Новости

11.02.2008 06:00
Рубрика: Культура

Ненасытные страсти

Берлинский кинофестиваль о крови земной и человеческой

Берлинский фестиваль свою конкурсную программу начал сильной картиной из Китая. Китайское кино в последние годы - гарантия международного качества.

Бог есть любовь

Семейную драму "Мы веруем в любовь" снял режиссер Ван Сяошуай, которого любящие все подсчитывать китайцы относят к "шестому поколению" тамошних фильммейкеров - "поколению урбанистов", певцов большого города. Семь лет назад его картина "Пекинский велосипед" завоевала в Берлине не только Серебряного медведя, но и оба актерских приза. Потом Сяошуай стал и фаворитом Канна, где получил премию жюри за "Шанхайские мечты". Теперь он снова в Берлине с душераздирающим сюжетом о больной девочке, излечить которую можно, только если родители заведут еще одного ребенка. Но родители давно развелись, у каждого новая семья, и им предстоит трудный моральный выбор. Ситуация усложняется запретом на второго ребенка: в перенаселенном Китае пытаются законодательно ограничить рождаемость.

Кредо этого режиссера - рассказывать только о том, что он знает, что видит вокруг. Поэтому - снова современный город, а герои принадлежат к его поколению сорокалетних.

- Я много слышал историй о детях, больных лейкемией, - объяснял Ван Сяошуай на встрече с прессой. - И для их спасения родители вынуждены искать давно забытых родственников или спешно обзаводиться новыми детьми. Но сентиментальная сторона этих историй меня мало занимала. Мне интересны родители, которым ничего не остается, как покориться судьбе. И проистекающие отсюда проблемы любви, смерти, слабости, беспомощности, лжи, доверия... Я старался избегать социальных аспектов. Стремился, чтобы в кадре не было примет конкретного города Пекина. Не важно даже то, Китай перед нами или другая страна. Важно, что в положении героев фильма может оказаться любой: это просто мужчины и женщины, отцы и матери, мужья и жены. Важно то, что происходит в их душах. Как ответить своей судьбе, если результат все равно неизвестен? Но я уверен, что, посмотрев судьбе в глаза, люди становятся мудрее. Встретившись лицом к лицу с такими понятиями, как Жизнь и Смерть, Любовь и Доверие, они проявляют свою сущность.

Режиссер рассказал, что в современном Китае повышение уровня жизни привело к резкому увеличению числа разводов. Растут как грибы и "клубы одиночек", где разведенные надеются отыскать себе нового партнера.

"Мы веруем в любовь" - редкий для Китая образец кино "космополитического" - это фильм по стилю столь же китайский, сколь европейский. "Я люблю европейское кино, - говорит по этому поводу Ван Сяошуай, - но меня мало интересовала близость картины европейскому кино, как и к какому-либо иному. Я не люблю открытых эмоций и никогда не показываю людям, счастлив я или мне хочется плакать: предпочитаю зажимать свои чувства в кулак. Возможно, это и заставляет думать о "европейском стиле" моего кино.

Пульс земли

Фильм Пола Томаса Андерсона "Там будет кровь" у нас выйдет в конце февраля под названием "Нефть". Хотя у себя дома он сделал весьма внушительные сборы, его прокатная судьба у нас, по-моему, проблематична. По нашим представлениям, это "производственная" драма наподобие тех, что снимались в СССР в 60-80-е годы. То есть драма, где характеры людей, их психологический строй и нравственные установки проявляются в деле их жизни. Этот эпический по размаху жанр - из тех, что роднил советское кино с голливудским: и там и там публике являлся сильный герой, а действительность представала "в ее революционном развитии". И там и там герой - личность неоднозначная: он поступает сообразно "целесообразности", порой шагая по трупам, но мы должны ему сочувствовать, потому что в исторической перспективе он - победитель.

