Новости

19.02.2008 04:00
Рубрика: Экономика

Всемирное Торговое Откровение

Российскому бизнесу в последний раз раскрыли блага ВТО

Этого события бизнес ждал 14 лет. В России наконец-то появилось большое исследование, посвященное последствиям присоединения России к ВТО. Как сказал главный переговорщик по ВТО Максим Медведков, "это - последнее, других мы заказывать не будем". На прошлой неделе его презентовали в Высшей школе экономики (ВШЭ). Параллельно о проблемах присоединения России к ВТО в Москве говорил еврокомиссар Питер Мандельсон (см. материал на стр. 3).

Исследование должно было ответить на вопрос, что будет с экономикой страны, с конкретными отраслями и регионами с 2009 по 2015 годы. Результаты уже просачивались в прессу с месяц назад: стало известно, что ряд регионов (Московский, Центральный, Пермский край и некоторые другие) пострадают от присоединения "как импорточувствительные", но независимые эксперты отказывались делать выводы без знакомства с методологией. Теперь она раскрыта, признана небесспорной, но об этом позже.

Специалисты старательно акцентировали внимание на том, что действовали хирургическим скальпелем: так, снижение импортных тарифов на 0,75 процента в год они уже считали "существенным". При этом подход был гибким: скажем, если тариф снизился на комплектующие существеннее, чем на готовые изделия, положение отрасли признавалось успешным, поскольку это открывает возможность делать аналогичные вещи в России.

Анализировалось и соотношение "белого" с "серым" импорта, правда, в простом предположении, что чем ниже тариф, тем меньше доля "серого" ввоза. Что до регионов, то их группировали в сообщества, выделяя чувствительные к импорту (это или его большие потребители, или перевалочные базы). Считалось, что от роста импорта регион приобретает через рост налоговых (от внутренней торговли) поступлений, но теряет от вытеснения своих товаров.

Ни жарко, ни холодно

Общий вывод: влияние присоединения к ВТО крайне мало ощутимо. Вывод с ходу настораживает: именно так заканчивались все прежние исследования по заказу минэкономразвития, и это резко разнится с результатами некоторых корпоративных исследований.

Тем не менее рисковые сектора все-таки были названы. Это легкая промышленность, производство компонентов для сельхозтехники (но не АПК!), автопром, химпром, самолетостроение, фармацевтика. Соответственно распределилась география и рисковых регионов - Центр России (легкая промышленность), Нижнее Поволжье (Волгоград, Самара - машиностроение), Пермский край (химпром). Теперь по крайней мере стало понятно то, что было непонятно месяц назад: почему в зону риска попадает Московская область. Оказывается, это центр легпрома.

Впрочем, что это за риск, если даже для чувствительных регионов рост импорта составит всего 2 процента. О Перми и Поволжье было специально сказано, что они сильные и, дескать, выстоят. Да и для рисковых приготовлена конфета: экономя на подешевевших импортных товарах, народ начнет вкладывать "лишние" деньги в российские, так что у наших бизнесов открывается новая ниша платежеспособного спроса. В размере максимум 2 процентов от объема импорта, но и об этом сочли нужным сказать. Что же касается услуг, то либерализация признана полезной опять же из-за "высвобождения денег населения". Даже банковскую сферу можно было бы открыть без вреда для нее. А раз не открыли, так вреда и вовсе не будет.

В целом по России рост импорта по чувствительным товарам за 7 лет суммарно составит 4,5 процента, но реально, уверены ученые, не более 2,5.

Пойманы на противоречиях

Естественно, эти оценки вызвали дискуссию. Экономисты из других вузов, оставшиеся за бортом интеллектуального процесса (особенно усердствовал МГУ), интересовались, почему в модели заложены темпы роста импорта ниже роста ВВП, ведь сейчас не так? Как учитывается инфляция, укрепление рубля? Учитывались ли прямые иностранные инвестиции? Эластичность спроса? И что будет с экспортом? Оказалось, что оценивать экспорт "задача не ставилась", укрепление рубля влияет на экономику на порядки больше, чем ВТО, а прочие параметры считались по моделям минэкономразвития.

В кулуарах один из независимых экономистов, просивший на него не ссылаться, прокомментировал свои впечатления. По его словам, в таких исследованиях многое зависит от качества базы данных. Об этом же говорилось туманно: "Какие-то данные за 2000 год, какие-то за 2008-й. Какие именно? Ведь за 7 лет многое изменилось. К тому же по "серому" импорту вообще нет баз данных, только экспертные оценки. Будучи скомпонованными с другими, проверенными данными, эти оценки могут дать непредсказуемый эффект", сказал этот ученый. Сомнения вызывает и методика оценок по категориям товаров изолированно: "Есть эффект замещения товаров, он не учитывается". Самое интересное, что, по словам этого специалиста, он подловил авторов работы на очевидном противоречии: в презентации нет-нет, да фигурировали тарифные оферы (промежуточные переговорные позиции), хотя исследование подается как основанное на окончательных результатах переговоров.

В то же время наш собеседник признал, что общая оценка влияния ВТО на Россию сделана верно. Однако анализ по регионам и отраслям страдает качественностью - "тут и там выбраны очевидные примеры. Я знаю немало закрытых корпоративных исследований, которые сделаны лучше".

Экономика Отрасли Промышленность Экономика Макроэкономика Экономика Бизнес Бизнес - Главное Россия и ВТО