Новости

07.02.2008 03:00
Рубрика: Происшествия

Ворошиловский боксер

Почему в общественном сознании все чаще и чаще оправдывают самосуды

В нашумевшем деле боксера из Санкт-Петербурга Александра Кузнецова, убившего педофила, наметился резкий поворот.

История, еще пару дней казавшаяся простой и ясной, на глазах становится темной и запутанной. Судебный исход этой драмы теперь непредсказуем.

Напомним, что в новогоднюю ночь на 8-летнего пасынка Александра Кузнецова напал педофил. Александр Кузнецов застиг подонка на месте преступления и забил насмерть. Это версия защиты, которая во многом подтверждается. Правда, следствие сетует, что свидетелей пока нет. Хотя трагедия и случилась в центре города, когда народ еще гулял под грохот салютов.

- Что же касается того, был ли убитый пьян или обкурен, то результаты экспертизы будут готовы не раньше февраля. А мальчику судмедэкспертиза вообще еще не назначена. Ребенок две недели проходил курс реабилитации в больнице, был под наблюдением у психологов. Конечно, он проходил там медицинский осмотр. Так что пока мы основываемся на этих документах. Что в них, рассказать не можем. Но в принципе можете считать, что следствие располагает доказательствами совершения насильственных действий в отношении ребенка.

Накануне адвокат Кузнецова ограничил контакты подзащитного с прессой. Редкий случай, когда и следствие, и защита в чем-то солидарны: все просят не разжигать страсти. Правосудие должно спокойно разобраться в громкой, вызвавшей бурю эмоций истории. Впрочем, спокойно вряд ли получится. Проблема в том, что совсем не новогодняя история задела сразу несколько болевых точек общества.

Милицейские сводки подтверждают, что самое гадкое из всех преступлений - насилие в отношении детей - не знает национальности. В Санкт-Петербурге арестован 19-летний студент вполне славянской наружности. Как полагает следствие, он ходил по квартирам под видом почтальона и насиловал детей. Сообщения, что где-то объявился очередной педофил, стали приходить с пугающей регулярностью. Покушения на детей совершают и мигранты, и наши добрые (на вид) соседи. Национальный мотив в убийстве насильника явно притянут за уши.

Досье "РГ"

В 2002 году по России было зарегистрировано 625 убийств, совершенных в состоянии аффекта. В 2004-м - уже 707, а 2005 году - 840. В прошлом, по некоторым данным, приблизилось к тысяче.

комментарий

Защита до смерти

В поступке Кузнецова многие увидели рецепт борьбы с гнусными преступлениями. Мол, раз милиция не может защитить от них детей, мы должны сами линчевать заразу.

Добро должно быть с кулаками, разве нет? Так агрессия рождает встречную волну агрессии. Слово "месть" весьма популярно, а фильм "Ворошиловский стрелок" любим народом. В общественном сознании укореняется оправдание самосуда. И забывается норма цивилизованного общества - даже у маньяка должно быть право на законный суд, а не на уличную расправу.

Дело Кузнецова стало резонансным и потому, что очень спорными остаются правовые нормы о пределе необходимой самообороны. По закону он должен был скрутить подонка и сдать в милицию. А по законам психологии от редкого человека можно в таких обстоятельствах ждать хладнокровных поступков. И не удивительно, что по-человечески Александра Кузнецова люди в большинстве своем оправдывают.

Еще более спорной станет в суде трактовка зыбкой нормы - "совершено в состоянии аффекта". Объяснимо, почему боксер не может по минутам привести хронологию драмы. По словам Кузнецова, увидев подонка, он почувствовал такую ярость, что не помнит, как все происходило дальше. Очнулся, когда уже приехала милиция. Любому понятна нормальная человеческая реакция: гнев, стремление защитить малыша, ненависть к извергу. Другое дело, что закону чужды эмоции. Поэтому следователю и суду придется перевести бурю чувств в сухие строчки Уголовного кодекса. Задача сложнейшая.

Специалисты разделяют аффект на несколько видов. Например, патологический - временное или постоянное психическое расстройство. У человека наступает глубокое помрачение сознания, и он, что называется, за себя не отвечает. При таком заключении экспертов фигурант дела признается невменяемым, а значит, и не может нести уголовную ответственность. Однако его могут направить на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Бессрочно - до полного выздоровления. Или не направить, если психиатры решат, что расстройство прошло.

Мог ли вид ребенка, подмятого педофилом, вызвать психическое расстройство? Очевидно, да. Различают еще и так называемый физиологический аффект. Это сильное душевное волнение, эмоциональная вспышка. Психика человека выходит из нормы, затрудняет самоконтроль, лишает возможности взвешивать последствия поступков. Если эксперты так квалифицируют аффект, то освобождения от наказания не будет, окажись убитый хоть трижды подонком. Судьи в таком случае могут дать гораздо меньший или даже условный срок.

Физиологический аффект длится очень короткое время. Так что, если человека обидели вчера, а он пришел мстить сегодня, суд квалифицирует расправу как умышленное убийство. Хладнокровная месть не бывает праведной, так считает закон. Эти нюансы могут стать определяющими в судьбе Кузнецова. Если боксер отнес сына домой, а потом вернулся бить педофила, успел ли он за это время успокоиться и прийти в норму? Многие ли люди в такой ситуации смогли бы рассуждать здраво минуты спустя после шока?

Сегодня человек изначально виновен, пусть даже общественная мораль на его стороне. Поэтому каждый гражданин в опасной для себя или близких ситуации встает перед нелегким выбором: жизнь или тюрьма. Это старый разговор. Дело Александра Кузнецова заставило к нему вернуться. Остановить дискуссию вряд ли возможно. Но все-таки важно, чтобы следствие и суд не поддались давлению ни одной из сторон, а разобрались спокойно, по закону и по справедливости.

Происшествия Преступления Криминал Общество Соцсфера Социология
Добавьте RG.RU 
в избранные источники