Новости

12.03.2008 02:59
Рубрика: Власть

Свой счет

Новый следственный орган обещает снизить число тяжких преступлений

Количество тяжких и особо тяжких преступлений в Зауралье существенно снизилось. Какие приоритеты стоят перед новым следственным ведомством? Об этом на деловом завтраке в южноуральском филиале "РГ" рассказал заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ по Курганской области Дмитрий Цымбаленко.

Переезд с чемоданом

Российская газета: Дмитрий Иванович, как устроились на новом месте? Можно ли сказать, что трудности организационного периода позади?

Дмитрий Цымбаленко: Организационный период далеко не закончен. По сути, следственное управление только с 1 января стало самостоятельным юридическим лицом со своим финансированием, до этого средства выделялись через прокуратуру. Пока у нас нет даже своего здания - взяли в аренду бывшее помещение городского суда - и очень слабая материально-техническая база. Уходя в новую прокурорскую структуру, следователи взяли с собой лишь то, что было закреплено за их рабочими местами: стол, стул, компьютер, следственный чемодан.

По балансу из прокуратуры нам передано четыре автомобиля, и один новый недавно приобрели для руководителя. Всего на управление нам требуется 17 автомобилей, заявка уже подана. Надеемся их получить.

РГ: Выпускник Уральской юридической академии Иван Цветков из Шадринска интересуется, есть ли у вас недостаток в кадрах?

Цымбаленко: Штат пока укомплектован на 90 процентов, но дефицита специалистов нет. К нам перешли все следователи, которые работали в прокуратуре. Есть опытные, например из отдела по расследованию особо важных дел, есть новички, только что пришедшие на работу в прокуратуру, кстати, аттестацию они уже проходили у нас. Коллектив преимущественно молодой. Средний возраст следователей - до 30 лет. В состав нашего следственного управления входят один городской и четыре межрайонных следственных отдела, а также аппарат, состоящий из семи отделов.

РГ: Следственное управление существует уже почти полгода, но население еще не до конца разобралось, что изменилось. Даже мы, журналисты, иногда по привычке пишем: "Прокуратура возбудила уголовное дело..."

Цымбаленко: Сложно разобраться, особенно если учесть, что реформа еще продолжается. Главная ее цель - сделать расследование преступлений более объективным и независимым. При старой системе - когда прокуратура сама вела расследование и сама же осуществляла надзор за ним - этого достичь было сложно. Правильнее, когда одно ведомство ведет расследование, а другое надзирает. В принципе служебные полномочия у следователей не изменились. Мы как расследовали дела прокурорской подследственности, так и расследуем, как выезжали на убийства, так и выезжаем. У нас и форма прежняя. А вот по существу произошли серьезные изменения. Например, если раньше ни одно уголовное дело не могло быть возбуждено без согласия прокурора, то сейчас такие полномочия у нас есть. Также не требуется согласие прокурора на ходатайство перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Правда, прокурор имеет право отменить постановление о возбуждении уголовного дела - это право у него осталось. Вопрос только в том, на какой стадии может быть отмена. Можно полгода расследовать дело, а прокурор скажет, что дело даже возбудили незаконно, и отменит это решение. Сейчас этот вопрос дискутируется, в закон вносятся поправки. Потребуется время, чтобы отшлифовать систему.

Мера тяжести

РГ: Кстати, прокуратура недавно заявила, что по результатам проверки следственных отделов следственного управления отменено 189 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, 21 - о приостановлении, 13 - о прекращении уголовного дела. Как вы это прокомментируете?

Цымбаленко: Прокуратура выполняет работу в силу данных ей полномочий, кроме того, сейчас выстраиваются отношения между следственным и надзорным органом. Бесспорно, у нас есть проблемы с полнотой и качеством проводимых так называемых доследственных проверок, на это есть объективные и субъективные причины. Но реальных фактов укрытия от учета преступлений по вине нашей структуры нет. Более того, в нашем управлении налаживается внутренний процессуальный контроль. И руководители следственных отделов за весь период существования Следственного комитета отменили 530 постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела.

РГ: Какую оценку вы поставили бы работе следственного управления за прошедшие месяцы?

Цымбаленко: Давать оценку, думаю, еще рано, хотя бы потому, что пока не с чем сравнивать. Идет становление структуры. На первом этапе перед нами стояла задача не допустить сбоев в следственной работе в связи с организационно-штатными изменениями. Мы с этим справились. В последние годы нашу работу оценивают по делам, направленным в суд. Спорный показатель. Тяжких преступлений совершается все меньше. В 2007 году количество убийств снизилось на 20 процентов. Если в 2006 году в суд направлено 268 уголовных дел об убийствах, то за весь 2007 год и следователями прокуратуры, и следователями следственного управления - всего 152 уголовных дела. С момента образования следственного управления следователями возбуждено более 300 уголовных дел. Сейчас у нас в производстве около 200 дел.

