Новости

26.02.2008 02:28
Рубрика: Общество

Предметная зарплата

Публикация в "Российской газете" вызвала широкий общественный резонанс

После публикации о ситуации с выплатой заработной платы педагогам по новой методике (например, "Расчеты у доски" от …) мы получили немало откликов.

Одни соглашались с написанным, другие спорили, многие - и не только педагоги - просили вернуться к этой теме.

Напомним, что в Воронежской области - наряду с другими 20-ю российскими регионами - введена новая система оплаты труда. Вместо привычной тарифной сетки теперь используются другие критерии, позволяющие рассчитать интенсивность труда каждого учителя. Тем не менее до сих пор многие педагоги так и не уяснили, в чем преимущества (и недостатки) этой системы.

Мы решили обобщить полученные вопросы и попросили ответить на них руководителя Главного управления образования области Якова Львовича.

Российская газета: Яков Евсеевич, давайте обратимся к "истории вопроса". Зачем понадобилось вводить новую систему оплаты труда в школах?

Яков Львович: Механизм финансирования образования требует совершенствования, это давно стал понятным. К тому же мы стали терять позиции в качестве образования. Подталкивала необходимость перемен и сложная демографическая ситуация. Критерии новой системы, конечно же, пока непривычны, расчеты зарплаты трудны, но их смысл в том, чтобы была возможность наиболее объективно оценивать и, соответственно, оплачивать результаты и личный вклад каждого учителя. К тому же предложенные направления модернизации образования - это ни в коем случае не догма. Они внедряются пока в двух десятках регионов и требуют дальнейшей отработки. Для этого при Главном управлении образования сформировали рабочую группу с участием представителей профсоюза работников образования и науки, школ, Общественной палаты, Воронежского областного института повышения квалификации и переподготовки работников образования. В ноябре первые рекомендации по рациональному использованию фонда оплаты труда были направлены в районы. То, что численность ребят во всех классах, где работает данный педагог, стала одним из критериев, влияющих на базовую часть зарплаты, это, по-моему, нормально. Два учителя, имеющие равные заслуги, опыт, квалификацию, но работающие в классах с разным числом учеников, и получать будут по-разному. Но рабочая группа рекомендовала, к примеру, использовать среднюю наполняемость классов по школе для определения расчетной части зарплаты учителям, ведущим занятия профильного обучения со старшеклассниками. Как итог - за январь средняя зарплата педагогов составила 7300 рублей - она стала выше, чем в прошлом году.

РГ: Так или иначе, главный критерий - лучше ли стало людям от всех этих перемен. А педагоги по-прежнему недовольны тем, как оценивается их труд.

Львович: Постепенно недовольство учителей стихает. В большей степени оно выражалось в неприятии большой разницы в зарплатах. Кто-то стал получать больше, кто-то меньше. Это и вызвало споры. Но могу утверждать, что зарплата увеличилась у всех педагогов, а в среднем мы обеспечили рост на 64 процента. Суть в следующем: если учителя по новой системе не дотянули в зарплате до величины, которую могли бы получить по привычной методике начисления по единой тарифной сетке, то им доплачивается из гарантийного фонда.

В конце концов, что такое оплата труда? Это вознаграждение в зависимости от квалификации учителя, сложности, качества преподавания. Помимо того, введены стимулирующие выплаты - надбавки по повышающим коэффициентам, за которые проголосовали все учителя той или иной школы. К примеру, если учитель больше подготовил учеников к олимпиадам, ведет творческие, научные кружки и факультативы - это плюс к его основной зарплате.

РГ: Прокуратура области - в ответ на письмо учителей 11-й городской школы, недовольных зарплатой, вынесла представление мэру Воронежа Борису Скрынникову. В чем суть нарушений, выявленных надзорными органами?

Львович: Мэр утвердил своей подписью положение о новой оплате труда учителей, тогда как никто не может этого делать "сверху". Утверждать положение имеет право только школа. Борис Скрынников изменил редакцию текста, в котором говорится, что это положение рекомендуемое и каждая школа, опираясь на него, может установить свои правила игры: сформировать свой набор повышающих зарплату коэффициентов не только, к примеру, за сложность предмета, квалификацию учителя, но и за стаж.

Нужно спокойно относиться, если кто-то из коллег получает больше. Стимул есть у каждого - работай лучше, учись у других

РГ: Какие плюсы вы видите в переходе на новую систему оплаты труда, предложенную школам в рамках федеральной программы комплексной модернизации образования?

