20idei_media20
    29.02.2008 04:50
    Рубрика:

    Уральским больницам не хватает работников

    Уральские больницы и поликлиники ищут способы, как восполнить дефицит персонала

    Сегодня, по данным министерства здравоохранения Свердловской области, на десять тысяч ее жителей приходится всего 37 врачей (общероссийский показатель - 42,5), 96 медсестер и фельдшеров (по стране - 98,6). Вот почему уральские врачи сплошь и рядом работают на две ставки, а пациенты подолгу дожидаются приема у специалиста.

    Помощь издалека

    В центральной районной больнице поселка Байкалово нередко случается, что лечить людей просто некому. Не хватает и узких специалистов, и участковых докторов. Медперсоналу приходится работать чуть ли не сутками, а тяжелых больных отправлять "в город".

    - В нашу деревню никто ехать на работу не хочет. Это же 250 километров от Екатеринбурга, - сетует главврач Геннадий Дорожкин. - Даже те сельские ребята, которые поступают в мед­академию, обратно к нам не возвращаются.

    Врачей попытались найти за рубежом. Два года назад пригласили в Байкалово хирурга из Киргизии, оплатили ему обучение, обеспечили жильем. Сначала главврач ликовал: наконец-то нашли специалиста, который в большой город не стремится. Да и пациенты хирургу доверяют - он почтительный и обходительный. Однако позже Дорожкин понял, что ликовал преждевременно.

    - За два года к нам приезжали 23 врача из стран СНГ, - рассказывает главврач. - Но не всегда их подготовка соответствует нашим стандартам. Приходилось переучивать, объяснять многое. В итоге осталось у нас девять человек. Конечно, хоть какой-то, но выход. Однако сами понимаете: слишком уж велик процент тех, кто отсеивается.

    В своем кругу медики Байкалово обсуждают: как же тогда утолить кадровый голод? Сошлись во мнении, что стоит больше привлекать средний медперсонал. Чтобы на одного врача приходилось по три-четыре помощника. Тогда нагрузка на врача станет меньше.

    Контрасты географии

    В Екатеринбурге с кадрами лучше. А в отдельных случаях и совсем неплохо.

    - В начале 2000-х годов у нас не хватало специалистов, - вспоминает главный врач областной клинической больницы № 1 Феликс Бадаев. - Были те, кому за 50, и молодежь, а звено среднего возраста (30-35 лет) исчезло. Из тех, кто заканчивал медицинские институты в девяностые годы, до больниц доходило процентов 30. В итоге мы имели отличных специалистов, которым не хватало уже сил действовать с полной нагрузкой, и только что пришедших, которым нельзя еще было доверить самостоятельную работу. А вот тех, кто уже умеет и еще может, не было.

    Сегодня средний возраст врача ОКБ № 1 - 36 лет, и "пробел" постепенно заполняется.

    - Большая проблема была со специалистами в кардиохирургии. Но неимоверными организационными, финансовыми усилиями больнице удавалось набирать по одному-два человека в год, - говорит Феликс Бадаев.

    Больница сначала преодолевала трудности за счет энтузиастов, которым важно не денег больше заработать, а получить имиджевую специализацию. Все условия для этого есть: очень много тяжелых больных, а значит, профессиональный интерес огромный, есть возможности роста и прекрасные наставники.

    - Но за счет одних энтузиастов проблема вряд ли решилась бы. Бывший главврач Евгений Самборский ввел для врачей целую систему преференций. Например, ОКБ была единственной больницей, которая в начале 2000-х годов обучала специалистов за свои деньги: люди постоянно ездили в Москву, за границу. А сюда приезжали кардиологи из Гамбурга, - рассказывает Бадаев. - Я в то время работал в больнице № 40, там на обучение врачей отводилось всего девять тысяч рублей в год.

    Таким образом, благодаря возможностям профессионального роста и уникальной клинической базы, ОКБ № 1 чуть ли не единственная в Екатеринбурге, где сейчас не жалуются на судьбу.

    - У нас теперь другая проблема - как удержать наших специалистов, которых больница вскормила, - говорит главврач.

    Целевой возврат

    Уральская государственная медицинская академия (УГМА) - единственный в Свердловской области вуз, где готовят врачей. Ежегодно тут принимают "на бюджет" 425 студентов. Окончив обучение, они должны работать там, где нужны больше всего. Между тем сами студенты не считают себя обязанными это делать.

    - Чтобы стать врачом, нужно проучиться шесть лет, потом еще пару лет интернатуры или ординатуры, - говорит студентка пятого курса УГМА. - Я не считаю, что после стольких лет учебы в Екатеринбурге я должна ехать работать в Качканар. Я уже тут обжилась, тут мои друзья. К тому же подрабатываю на "скорой". Тут и останусь.

    Ректор УГМА профессор Сергей Кутепов подтверждает, что любовь к "малой родине" среди иногородних студентов встречается не так уж часто. Но вспоминает: и во времена его студенчества было то же самое. Только тогда существовала система распределения, и некоторым приходилось волей-неволей отрабатывать положенное в отдаленных районах. А там, глядишь, заводили семью и оседали.

    Сейчас отработка обязательна лишь для тех, кто учится по целевому направлению. Это примерно 50 студентов лечебно-профилактического и 30 - педиатрического факультетов в год. В вуз они поступают на особых условиях, муниципальные больницы оплачивают часть стоимости их обучения. 86 процентов "целевиков" возвращаются в те больницы, которые отправили их учиться.

    - Чтобы решить кадровую проблему, нужно создать для молодежи мотивацию учебы в медицинском вузе, - говорит Сергей Кутепов. - Студенты должны знать, что поедут потом в родной город, что там им предоставят жилье, а их ребенок будет посещать детский сад за счет бюджета. И зар­плата будет достойной.

    Ректор признает, что силами одной медакадемии проблему увеличения подготовки специалистов не решить: из вуза ежегодно выходят чуть более 400 выпускников, а их сегодня уже нужно как минимум полторы тысячи.

    - В Москве нашли выход - создали медицинский факультет при университете. Тем выпускникам медфака, которые едут на периферию, предоставляют жилье, - говорит Кутепов.

    Концепция в лицах

    Специалисты регионального минздрава обращают внимание: мнение о том, что чем дальше населенный пункт от административного центра области, тем хуже там ситуация с медицинским персоналом, не вполне верно. Кадровая ситуация в каждом муниципалитете своя. Например, в Екатеринбурге не хватает примерно половины врачей, в Ачите в наличии всего 14 процентов докторов, а в Новоуральске кадровой проблемы нет вообще.

    Почти на 100 процентов все зависит от главврача больницы, считают в министерстве. Если он умеет налаживать отношения с муниципалитетом, со спонсорами, добивается того, чтобы закупили оборудование для больницы, договаривается с властями о строительстве жилья для медперсонала, организует дополнительные выплаты, к нему пойдет работать любой специалист.

    Комментарий

    Владимир Климин, министр здравоохранения Свердловской области:

    - Сегодня мы формируем региональную концепцию кадровой политики.  Это будет не просто теоретический труд: все должно быть жизнеспособно, полезно и эффективно. Мы анализируем, что уже делается, приносит ли отдачу. Что необходимо сделать еще. Признаюсь, нам нужна помощь, и мы будем привлекать к этой работе медакадемию, другие вузы, правительство - все заинтересованные структуры. Понимаем, что одними из важнейших путей выхода из кадрового кризиса являются предоставление врачам жилья и достойная зар­плата. Но одновременно задумываемся: а откуда же взять специалистов, если медакадемия выпускает их в три раза меньше необходимого? Безусловно, нужно наращивать подготовку специалистов, особенно по целевому направлению. Хотя сделать это крайне сложно. Безусловно, мы бы могли привлекать специалистов из соседних регионов. По насыщенности медицинскими учреждениями Свердловская область сегодня впереди многих субъектов РФ. Значит, мы можем "позаимствовать" специалистов на тех территориях, где соотношение медучреждений и кадров более-менее гармоничное. Как вариант можно рассмотреть привлечение врачей из стран СНГ. Следовательно, нам надо обеспечить социальные гарантии привлекаемым специалистам. Могло бы помочь и расширение полномочий среднего медперсонала. Во многих странах с развитым здравоохранением старшая медсестра вполне может заведовать отделением. Но тогда, безусловно, мы должны создать для них программы дополнительной подготовки.