викторова: Действительно, есть такой нюанс. Своих детей, когда с ними возникают проблемы, отдать некуда, а чужих - есть возможность вернуть обратно. Но мы, например, считаем, что даже кратковременное пребывание ребенка в семье - это положительный опыт для него. Есть привязанность первичная (к родителям) и вторичная (к воспитателям). Детей и возвращают прежде всего по причине того, что у них не возникло чувства привязанности - семья не сложилась. К сожалению, такие ситуации объективно возникают.

Кузнецова: Бывает, что и усыновители расторгают отношения с ребенком. Не говоря уже о родных родителях. У нас был такой случай - нашу воспитанницу Марину удочерила семья. Девочка замечательная, умница. И все было хорошо. Но муж и жена расстались, и женщина почему-то решила, что виновата девочка, и решила ее разудочерить. И вот Марина в 17 лет вновь попала в детский дом. Так что никогда наперед не знаешь, какая форма семейного устройства крепче.

В любом случае одинокий ребенок должен быть готов к такой серьезной перемене в жизни. Перед тем как отдать ребенка в семью, мы беседуем с ним. Объясняем, что такое патронат, говорим, что он в любой момент может вернуться обратно в детский дом, если ему будет некомфортно. Дети, которые идут на патронат, в основном уже сознательные. Они легко усваивают эту информацию. И они готовы попробовать - им очень хочется попасть в семью.

Екатерина Стукалева: Сейчас у меня патронатная семья - я взяла из детского дома Ленинского района 14-летнего Сашу - но в скором времени я планирую оформить приемную семью. Мы очень сроднились с Сашей, и он мне действительно как сын. Когда он впервые назвал меня мамой, это было для меня вполне естественным. Я могла бы усыновить мальчика, но не хотелось бы, чтобы ребенок лишился всех льгот как сирота. К тому же считаю совсем нелишним получать за воспитание ребенка материальное вознаграждение.

РГ: Мы коснулись денежного вопроса. Как вы относитесь к мнению, что нередко детей из детских домов берут в семью из-за материальной заинтересованности?

Стукалева: В моем случае говорить об этом не приходится. Во-первых, это не такие уж и большие деньги. Моя заработная плата как патронатного воспитателя - четыре тысячи рублей, и я считаю, что отрабатываю ее. А ежемесячное пособие на Сашу уходит на одежду, питание, мы делаем ремонт в его комнате. Но совсем такую вероятность исключать нельзя.

Репина: Тех, кто пытался таким образом решить свои материальные проблемы, - единицы, и все они рано или поздно расторгают договор. Приемные семьи находятся под контролем, и специалисты все равно выявят, что ребенком недостаточно занимаются - не следят за здоровьем, плохо кормят, не помогают с учебой и не посещают родительские собрания. Родители регулярно предоставляют отчеты о расходах, и, кроме того, приемные и патронатные семьи посещают специалисты.

Викторова: Психологическую подготовку у нас прошли 52 человека - это и приемные, и патронатные родители. И корыстных людей среди них мы не встречали.

Стукалева: Мое мнение - должен быть очень жесткий отбор патронатных родителей психологами. Когда я оформляла документы, психиатр проверила только то, состою ли я на учете в психдиспансере. Я считаю, что с кандидатами в патронатные родители должен работать психолог - ведь результаты тестирования могут показать, что человеку вообще нельзя работать с детьми.

Репина: Действительно, на уровне федерального законодательства не определено обязательное тестирование приемных и патронатных родителей. Мы эту процедуру рекомендуем настоятельно, но люди эти рекомендации могут игнорировать. Однако, согласна, необходимо, чтобы родители еще до того, как возьмут ребенка в семью, осознали, насколько готовы к этому. Думаю, что в ближайшее время мы оформим законодательно обязательное психологическое тестирование.

РГ: В Госдуме РФ обсуждается законопроект "Об опеке и попечительстве", где в том числе предлагается отменить патронат. Какие последствия это может иметь?

Татьяна Бондарева: Жизнеустройство детей требует внимания и дальновидности. Патронат у нас в области развивается всего год. В данный момент у нас 16 детей на постоянном патронате и 21 выпускник детского дома находятся на постинтернатном патронате. Это весьма неплохие результаты за столь короткий срок. Но выводы пока делать рано. Мое личное предпочтение все же относится к приемной семье, а патронат, если можно так выразиться, "казенная" форма - ребенок все равно остается детдомовским. Однако прекрасно понимаю, что патронат необходим детям старшего возраста.

Не думаю, что законопроект Лаховой - Крашенинникова примут. Отказаться всегда легче, чем попробовать. Сейчас мы озабочены тем, чтобы как можно активнее развивать все формы жизнеустройства детей. У каждого ребенка должен быть шанс. Тем более актуально говорить об этом в наступившем году, объявленном президентом Годом семьи.

Репина: Согласно последнему социологическому опросу только за последний год в Ярославле в девять раз увеличилось количество людей, которые готовы взять ребенка на воспитание в семью. И мы должны поддерживать это начинание, а не мешать ему. У нас серьезные планы по развитию форм семейного устройства. Мы разрабатываем специальные программы, готовим кадры, которые будут комплексно работать и с кровными, и с замещающими семьями. В прошлом году департамент образования Ярославской области занял третье место во Всероссийском конкурсе инновационных региональных комплексных моделей семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Кстати

Подробнее о формах семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - патронате, опеке, усыновлении и приемных семьях - можно прочитать в ближайшем выпуске "РГ-неделя".

Общество Семья и дети Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область Ярославль