Американской публике такой герой близок: не случайно с ним связана одна из ведущих литературных традиций "нового света" - традиция бизнес-эпопей Драйзера и Синклера. Все они построены на примерно одной фабуле: предприимчивый герой упорно ищет и находит свою "золотую жилу", становится "финансистом", "титаном" и в конечном итоге - "стоиком". Сюжет всегда волнующий: так за считаные десятилетия была построена самая могущественная страна мира, предмет всеобщей завистливой неприязни. Роман Эптона Синклера "Нефть!" и послужил первоосновой фильма Андерсона. Картина считается одним из главных претендентов на академические премии - у нее 8 номинаций на "Оскара", а увенчанный "Золотым глобусом" Дэниел Дэй-Льюис - главным кандидатом в лучшие исполнители мужской роли. Фильм сравнивают с такими классическими полотнами, как "Гражданин Кейн" Орсона Уэллса. А герой ленты, вчерашний шахтер и будущий нефтяной король Плэйнвью, - фигура, соразмерная с такими столпами американской мечты, как Рокфеллер или Форд. Как сообщают, многие эпизоды фильма даже снимались в поместье нефтяного короля Эдварда Доэни.

158-минутная лента открывается на пороге ХХ века большим бессловесным прологом, где герой упрямо вгрызается в земные недра, пока через много лет усилий не наткнется на залежи "черного золота". Это очень сильный по драматическому воздействию пролог: в нем задействованы силы космических масштабов, в нем словно бьется сама кровь Земли. Очень чувствуется фундаментальный подход режиссера к теме: он провел много месяцев, изучая материалы, связанные с жизнью нефтяных баронов, вороша старые фото и газетные публикации: многие кадры фильма представляют собой изысканную стилизацию этих фотографий.

Сама фамилия героя - Plainview - "говорящая": это человек, который смотрит жизни прямо в глаза. Счастливчик Плэйнвью, открыв свой нефтяной Клондайк, должен уговорить соседей-землевладельцев вступить в дело. Он здесь дьявол-искуситель: вкрадчивый голос, безукоризненно честный взгляд, все задатки будущего политика. Но это, несомненно, драма тотальной жадности, ненасытности - импульсов, которые, с одной стороны, движут миром, с другой - порождают его главные социальные противоречия. Это неуемная жажда богатства, хотя на поверку оно не дает его обладателю и подобия счастья. Слова одного из персонажей фильма: "Нефть - это смерть", - окажутся вещими.

Пятый фильм Пола Томаса Андерсона напоминает прежние создания этого режиссера только эпичностью романной формы. В ней нет ни дождя из лягушек, как в "Магнолии", ни привлекательности порока, как в "Ночах в стиле буги", но есть моменты, когда зритель сжимается от запредельного внутреннего напряжения. Даже несмотря на сугубо "производственный" сюжет.

Оцифрованная Россия

Журнал The Hollywood Reporter в своем ежедневном фестивальном издании сделал темой одного из номеров состояние русской киноиндустрии, которая "растет количественно, но не качественно", и большинство фильмов неспособны окупить свои увеличившиеся бюджеты. Так, "1612" Владимира Хотиненко в производстве обошелся в 12 миллионов долларов, а собрал менее шести. Другой "исторический" фильм "1814" о юном Пушкине при затратах 3,5 миллиона вернул 2,5. Кассовым успехом пользуются только непритязательные комедии типа "Иронии судьбы. Продолжение" и "Самого лучшего фильма", но у них нет перспектив выйти на международный экран. Зато международное внимание уже гарантировано двум номинированным на "Оскара" фильмам: "12" Никиты Михалкова и "Монгол" Сергея Бодрова.

В воскресенье на фестивале прошла встреча руководителей российских и немецких кинокомпаний и кинофондов с участием зам. руководителя Роскультуры Александра Голутвы. Ее задача - способствовать расширению сотрудничества двух стран в области кинопроизводства. Горячим примером такой ко продукции станет фильм Ильи Хржановского об академике Ландау.

В тот же день, уже за пределами фестиваля, зрителям показали документальную ленту швейцарского режиссера Эрика Бергкраута "Письмо к Анне" - о так и не раскрытом убийстве журналистки Анны Политковской. Текст фильма в англоязычной версии прочитала Сьюзан Сарандон, в версии на французском - Катрин Денев, которая прибыла на берлинскую премьеру картины.

Культура Кино и ТВ 58-й Берлинский международный кинофестиваль