Львович: Считаю, что система оправдывает себя. Она побудила учителей активнее использовать на уроках инновационные материалы, искать методы вовлечения в работу всех учеников. Сегодня у школьников есть масса возможностей поучаствовать в различных олимпиадах (их число возросло), и многие используют этот шанс. Если в прошлых годах с Интернетом на уроках работали два-три учителя по одной школе, то сегодня успешно привыкают все, еще и сетуют, если мало в классах компьютеров.

РГ: Проясните ситуацию с зарплатой учителям малокомплектных школ. Есть мнение, что учитель выкладывается в одинаковой степени что с 25-ю учениками, что с пятью. А нагрузка педагогов малых школ считается меньшей - и зарплата у них в итоге тоже не выросла. О наполняемости классов до нормы там и вовсе говорить не приходится.

Львович: Вот уж с чем не согласен, так это с равной интенсивностью нагрузки учителя в зависимости от числа учеников в классе. Донести до каждого новые правила значительно труднее, если перед преподавателем находится 25 и более человек. Кстати, как говорит опыт, качество образования снижается, как при очень высокой, так и при очень низкой наполняемости классов.

РГ: А разве не говорит об обратном пример потрясающего успеха маленькой Парижско-Коммуновской школы Верхнехавского района, в выпускном классе которой учились трое учеников, - и все трое закончили курс наук с медалями, серебряной и двумя золотыми?

Львович: Это скорее феномен самих учеников, исключение из системы, хотя подчеркну, что преподаватели там очень сильные.
А что касается зарплаты учителей малокомплектных школ, то в январе мы изменили методику расчетов. Они получают заработную плату в размере, соответствующем прежней, когда расчеты велись по тарифной сетке. Дело в том, что в законе прописано, что нормы финансирования малокомплектных школ должны определяться фактическими затратами, независимо от числа обучающихся. Есть школа в небольшом поселении, ее надо поддержать. И мы эти рекомендации выполняем.

РГ: Какие еще трудности нужно преодолеть, чтобы система стала понятной и приемлемой для всех директоров и учителей?

Львович: Нужно привыкнуть к дифференциации зарплат и спокойно относиться, если кто-то из коллег получает больше. Стимул есть у каждого - работай лучше, учись у других, старайся.

Немаловажно сформировать общественное участие в распределении стимулирующей части. Представители общественности вправе вынести свои рекомендации. Во многих школах, к примеру в гимназии имени Кольцова в Воронеже, уже привлекли к сотрудничеству людей, не чуждых школьных проблем. У них получается взаимное сотрудничество.

РГ: Доплата учителям, не выигравшим от перехода на новую систему оплаты труда, происходит из гарантийного фонда (внутренних резервов). Чей это фонд, чьи деньги? Не получилось ли так, что эти внутренние резервы образовались за счет ставок уволенных из штата школ социальных педагогов, психологов, вожатых, логопедов?

Львович: К этой мере мы директоров не призывали, наоборот, рекомендовали не трогать ставки. Чтобы образовался гарантийный фонд, из областного бюджета были выделены субвенции в размере 543 миллионов рублей дополнительно. Кстати, именно за счет этих средств и получился средний прирост зарплат с начала учебного года в 64 процента.

РГ: Есть еще проблема малочисленных школ в областном центре. В Коминтерновском районе - в основном крупные школы, в Центральном и Ленинском таких мало, далеко не все классы имеют по 25 учеников. Стало быть, там учителя по определению лишаются надбавки?

Львович: Мы создали специальную группу, чтобы разобраться в ситуации. Если школа уникальна, она имеет право жить. А если рядом с малой расположена другая, где качество преподавания выше, то их придется соединять. Такие прецеденты, скорее всего, будут. В Эртиле, например, пошли по другому пути: там есть школы-ступени. Отдельно обучаются начальные классы, среднее звено до 9 класса включительно и так далее. Во всяком случае в классах уже не сидят по 10 человек. Эти примеры говорят прежде всего о гибкости системы. Можно сказать, что мы тоже учимся. Закончится этот учебный год, подведем итоги, сделаем выводы в отношении дальнейших шагов по организации системы оплаты труда.

Общество Образование Экономика Работа Зарплата Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж
Добавьте RG.RU 
в избранные источники