Новости

05.02.2008 00:00
Рубрика: Культура

Куплю особняк

В скором времени усадьба Юсуповой и дворец Самойловой могут стать предметом торга

В Петербурге начинает работать федеральная комиссия, которая должна составить список архитектурных памятников, которые будут переданы в собственность города.

После этого недвижимость может быть продана частникам.

С Нового года вступили в силу изменения в законодательстве, которые, по сути, снимают запрет на приватизацию памятников федерального значения, действовавший в России с 2002 года. А именно: произошло разграничение полномочий между федеральными и городскими органами, которые занимаются охраной памятников истории и архитектуры. В результате федеральные органы по максимуму отдают свои объекты на региональный уровень: в собственность субъектов Федерации и муниципалитетов. Ну а переход исторических объектов под юрисдикцию местных властей автоматически означает, что их можно будет продавать. Таков закон.

В регионах даже должны быть созданы специальные органы, которые и будут заниматься контролем за использованием памятников местного значения, когда их количество существенно увеличится. Петербургский городской комитет государственного использования и охраны памятников (КГИОП) и Россвязьохранкультура уже заключили соответствующее соглашение.

Как прокомментировал корреспонденту "Российской газеты" исполнительный директор Фонда имени Д.С. Лихачева, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга Александр Кобак:

- Приватизация памятников культуры началась уже давно. Но раньше она касалась только памятников местного значения. Теперь речь идет о более важных объектах. Однако проблемы остаются те же. Остановлюсь только на двух. Во-первых, когда памятник переходит в частные руки, возникает вопрос: а что именно охраняется? Касается ли это, к примеру, оконных переплетов, дверей внутри здания, арматуры? Какие именно ограничения накладываются на объект? К сожалению, на сегодняшний день органы охраны не способны пока выдать на каждый памятник подробный паспорт с указанием всех так называемых предметов охраны. А с моей точки зрения, новый пользователь должен иметь исчерпывающее понимание того, что именно он должен сохранять.
Вторая проблема - это обеспечение доступа гражданам к памятникам. Нужно, чтобы люди имели возможность видеть их. А ведь владелец может, по идее, заявить: "Это моя частная собственность, и я не хочу никого пускать”. Такие вопросы нужно обязательно оговаривать.

Сейчас идет работа по составлению реестра объектов, которые ни под каким видом не должны передаваться в частные руки, а должны навечно остаться государственной собственностью. В самых общих чертах такой реестр уже определен. Как утверждают в Россвязьохранкультуре, не подлежат приватизации Кремли и храмовые комплексы, которые формируют облик городов, а также объекты, относящиеся к всемирно-историческому наследию и находящиеся под защитой ЮНЕСКО. Петербуржцев, конечно, больше интересует вторая часть этой формулировки. Ведь центральная часть Санкт-Петербурга как раз принадлежит к объектам, "находящимся под защитой ЮНЕСКО”. Правда, границы охраняемой зоны в последние годы претерпели некоторые изменения. И продолжают меняться сейчас. Но до того, чтобы исключить из этой зоны Эрмитаж, набережные и Дворцовую площадь, будем надеяться, дело не дойдет.

Также в общих чертах решено, что в число исторических зданий, которые можно будет купить, попадет недвижимость, изначально возводившаяся частными лицами на собственные средства и для собственных нужд. К примеру, жилые особняки с флигелями, дачи и загородные дома. Таким образом, все здания, которые значатся под именами их былых владельцев, автоматически попадают в перечень для продажи. Поговаривают даже о включении в этот список домовых церквей и часовен.

Какие именно объекты в Петербурге могут быть приватизированы, пока неизвестно. Однако в этот список могут попасть около 650 строений, находящихся пока в федеральном списке охраны. Как только их "перекинут” под крыло региональных структур, они смогут стать предметом торга. К примеру, дворец Великого Князя Михаила Михайловича на Английской набережной, 8. Или соседнее здание - дом, где жил Петр Ильич Чайковский. Среди федеральных памятников, которые вполне могут быть приватизированы, специалисты называют дворец Самойловой в Павловске, дачу Безбородко на Свердловской набережной, усадьбу Юсуповой в Пушкине и еще ряд других объектов. Основание, по которому город с готовностью избавиться от этой собственности, одно - нужно слишком много денег, чтобы привести эти здания в надлежащий вид; легче найти хозяина-частника, который будет вкладывать свои средства. При этом городские власти намереваются следить за тем, как новый владелец будет использовать историческую собственность и не разрушит ли он историческую ценность объекта стеклянными пристройками или, к примеру, использованием неразрешенных технологий реставрации.

Правда, специалисты КГИОП сомневаются, что вся подобная недвижимость может быть востребована. Очень уж у всех этих дач и загородных имений жалкий вид. Многие практически разрушены. При этом, поскольку объекты все же числятся в охраняемых, они имеют массу обременений. В этих условиях, утверждают чиновники КГИОПа, не стоит ждать ажиотажного спроса. Охранный комитет готов находить "разумный компромисс”. Иными словами, власти, продавая историческую городскую собственность, не склонны будут настаивать на жесточайших условиях, декларированных в законодательстве об охране памятников истории и архитектуры, - лишь бы купили и восстановили.

Справедливости ради стоит сказать, что в последнее время интерес к заброшенным загородным усадьбам резко возрос. Особенно, конечно, к жилым домам. Это модно и престижно. По информации риэлтерских компаний, сегодня на рынке элитной недвижимости спрос на исторические особняки резко превышает предложение. В общем объеме предложений купить "домик” за городом старинные усадьбы составляют примерно 5-7 процентов, а хотят купить нечто подобное около 20 клиентов, обратившихся за помощью к риэлтерам. Цены на усадьбы, по оценкам экспертов, колеблются от 10-12 тысяч долларов за квадратный метр до 30 тысяч долларов.

Прямая речь

Александр Шухободский,
заместитель руководителя территориального управления Россвязьохранкультуры:

-Нам пока непонятно: есть ли механизм приватизации федеральных памятников культуры? Понятно, что с 1 января этого года их можно выставлять на продажу. Но как именно это делать? Однако, думаю, механизм будет тот же, что и при продаже памятников, которые находились в ведении субъектов Федерации. Хотя федеральные памятники, наверное, должны быть прописаны в плане приватизации государственного имущества на год. Хочу напомнить, что в Петербурге функции по продаже государственного имущества переданы, в качестве эксперимента, городскому комитету по управлению имуществом. Так что готовить объекты к продаже будет тот же орган управления, который уже имеет опыт работы с местными памятниками.

Вера Дементьева,
председатель КГИОП Санкт-Петербурга:

- По нашему мнению, девятнадцать самых крупных объектов (музеи-заповедники, Академия художеств, Пушкинский дом и тому подобное) должны остаться за Федерацией. И если говорить о приватизации, то лишь 25 объектов могут представлять интерес. И это далеко не дворцы.
У нас, к примеру, 19 церковных объектов федерального значения. Все они должны быть переданы церкви. Но, по нашему мнению, сделать это можно только после того, как они будут выведены из аварийного состояния. Сделать это должно государство, на бюджетные деньги.
Есть еще около 20 объектов, имевших изначально коммерческое значение. К примеру, рынков. Вот их можно приватизировать без предварительной реставрации. Мы в Петербурге уже передали в частные руки 42 памятника регионального значения. Половину из них новые хозяева уже отреставрировали. По остальным работы тормозятся, но тоже движутся.