Новости

06.03.2008 04:30
Рубрика: Экономика

Индейцы села Арамашка

Сельские жители восстали против добычи руды рядом с их домами

Сход жителей села Арамашка единогласно проголосовал против разработки месторождения никеля в Режевском районе. Сельчане считают, что горное производство ухудшит экологию района. Корреспондент "РГ" отправился на место событий.

Малая чистая родина

Природа здесь просто замечательная: леса, в которых полно грибов и ягод, живописные берега речки Рассоха и редкие для Урала плодороднейшие почвы. На фермерских полях и в частных огородах все растет как на дрожжах, причем экологически чистое. Поэтому сюда едут дачники из Режа и Екатеринбурга: продают городские квартиры, поднимают коттеджи и оседают на жительство.

Арамашка стабильно развивается. Здесь появляются новые производства, крепнут и благоустраиваются личные подворья. В селе много детей, которым здешние предприниматели и администрация стараются создать цивилизованные условия для развития.

- И вот именно такое село почему-то сейчас хотят загубить, - говорят корреспонденту "РГ" совершенно трезвые мужики, что собрались на сельский сход в местном Доме культуры.

Они уверены, что разработка месторождения никеля непременно отравит землю и воду в округе. Ведь предполагается применить метод подземного выщелачивания: в недра будут закачивать через скважины серную кислоту, и уже раствор руды поднимать на поверхность. Тонны кислоты в сутки, считают сельчане, изгадят благословенную землю.

Никель обнаружили на расстоянии чуть более километра от Арамашки, выше села на 20 метров. То есть село лежит в чаше, и поэтому попадание кислоты в подземные воды, в речку Рассоха и уникальное озеро Черное с запасами сапропеля якобы неизбежно. Местные жители знают, что экологической экспертизы проекта еще нет и называют предстоящий приход горняков к ним катастрофой.

Скромный зал арамашкинского Дома культуры вместил около двухсот сельчан. Они представляли больше тысячи своих земляков. На встречу приехали представители компании, получившей лицензию на разработку Сохаревского месторождения. Исполнительный директор компании Валерий Гуминский был настроен, пожалуй, даже слишком решительно. Он настойчиво пытался объяснить участникам схода, что никакой опасности для экологии его предприятие не создаст. Естественные водоразделы, по его словам, устроены так, что исключают саму возможность попадания кислоты в воды Рассохи и бассейн Арамашки. А ведро H2SO4, вылитой на землю, ничего, дескать, страшного c ней не сделают.

- Государство контролирует соблюдение нами экологического законодательства на каждом этапе работ, - убеждал он собравшихся. - А мы работать еще даже не начали. Планируем бурить только разведочные скважины. Это чистая геология, для которой экологической экспертизы не требуется.

Народ ему верил мало. На двух предыдущих сходах арамашевцы уже высказались однозначно против начала каких-либо работ вообще на месторождении, и вот сейчас собрались снова подтвердить свою непоколебимость.

Топор войны

- Американские индейцы племени навахо в свое время категорически запретили разработку месторождений на территории своей резервации - хоть шахтным способом, хоть методом подземного выщелачивания, - объявила собравшимся жительница Арамашки Наталья Гончарова. - Мы что же - хуже индейцев?! Нам жить на этой земле, растить на ней детей и внуков.

Гуминский в ответ тоже говорил о детях. Он обещал, что его предприятие создаст около двух сотен новых рабочих мест. Кому же еще работать здесь, как не местной молодежи?

На это арамашевцы приводили свои доводы. Преимущество деревни, говорили они, состоит как раз в экологической чистоте. А если производство ее уничтожит, какая же молодежь останется на селе?! Особо арамашевцев возмущает то, что, по их сведениям, опыта подземного выщелачивания никеля у компании нет. По сей день этим способом добывают лишь уран, медь и золото, и то вдали от населенных пунктов. Технологию добычи силикатно-никелевых руд предприятие планирует начать отрабатывать именно здесь. А ну как не получится? "Им что - они погубят природу и уйдут, - говорят ветераны села. - А нам с чем тут оставаться?!" Страсти кипят уже более полугода - с того дня, когда компания победила в тендере на право разработки месторождения.

Дотошные арамашевцы, как те самые индейцы навахо, провели вылазку в стан врага, собрали о нем все доступные сведения. Сельчане утверждают: у компании единственный учредитель, это ООО, уставный капитал - десять тысяч. Следовательно, только этой суммой общество с ограниченной ответственностью и отвечает за итоги своей будущей деятельности. Арамашевцы боятся, что компания, как это сейчас бывает, перепродаст месторождение какому-нибудь крупному холдингу, и тогда уже бороться с новым собственником будет практически невозможно.

Пока в этой истории эмоций с обеих сторон больше, чем здравого смысла. Но именно так развивались и продолжают развиваться аналогичные конфликты. Вспомнить хотя бы попытку переработать тонны монацита, складированного под Красноуфимском. Казалось, проблема, угрожающая экологии, здоровью людей, вот-вот будет решена. Но проект так и остался проектом: жители района сказали "нет". Они почли за лучшее остаться заложниками опасных складов, чем пустить на свою территорию не понятное им производство. А какие битвы шли между промышленниками и населением вокруг строительства завода под Первоуральском!

Никто не думает искать компромисс. Никто не хочет уступать. Арамашковцы, например, прекрасно знают: все, что делается с недрами и что может повлиять на окружающую среду и здоровье людей, по закону должно делаться только с согласия самих людей. Но и горняки апеллируют к закону: лицензия регионального агентства "Уралнедра" у них есть, все документы в порядке, районная власть сказала "да", согласовав землеотвод. Но настроения людей очень часто оказываются даже выше закона! И как тут быть?

Комментарий

Светлана Ворожева, главный государственный инспектор МТУ Ростехнадзора по УрФО:

- Опасения жителей по поводу предстоящего "отравления" мне кажутся, как минимум, преждевременными. Ведь на этом месторождении пока планируется очень небольшой блок опытно-промышленных работ. Когда будут пробурены первые наблюдательные скважины, мы будем иметь какие-то данные. Санэпиднадзор возьмет пробы - и сами люди смогут с ними ознакомиться. Если там что-то обнаружится, мы запретим работы. Но пока ничего серьезного в России с этой технологией не случалось.

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека Свердловской области:

- Я знаю об этом конфликте, знаю, как он развивается. Обидно, что бизнесмены, взявшись за масштабный проект, толком не рассказали людям о предстоящей работе, не объяснили им, что целесообразность и способ разработки месторождения - карьер или подземное выщелачивание - определят после завершения геолого-разведочных работ. К сожалению, люди правы: в последние годы им на местах остаются только экологические проблемы да крохи от барского стола собственника, который часто поступает с населением варварски.

У представителей компании еще есть время, чтобы попытаться объяснить людям, что от цивилизованной разработки месторождения они только выиграют: компания обязана предоставить населению меры социальной поддержки и рабочие места.

Без общественных слушаний с участием жителей Арамашки согласование проекта не состоится. И в случае невозможности обеспечения промышленной и экологической безопасности проект реализовываться не будет.

Экономика Отрасли Ресурсы Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область