Если говорить о характере уголовных дел, то по-прежнему преобладают бытовые преступления. Основная масса убийств в области совершается на почве злоупотребления алкоголем. Убивают тем, что под руку попало: топором, ножом, поленомЕ При этом процент раскрываемости убийств не снизился и составляет 84,5. К примеру, в 2006 году раскрыто 249 убийств из зарегистрированных 276, а в 2007-м - 175 из 218. И здесь нельзя не отметить вклад наших коллег - сотрудников уголовного розыска органов внутренних дел, которым достается самая черновая и на первый взгляд незаметная работа по раскрытию умышленных убийств, с ними мы в конечном итоге разделяем ответственность перед гражданами за результаты нашей деятельности.

Доходный угон

РГ: Расскажите, как идет расследование громких дел. Например, дело о взрыве в ломбарде, о котором уже сообщала наша газета.

Цымбаленко: По поводу громких дел сразу оговорюсь: следователи с максимальной отдачей работают не только по ним. Особое внимание уделяется раскрытию убийств представителей социально незащищенных категорий граждан. Посмотрите, что творится! Есть случаи, когда пенсионеров, ветеранов войны и труда убивают из-за пенсии. Найдут 500 рублей и тут же пропивают. Руководство Следственного комитета очень строго спрашивает с нас за раскрытие таких убийств.

Что касается взрыва в ломбарде, то дело прекращено в связи со смертью лиц, погибших в результате неосторожного обращения со взрывным устройством.

РГ: Читатель из Кургана Николай Шабурников спрашивает о подробностях нашумевшего дела с продажей автомобилей, находящихся в розыске. Правда ли, что были замешаны сотрудники милиции?

Цымбаленко: Недавно состоялся суд, который вынес преступникам обвинительный приговор. Это дело мы расследовали с середины 2005 года. Я сам возглавлял группу, будучи начальником отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры области. Действительно, по делу проходили два сотрудника областного уголовного розыска, которые в силу своих должностных обязанностей занимались розыском похищенных автомобилей, и частный детектив из Екатеринбурга. Если вкратце, то эта группа, используя свое служебное положение, организовала канал сбыта угнанных автомобилей, как правило, дорогостоящих иномарок. Сотрудники ГИБДД добросовестно выявляли на посту подозрительные, числящиеся в розыске автомобили, задерживали и направляли в Курган на экспертизу. Сыщики принимали эти машины, затем по базе данных находили тех, у кого были угнаны такие же автомобили и предлагали им выкупить их по стоимости значительно ниже реальной цены машины. Например, иномарка стоила 50 тысяч долларов, а мнимому владельцу предлагали такую же за 10 тысяч долларов. Владельцы приезжали, якобы опознавали свои машины, ставили их на учет в ГИБДД, а потом продавали, чтобы вернуть свои деньги, хотя знали, что это не их машина. Немалая часть денег оседала в карманах сыщиков и детектива. Нам удалось доказать пять таких эпизодов. Главный организатор получил шесть лет тюрьмы, второй - пять, детектив из Екатеринбурга, тоже бывший сотрудник милиции, после приговора скончался.

РГ: Сегодня много говорят о борьбе с должностными преступлениями. Насколько эта тема актуальна для Курганской области?

Цымбаленко: Об актуальности я могу судить только по тому, есть ли в нашем производстве уголовные дела в отношении высокопоставленных чиновников. Но уголовное дело бывшего заместителя губернатора Курганской области, директора департамента государственного имущества и промышленной политики Дмитрия Бектимирова и его заместителя Александра Ковальчука, которым было предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением, поступило к нам меньше месяца назад. Ранее его расследовало следственное отделение УФСБ. Мы продлили срок следствия. Это все, что пока могу сказать. Есть еще дела в отношении должностных лиц органов местного самоуправления, сотрудников правоохранительных органов.

Четыре часа спорта

РГ: В прокуратуре всегда были сильные спортивные традиции. Вы их унаследовали?

Цымбаленко: Обязательно. Я сам был и остаюсь активным участником всех спортивных мероприятий. Более того, у нас есть официальный приказ председателя Следственного комитета, который обязывает четыре часа в неделю заниматься спортом. Это был один из первых приказов. Мы арендуем спортивный зал "Динамо", два раза в неделю по два часа там занимаемся. Конечно, не в ущерб работе. У нас есть команда по мини-футболу. В январе проходил Кубок прокурора области, мы впервые выступили самостоятельной командой следственного управления и выиграли этот кубок. Как и прокуратура, вступили в областной совет "Динамо", участвуем в спартакиаде. Действуем по олимпийскому принципу: главное - участие. Спорт нужен для поднятия корпоративного духа, он сплачивает коллектив.

РГ: Много ли в вашем управлении женщин?

Цымбаленко: По пальцам можно пересчитать, но зато какие женщины! Следственным управлением руководит Татьяна Соколова. Вместе с ней в аппарате управления еще шесть женщин и в районах - две. Вообще считается, что работа следователя все-таки мужская. Может быть, потому что приходится работать с разным контингентом, в том числе и с убийцами. Не каждая женщина это вынесет. Татьяна Борисовна пришла в следствие из института и с тех пор не меняла профиль. Сначала работала следователем в милиции, потом перешла в прокуратуру, занимала должность начальника отдела, который надзирал за всем следствием в органах прокуратуры Курганской области, теперь - руководитель следственного управления. Словом, профессионал...

Власть Безопасность Правоохранительная система Власть Работа власти Госуправление Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область