Новости

27.02.2008 06:00
Рубрика: Власть

Озабоченный закон

Штраф за просмотр журналов фривольного содержания в публичном месте может составлять 1000 рублей

Депутат Госдумы 23-летний Роберт Шлегель предложил внести поправки в действующее законодательство о распространении продукции эротического и порнографического характера. К примеру, кто-нибудь вздумал полистать журнальчик фривольного содержания, скажем, в метро - плати штраф до тысячи рублей.

Некоторые коллеги самого юного обитателя Охотного Ряда не могли сдержать улыбку: мол, молод, горяч и бескомпромиссен. Однако, сделав не очень ловкий акцент на частности, Шлегель задел важную общественную проблему охраны личностного пространства человека в современном городе. Когда речь идет об экологии, много рассуждают о том, что мы пьем и едим, и мало о том, что мы вокруг себя видим и слышим. Влияет ли на здоровье человека агрессивная видеосреда? Кто нас защитит от беспрестанного "трепа" по мобильнику, который преследует в транспорте и на улице? На эти вопросы отвечают эксперты "РГ".

Милиционер в неловком положении

- Мне вполне понятны резоны, по которым эта инициатива выдвинута, - сразу же расширил тему депутатской инициативы Вячеслав Глазычев, член Общественной палаты, профессор Московского архитектурного института. - Но, принимая закон, нужно все-таки думать, может ли он быть применен. Давайте все-таки начинать с существенного, а не с того, что нагрузят участкового или транспортную милицию довольно смешными функциями, которые будут вызывать хохот у пассажиров, ставить стражей порядка в неловкое положение. Это тема для фельетона.

Гораздо важнее в этом отношении все-таки навести порядок с публичным телевидением. Такого, как у нас, нет нигде. Оно может быть более скучным, чем у нас, но такого разгула похабщины действительно я нигде не встречал. Для нее в мире существуют частные каналы, платные. Хочешь - смотри на здоровье.

"Читаю что хочу, где хочу, таким образом, как мне это угодно. И так должен поступать каждый!" - это отклик на радения депутата россиянина, вскормленного на полной свободе. С тем, что интересующая тебя литература должна быть доступна, согласен культовый молодежный писатель и блогер-тысячник Сергей Лукьяненко. Впрочем, автор "Дозоров" считает, что дозор за распространением "клубнички" не помешает:

- Чтение эротических журналов с откровенными фотографиями в людном месте - тоже своего рода вызов общественной морали, как, скажем, сексуальный акт где-нибудь на многолюдном бульваре. Тебе этого хочется? Но это не значит, что этого хочется людям, которые рядом с тобой. То есть свобода получается однобокой - только для себя.

В целом здравое зерно здесь есть: купил эротический или порнографический журнал - иди на природу или домой и там наслаждайся, а не читай в транспорте, где кому-то это будет неприятно. Штраф в тысячу рублей - сурово и действенно, в следующий раз человек предпочтет прочитать журнал дома.

Не могу молчать

Вообще, размышляет писатель, нарушителей личностного пространства окружающих, скажем, любителей вести разговоры по мобильникам, однозначно осуждать не стоит. Все хоть раз в жизни попадали в ситуацию "не могу молчать":

- Представьте, нам звонят в самом людном месте, и нет возможности сказать "перезвоните позже". И говорить, что человек не имеет права поговорить по телефону на улице, тоже неверно. Все зависит от культуры и воспитания. Есть масса вещей, когда люди в мелочах не уважают чувства и желания других, но на все срываться и злиться невозможно. Остается самому стараться вести себя по-другому и надеяться, что этот пример будет востребован.

Подхожу к окну - бросает в дрожь!

На что способна агрессивная видеосреда? На этот вопрос ученые пытаются ответить уже лет 20. Директор центра "Видеоэкология", доктор биологических наук Василий Филин рассказывает, что участвовал в судебном процессе о вреде здоровью, нанесенном агрессивной внешней средой.

- Одна москвичка попала в психиатрическую больницу, - рассказывает он. - Прямо перед окнами ее квартиры построили "Рамстор", буквально в 25 метрах. Я был у нее на квартире, новое здание буквально застилает ей свет. Женщина жалуется: "Подхожу к окну - меня в дрожь бросает". В результате - психическое расстройство. Беда еще и в том, что обменять эту квартиру на равноценную она не может: жилплощадь потеряла в стоимости 30-40 процентов. На разбирательстве я доказывал, что агрессивная видеосреда - действительно одна из возможных причин, которые привели к заболеванию. Но дело в том, что нормативных актов по видеоэкологии нет, и суд мы проиграли. Однако факт-то нарушения условий проживания и вреда здоровью налицо.

