Новости

05.02.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Барьер для нефтедолларов

будут выстраивать западные страны

Российское правительство решило пойти по консервативному пути при инвестировании средств Фонда национального благосостояния, решив, что эти деньги не будут вкладываться в бумаги частных компаний. Соответствующее постановление правительства было принято 19 января. Эти средства будут находится под управлением ЦБ РФ.

До появления нового порядка управление ими будет осуществляться по аналогии с резервным фондом: путем приобретения иностранной валюты в долларах США, евро и фунтах стерлингов и ее размещения на счетах в Центробанке. Наряду с этим размещать средства фонда можно в ряд финансовых активов, номинированных в указанной валюте, или, попросту говоря, в долговые обязательства иностранных государств. Что касается более широкого спектра финансовых активов, то правительство решило действовать более осторожно, не предпринимая никаких шагов. Кроме разве того, что поручило минфину, минэкономразвития, ФСФР, минюсту и Центробанку разработать и внести в правительство порядок управления этими средствами для размещения их не только в госбумаги иностранных государств, но и в акции юридических лиц, в паи инвестиционных фондов. Документ этот правительство надеется увидеть лишь 1 октября текущего года. До этого времени минфину придется всерьез заняться проблемой "Ноги", по искам которой до сих пор происходят аресты российского имущества. А вернее счетов, включая счета Центробанка за рубежом, как это было сделано в Швейцарии. Так что, пока есть проблема "Ноги", российские нефтедоллары будут оставаться невыездными.

Но не только "Нога" держит российские госинвестиции в стране. В США, напомним, был принят около года назад закон, который резко сокращает количество секторов для вложения государственных инвестиций. Что касается оставшихся секторов, то правила таковы, что каждая конкретная сделка будет рассматриваться отдельно. Похожий закон готовится и в странах Евросоюза. Правда, отметим, речь идет не только о российских нефтедолларах, но и нефтедолларах других государств - экспортеров энергоресурсов.

На волне разрастающегося кризиса теме госинвестиций в Давосе было посвящено немало времени. Что бы Запад ни говорил, деньги эти необходимы в первую очередь самой Америке. Но даже спад и рецессия в США не могут заставить Запад рассудительно подойти к этому вопросу, особенно когда речь идет о России.

Полемика вокруг государственных инвесторов, пишет Financial Times, ведется в неправильном ключе. Страх перед Россией сбивает с толку весь остальной мир настолько, что два таких разных государства, как Саудовская Аравия и Норвегия, умудрились восстановить против себя другие страны. Все дело в госфондах. Эти фонды непрозрачны, утверждают критики. Никто не знает, с какими намерениями они приходят на иностранные предприятия.

Отметим, что вся полемика базируется на предпосылках, по большей части ложных. Ведь речь всегда идет о государственных фондах в целом, тогда как на самом деле - только о фондах двух стран - Китая и России.

Страх перед государственными фондами Китая имеет право на существование, считает Financial Times. Китайские предприятия оставили заметный след в том, что касается нарушения авторских прав и воровства идей. Следствием такого опыта является опасение, что государственный китайский фонд может приобрести долю, например, в высокотехнологичном предприятии, чтобы добраться до его ноу-хау. В любом случае правительство в Пекине реагировало на постоянные жалобы Запада о нарушениях авторских прав новыми фундаментальными законами - не в последнюю очередь потому, что жертвами воровства все чаще становятся китайские фирмы. Итак, опасность китайских государственных фондов незначительна.

Иначе обстоит дело с Россией. Здесь, как всегда, появляются двойные стандарты. Как пишет Finanсial Times, Россия ведет против Запада "экономическую войну", используя свою экономическую мощь для продавливания российских интересов.

Забудем на время о политике. Остается вопрос: что же делать с шумихой вокруг государственных фондов? А главное, как быть с российскими инвестициями? Finanсial Times предлагает два варианта.

Первый - Россия подписывает обязательство, как, например, это сделал государственный фонд Норвегии, в котором в случае приобретения доли в том или ином предприятии предусматриваются ее верхняя граница (в процентах) и абсолютная прозрачность в вопросах целей и сроков инвестиций. Если же Россия не хочет играть по этим правилам, остается второй, более жесткий вариант: "Мы определяем стратегические отрасли, например энергоснабжение или телекоммуникации, в которых мы принципиально не хотим вашего присутствия. В других ваша максимальная доля не может превышать 24,9 процента - того предела, который установлен для иностранных предприятий в России".

По мнению российских экспертов, данные предложения не лишены оснований. Более того, они дают возможность России вкладывать свои средства в экономики других стран без лишней политической шелухи, которая происходит сегодня на Западе из-за боязни российских денег.

Экономика Финансы Инвестиции Экономика Макроэкономика Правительство Минфин Бизнес - Главное