Новости

03.03.2008 04:00
Рубрика: Власть

Без ненужного форсирования

Генеральный секретарь ШОС наблюдает за выборами в России и готовит саммит глав государств "шестерки" в Душанбе

Минувшие выходные генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Болат Нургалиев провел в Москве - он возглавлял миссию наблюдателей стран Шанхайской шестерки. "Российская газета" не могла упустить случая встретиться и поговорить со столь заметной фигурой - прежде всего, конечно, о выборном процессе.

Российская газета: Каковы ваши ощущения от выборного процесса?

Болат Нургалиев: Члены миссии ведут сбор материалов, чтобы обобщить их в итоговом заявлении. Согласно Положению о правах и обязанностях международных наблюдателей мы не вправе комментировать избирательный процесс до 21.00 второго марта (разговор происходил днем 1 марта. - Ред.). Пока я могу сказать, что мы посетили Центризбирком, глава этого ведомства Владимир Чуров рассказал нам о порядке работы, о деятельности избирательных комиссий. Мы также провели встречи в штабах всех четырех зарегистрированных кандидатов. В день выборов с 8 часов утра мы - на избирательных участках. И хотя в составе миссии лишь 15 человек (представители Казахстана, Китая, Узбекистана, международные чиновники, сотрудники секретариата), мы постарались охватить этим не очень многочисленным составом как можно большее число участковых избирательных комиссий, чтобы быть вправе делать выводы по всем этапам голосования.

РГ: В конце августа предстоит саммит глав государств стран - членов ШОС. Что вы ждете от этого события?

Нургалиев: Это плановое мероприятие, которое проводится раз в год в столицах государств - членов ШОС поочередно и даже в нестоличных городах (например, была встреча в Санкт-Петербурге, а в 2009 году, очевидно, в Екатеринбурге). В этот раз - в Душанбе.

Как известно, в период после Бишкекского саммита, до завершения Душанбинского саммита председательствующей страной является Таджикистан, и основная нагрузка по подготовке саммита ложится, естественно, на него. Со стороны правительственных структур Таджикистана уделяется очень большое внимание подготовке этого мероприятия. С сентября прошлого года функционирует штаб при президенте Таджикистана, в который входят высшие должностные лица, обеспечивающие и содержательную, и организационную сторону саммита, в том числе с точки зрения безопасности. Должен сказать, что опыт у Таджикистана в проведении столь масштабных мероприятий есть. Так, в прошлом году синхронно, в течение трех дней, в Душанбе проходили саммиты трех организаций - ОДКБ, СНГ и ЕврАзЭС.

Как вы знаете, в этом году в Таджикистане была необычно суровая зима, которая привела к перебоям в водоснабжении и в целом оказала очень негативное влияние на экономику. Тем не менее таджикские власти считают необходимым, несмотря на эти трудности, подготовить мероприятие качественно и на высоком уровне.

Повестка дня пока формируется, подготовлен приблизительный перечень документов, которые предполагается внести на обсуждение или на подписание глав государств. Но на сегодняшний день я не стал бы конкретизировать их состав, поскольку во второй половине марта в Пекине пройдет заседание Совета национальных координаторов. На нем мы сформируем окончательный список.

Мы ориентируемся на то, что саммит в Душанбе будет очередным этапом по дальнейшей консолидации организации. Я считаю, что главным итогом саммита должно быть дальнейшее сближение позиций наших шести государств по актуальным вопросам международной и региональной безопасности. Ведь площадка ШОС и создана для сближения позиций, для лучшего понимания проблем друг друга, как это и подобает добрым соседям и друзьям. В таком ключе проходили предыдущие саммиты, и я думаю, что душанбинский не будет исключением.

РГ: Традиционно ШОС ассоциируется с проблемами безопасности. Но известно, что в организации успешно функционирует Деловой совет. Расскажите об этой стороне работы.

Нургалиев: Да, изначально организация создавалась для обеспечения безопасности в пространстве шести государств, для укрепления доверия. В частности, для того, чтобы в тот непростой период советско-китайских отношений, который был унаследован от прошлого, в прошлом бы и остался.

Естественно, что обеспечение безопасности и стабильности необходимо в первую очередь для того, чтобы создать благоприятные условия для социально-экономического развития, для модернизации экономик наших шести стран. В качестве приоритетов выделены транспорт, энергетика, телекоммуникационные технологии, а после прошлого саммита - и сельское хозяйство. Есть, конечно, проблемы и экологии, таможенные вопросы, но все-таки для того, чтобы найти развязки по проблемам, препятствующим активизации торгово-экономического сотрудничества, перечисленные четыре важнее всего.

На этом направлении активно работает и Деловой совет, и Межбанковское объединение, роль которых заключается в том, чтобы подключать к усилиям, которые предпринимаются по линии государственных структур, банковское и бизнес-сообщества шести государств. В ходе моего визита в Москву мы провели конструктивную беседу с председателем Делового совета Дмитрием Мезенцевым, на которой были всесторонне обсуждены планы работы Делового совета, итоги последнего заседания Правления ДС ШОС, прошедшего в январе 2008 года в Китае, и вопросы взаимодействия Делового совета и секретариата ШОС.

Разумеется, возможности у наших членов не одинаковы, есть серьезный разрыв в экономическом потенциале, и задача состоит в том, чтобы выровнять социально-экономические индикаторы так, чтобы на этой основе гармонично развивать экономическое сотрудничество.

РГ: Частично членский состав ШОС пересекается с ЕврАзЭС. Вы не мешаете друг другу?

Нургалиев: Отнюдь. Кстати, как раз во время пребывания в Москве я встречался с новым генеральным секретарем ЕврАзЭС господином Мансуровым. Мы обсуждали вопросы взаимодействия, у нас есть меморандум о взаимопонимании, на основе которого мы координируем свои планы, сравниваем перечни инвестиционных и других проектов, обмениваемся информацией. Несмотря на то, что есть определенные различия в членском составе, многие проекты, которые осуществляются в рамках ЕврАзЭС, перекликаются с тем, что планируются по линии ШОС.

Если говорить об отличиях, то они состоят в первую очередь в том, что в ШОС активным игроком является КНР. КНР имеет значительные свободные ресурсы, которые предлагаются государствам - членам ШОС, в частности республикам Центральной Азии, для модернизации инфраструктуры. Это "мягкие" кредиты, они довольно активно осваиваются, особенно в Киргизии и Таджикистане.

Другое отличие состоит в том, что в рамках ЕврАзЭС идет формирование таможенного союза, а у нас так проблема не ставится. В долгосрочной перспективе мы намерены - лет через 20, хотя срок может быть сдвинут - обеспечить свободное перемещение товаров, технологий, капитала, услуг. Но пока речь все-таки не идет о том, что это будет таможенный союз, поскольку есть определенные различия в законодательствах.

Конечно, мы будем заниматься и этой проблемой с точки зрения унификации. Есть желание усилить сотрудничество по линии парламентов, чтобы парламентарии шести государств лучше бы себе представляли реальные потребности экономического сотрудничества и то, как именно нужно дополнять или изменять законодательные акты.

Так что шаг за шагом, без ненужного форсирования мы планово идем к сближению как в политике, так и в экономике, в гуманитарной сфере.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации ШОС