Новости

03.03.2008 06:50
Рубрика: Власть

Химия и жизнь

В последние перед вчерашним голосованием дни коллеги-журналисты озаботились политико-лингвистическим вопросом: как правильно следует называть Дмитрия Медведева в период между 3 марта, когда официально станет известно о его победе на выборах, и 7 мая, когда после инаугурации он должен вступить в свою новую должность: "избранный президент" или "избранный президентом"? В конце концов сошлись на шутке: "Избранный президентом Путиным"...

Известно, однако, что в каждой шутке есть немалая доля нешуточного. Действительно, без "рекомендательного письма" Путина вряд ли кто-либо имел хоть малейшие шансы заменить его в президентском кабинете. И по причине высокого рейтинга уходящего главы государства, и в силу выстроенной им властной вертикали.

Нетрудно (и логично) предположить, что в многомастном кадровом пасьянсе, который разложил перед собой Путин перед выбором своего сменщика, присутствовала не одна только карта под названием "Медведев". Хотя бы потому, что президент не мог не слышать, как со всех сторон и со всех этажей власти выкрикивались разные фамилии и разного рода "шорт-листы" кандидатов. За каждым из этих выкриков стояли и личные интересы тех, кто эти фамилии называл, и отнюдь не совпадающие взгляды на постпутинскую Россию и будущий политический курс.

Почему же Путин остановился все-таки на Медведеве?

Сам он постарался довольно подробно обосновать и объяснить свой выбор. На недавней большой пресс-конференции Путин говорил и об управленческом опыте, который приобрел его преемник в администрации президента и в правительстве, и о личных качествах Медведева - "честный и порядочный", "прогрессивный, современный, блестяще подготовленный". Более того, были слова о "личной химии" в отношениях между старым и новым президентами, о полном доверии Путина человеку, с которым он проработал 15 лет и которому "не стыдно и не страшно передать основные рычаги управления страной".

Безусловно, "личная химия", взаимное доверие - далеко не последние аргументы, чтобы было не страшно передать власть. Думаю, однако, что не только этими соображениями руководствовался Путин в своей селекционной кадровой работе. Будучи умелым политиком, в которого он, без всякого сомнения, вырос за восемь лет президентства, не мог Путин не учитывать именно политической составляющей своего выбора.

Он сам почувствовал, что пора не то что менять курс, а внести в него определенные коррективы, перенести политические акценты с силовой составляющей, которая доминировала в образе мыслей и действий последние четыре года, на либеральную. Разумеется, не крайне либеральную, в духе СПС, но достаточно четкую, чтобы опровергнуть опасения и внутри страны, и вне ее относительно "сворачивания либеральных реформ".

К этому, предполагаю, Путин пришел не столько из-за критики и нажима со стороны Запада, сколько по причине исчерпанности поставленных задач и методов их решения. Власть, похоже, переболела страхами "цветных революций" и исключила всеми доступными ей средствами любые риски политической нестабильности. К тому же не так уж, видимо, безоблачен экономический ландшафт, нынешний пасторальный вид которого могут нарушить и падение нефтяных цен, и неустраненные инфляционные угрозы, и последствия негативных тенденций мировой экономики.

При этом, повторю, не стоит рассчитывать, что Медведев предпримет резкие шаги по смене курса. Речь пойдет скорее об изменении стилистики власти. Тем более что осторожность можно считать характеристикой политического стиля нового президента. Наблюдатели отмечают, к примеру, что связанные с его именем реформа государственной службы или либерализация рынка акций "Газпрома" прошли очень аккуратно, без радикализма и риска, но доведены до реального результата.

Осуществится ли задумка Путина? Это зависит и от него самого, поскольку ему предстоит (особенно на первых порах) задействовать систему сдержек и противовесов, чтобы вывести нового президента с "поля брани" конфликтующих между собой властных и околовластных элит. И это, конечно же, зависит от Медведева, от его настойчивости и умения повести за собой людей к целям нового этапа развития России.

Власть Позиция Колонка Виталия Дымарского