Между тем Филин не одинок в своих изысканиях. В отчете Всемирной организации здравоохранения однозначно сказано, что "процессы урбанизации ведут к неуклонному росту числа психических заболеваний". На человека в городе влияет комплекс факторов: и загазованность, и шум, и визуальная среда. По данным Василия Антоновича, у некоторых больных агрессивная картина современного города вызывает эпилептический припадок, настолько это сильный раздражитель.

Лужковский стиль

Как ни удивительно, часто критикуемый "лужковский стиль" - башенки, крылечки и другие архитектурные "штучки-дрючки" - благотворно влияет на психическое здоровье горожан.

- Так называемые "архитектурные излишества", о которых принято говорить с иронией, на самом деле нужны для глаза. Если бы вдруг в лесу срезали все макушки, на 30 процентов визуальная среда леса погибла бы. Еще не так давно, можно сказать, с ножницами по Москве ходили. Между тем любая башенка притягивает взгляд и успокаивает нервного горожанина, а на гладкой стене из стекла и бетона глазу не за что зацепиться. Глаз так воспитан: он обязательно хватается за макушки. Сначала видим купола, а потом уже детализируем храм Христа Спасителя.

Есть ли связь между бездуховностью, озлобленностью в обществе с той визуальной средой, которая окружает человека в метро, на улице, в собственном доме?

- Вспоминается академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, - отвечает Филин. - Он говорил о том, что агрессивность человечества растет. Бездуховность, конечно же, является источником многих пороков человека. Вместе с тем хорошо известен факт, что окружающая среда оказывает большое влияние на поведение человека. В агрессивной видимой среде он чаще пребывает в состоянии беспричинной злобы. Как правило, там, где хуже визуальная среда, больше и правонарушений - хулиганства, пьянства, сквернословия. В Москве криминогенная обстановка ухудшается от центра к периферии, где целые микрорайоны состоят из агрессивных полей, больших однообразных пространств из стекла и бетона, однообразного кафеля, бездушной архитектуры... Научно вред всего этого объясняется так: глаз работает в активном режиме, он сам ищет, за что бы "ухватиться" в городской среде, что бы такое "поймать", на что "наброситься". Говоря научным языком, глаз сканирует окружающую среду. Такая активность глаза достигается за счет природы его быстрых движений - саккад. Саккады совершаются постоянно, помимо нашей воли как с открытыми, так и с закрытыми глазами, как во время бодрствования, так и во время сна. В преобладающем большинстве саккада является первичной, а то, что глаз увидит после саккады, - вторичным. При этом после саккады глазу непременно нужно остановиться на каком-то элементе, иными словами, после саккады глаз должен за что-то "зацепиться". А в поле одинаковых конструкций ему это сделать невозможно.

КОММЕНТАРИЙ

Ольга Балла, психолог:

- Если бы наш мегаполис посетили инопланетяне, у них, подозреваю, могли бы найтись некоторые основания принять огромные рекламные плакаты, щиты и прочие билборды за самостоятельные сущности. Слишком по-хозяйски они ведут себя в городском пространстве - гораздо увереннее, чем многие другие его элементы. Они живут собственной жизнью и диктуют пространству собственную, совершенно неисследуемую логику.

"Арбуз?.. Мята?.." - размышляет вслух надпись, растянутая над улицей, о сущности жвачки. "Счастье есть! - доверительно сообщает надпись на тумбе и сразу же вздыхает: - К сожалению, оно доступно только зарегистрированным пользователям". Какой связный текст образуют эти сообщения - интересная задачка для инопланетного гостя.

Если уж человека угораздило выйти на улицу, он может расстаться со всякой надеждой остаться наедине с самим собой. Даже в маршрутке, с одной стороны, поет в уши радио, где ведущие затыкают паузы между песнями - ммм... вдохновенной импровизацией, а с другой - перед глазами висит экран, на котором рекламируется что-то, не имеющее к тебе ни малейшего отношения. Ни в какую цельность все это и не думает складываться, не затем существует. Существует оно, кажется, с единственной целью: постоянно, каждую минуту доискиваться твоего внимания.

Но даже если отвлечься от содержательной стороны всего, что нам сообщается, - не понимать, допустим, языка, - то остается еще сторона формальная. От нее деться действительно некуда, даже если мы не понимаем ничего вообще: она действует сугубо физиологически. Минуя душу, она адресуется напрямую к телу. Крупные формы, прямые линии, жесткие углы, яркие - до нереальности - краски меняют телесные состояния человека, определяют его реакции еще до того, как он успеет что бы то ни было подумать по этому поводу.