Новости

Юрий Рост вырос на целую книгу. У него - фотографа, писателя, поэта, журналиста, путешественника - она далеко не первая. Но все равно особенная.

- Она как новорожденный ребенок, да и весит столько же - три килограмма, - бережно вытаскивая ее из сумки, говорит он.

Черная аскетичная обложка. "Юрий Рост. Групповой портрет на фоне века" - небольшие белые буквы. Больше ничего.

В этой черно-белой книге, которую открывает небольшой снимок воздушного шара, а закрывает его негатив, есть только два цветных фрагмента. Оранжевых. Это апельсин на фотографии театрального художника Сергея Бархина. Нарисованный самим же художником Бархиным. И оранжевая шелковая закладка под цвет апельсина.

В ней нет страниц. Потому что как же поставишь номер страницы на фотографии, не испортив ее. Есть номера текстов. По ним и находишь то, что нужно. Ведь эту книгу нельзя сразу прочесть целиком.

- Ее перелистывать, как наводить дома порядок на книжных полках. Перебираешь, пересматриваешь, а заканчивается всегда одинаково - берешь какую-то книгу и начинаешь читать, и все остается как было, - говорит Рост.

Так и получается. Перелистываешь, потом цепляешься взглядом за сюжет или за какой-то персонаж и читаешь именно об этом снимке. ...Я зацепилась взглядом за Алису Фрейндлих, журналиста Арсеньева, Бориса Литвака, чистильщика обуви дядю Гришу, четверку Рыжих (даже на черно-белом фото видно, какого цвета волосы у детей).

Я зацепилась взглядом за стихи около фотографии маленькой девочки - снимок называется "Фея лета". Они заканчиваются так:

"Жизнь необыкновенно многогранна,/Но можно тем, что видишь, обойтись".

Мне показалось, что это про Юрия Роста.

Нежно листая страницы имиджевого (объяснение ниже) издания руками труженика (у журналистов не бывает таких рук), Рост продолжает:

- Книжка дорогая, потому что она никак не может быть дешевой. Тут 250 фотографий и 145 текстов. фотографии потребовали больших усилий. Поэтому была выбрана дорогая итальянская бумага - толстая, не на просвет. Книга напечатана уникальным способом - четырехкрасочная печать: два черных и два понтона. Три раза мы начинали и останавливали печать, потому что качество не отвечало требованиям моим и директора типографии Светланы Ивановой. И она, и издательство "АСТ" сделали очень много, чтобы книга вышла в таком виде. В издательстве вообще решили, что это будет имиджевый проект - не для заработка. Отсюда и тираж - три тысячи экземпляров. И редактор Ольга Николаевна Адаскина дивно поработала, и Инна Александровна Сынкова. И Аркадий Троянкер - дизайнер сделал современный макет. Все фотографии разного размера. И набор текста везде плавающий. Чтобы глаз не уставал. И все фотографические ньюансы видны.

В книге присутствуют опосредованно важнейшие события времени прошлого века. Скажем, в войне я по малолетству участвовать не мог, но она здесь - от начала до конца. Я дитя послевоенное. Война для меня была нормой. А на фотографии, например, Алексей Богданов, который 4 года воевал и заработал 4 медали, но за это время потерял 7 детей. Вот другой материал - 10 братьев Лысенко, которые все пошли воевать и все вернулись. Чуть ли не единственный случай.

Российская газета: У вас фотографий, наверное, на несколько таких книг хватит. Как отбирали?

Юрий Рост: Мне казалось важным, чтобы были представлены самые разные люди, с которыми я встречался. Я довольно жестко отбирал для книги известных людей. Я не хотел, чтобы это была книга VIP-персон. Они есть, они тоже символ времени. Но вот я открываю наугад. Лихачев, Неелова... А дальше казак Топилин - малоизвестный человек.

Много текстов написано специально для книги. Переписал-то я почти все.

РГ: Есть человек - объект. Либо на нем фокусируешься взглядом фотографа, либо смотришь на него глазами пишущего человека.

Рост: (вздыхая) Видимо, поэтому я так мало сделал, раз разбрасываюсь. И то, и это... Вот смотрите, какой замечательный отец Павел Груздев. Что ни страница, то персонаж.

Просто было ощущение, что именно эти фотографии должны быть. Мне хотелось, чтобы книга получилась сбалансированной, как шар.

РГ: Что такое особый взгляд? Сегодня очень многие увлекаются фотографией: есть деньги, купил фотоаппарат, выложил в Интернет. Некоторые даже издают книжки. Как отличить - что снимок, что нет?

Рост: Снимок - это мера вкуса. Больше ничего. Меня как-то пригласили на съемки телепрограммы и спрашивали, как надо снимать. Я говорю: вообще не надо снимать. Надо ходить и смотреть. Потому что это повальное увлечение одноразовым изображением... Тратится время на то, чтобы фотографировать, а не смотреть по сторонам, не чувствовать. Фотографий должно быть мало.

РГ: Но как успеть и разглядеть человека, и сфотографировать его?

Рост: Если это профессия, то надо снимать. А если нет, то лучше наслаждаться общением, ощущением. Потому что когда достаешь камеру, то разрушаешь саму структуру жизни. В одном из моих текстов есть: фотография - это смерть момента.

...А вот еще в этой книге большую роль сыграла директор книжного магазина "Москва" Марина Каменева....

И Рост начинает рассказывать о ней и об издателе, и я понимаю, что вот ответ на мой вопрос. Он так видит. Он мог бы делать книгу о тех, кто делал книгу. И это тоже было бы интересно. Взгляд у него такой.

А Рост снова растет - уже печатает новые фото. Под рубрикой "Групповой портрет на фоне мира". Еще одна книга?

 
 
 
 
 

 

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Арт Фотография Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники