Новости

01.03.2008 06:00
Рубрика: В мире

Али вошел в петлю

Родственника экс-главы Ирака приговорили к смертной казни

Место и время казни двоюродного брата экс-президента Ирака Саддама Хусейна, больше известного как "химический Али", строго засекречены.

Точно ясно лишь одно - Али Хасан аль-Маджид будет повешен. В пятницу стало известно, что таков окончательный вердикт Совета при президенте Ирака.

Почти год жизнь "химического Али" висела на волоске. Еще в июне 2007 года в Багдаде Верховный уголовный трибунал приговорил его к смертной казни. Он вместе с экс-министром обороны Султаном Хашимом Ахмедом ат-Таи и бывшим командующим одной из бригад Хусейном Рашидом ат-Тикрити были главными обвиняемыми по делу "Аль-Анфаль". Так называлась прославившаяся на весь мир своей жестокостью операция иракских войск на севере страны в период с февраля по сентябрь 1988 года.

Доказать вину двоюродного брата Хусейна и его помощников было несложно. В те годы, находясь у власти, они не скрывали, что под их руководством за считанные месяцы были уничтожены жители более четырех тысяч курдских деревень. А в марте того же года против городка Халабджа иракская армия применила химическое оружие. В результате погибли более пяти тысяч курдов. Тогда-то Али и стал "химическим".

Последние несколько лет некогда всесильный родственник Хусейна почти не выходит из своей камеры в одной из американских тюрем на территории Ирака. Готовясь к восхождению на эшафот, "химический Али" все же надеялся на чудо, которое позволит ему избежать смертельной петли.

И чудо чуть не произошло. В ноябре 2007 года арабская газета "Аш-Шарк аль-Аусат" со ссылкой на высокопоставленные источники в окружении президента Ирака Джаляля Талабани сообщила о том, что глава иракского государства будто бы намерен отменить смертный приговор для "химического Али". Казалось бы, именно курд по национальности Талабани должен был выступать главным инициатором казни. В чем же дело? Выяснилось, что два обстоятельства могли сыграть в пользу приговоренного.

Во-первых, президент Ирака не раз публично называл себя противником смертных приговоров. Перед западным миром он, очевидно, стремится выглядеть максимально цивилизованным правителем.

Во-вторых, чересчур активно смертной казни "химического Али" стал добиваться премьер Ирака шиит Нури аль-Малики. Понять его рвение в принципе несложно. Известно, что в годы правления Хусейна шиитов истребляли, возможно, даже более активно, чем курдов. При желании двоюродного брата иракского диктатора, видимо, можно было бы еще несколько раз приговорить к смертной казни по другим не менее кровавым делам.

Однако Талабани не понравилось, что аль-Малики практически публично заявлял о том, что готов единолично отдать приказ о казни "химического Али". "Кто в стране хозяин?" - видимо, воскликнул в сердцах президент Ирака. После чего чуть было не подписал указ об отмене смертного приговора. Тем более что именно совет при президенте согласно букве иракских законов вправе помиловать или поставить окончательный крест на жизни того или иного преступника.

Между тем

В итоге премьер Ирака аль-Малики, очевидно, поняв, что своим поведением может невольно помочь "химическому Али" остаться в живых, отступил. И президент созвал совет. Его решение не подлежит обжалованию - казнь через повешение.

В мире Ближний Восток Ирак Происшествия Правосудие Суд Суд над Саддамом Хусейном и его соратниками