Новости

13.03.2008 02:56
Рубрика: Общество

Рубли и манаты в одном кошельке

Корреспондент «РГ» побывал в российском селе, часть которого находится на территории Азербайджана

Селение Храхуба относится к Магарамкентскому району республики Дагестан. Однако после распада СССР и появлении на юге страны государственной границы этот кусочек российской земли оказался в глубине Азербайджана.

Полунатуральное хозяйство

Мы выезжаем из России, в паспорте - штамп о пересечении границы, российская мобильная связь уже не работает. Едем вглубь Азербайджана 60 километров и оказываемся на территории России.

Здесь нет ни указателей, ни постовых. Раньше на въезде в село стоял щит с надписью: "Селение Храхуба Магарамкентского района республики Дагестан Российской Федерации", но сейчас его нет. 70 домов, 100 хозяйств, около 300 жителей, четыре улицы, школа, клуб, магазин - вот и все село. Дома здесь небольшие, скромные, похожие один на другой. По словам местных жителей, в селе нет богатых людей: "У кого есть деньги, уезжают отсюда". Во всех дворах стоят насосы, которые качают воду из-под земли. Но сейчас из-за морозов у многих насосы промерзли, приходится таскать воду с родников, которых в селе два.

- Перед выборами кандидаты в депутаты от нашего района обещают нам провести в село артезианскую воду и положить асфальт, но своих обещаний до сих пор никто не выполнил, - рассказывают местные жители.

Дома сельчане отапливают дровами. Газа в районе нет, углем пользоваться невыгодно, а рубить лес, расположенный на азербайджанской стороне, запрещено. Поэтому сельчане спасаются, как могут. Иногда дрова в село привозит тракторист с азербайджанской стороны, но они стоят больших денег. Например, один кузов обходится в 6-7 тысяч рублей (не только храхубинцы, но и все жители Хачмазского района могут расплачиваться как манатами, так и рублями). Этого запаса хватит в среднем на полтора месяца, если топить печку в одной комнате. Многие сельчане специально выращивают деревья, чтобы зимой использовать их в качестве дров. Еще в садах храхубинцев растет хурма и орех (на продажу), белая и черная черешня (для себя).

Зимой, когда продавать нечего, спасает домашнее хозяйство. У всех есть птица и скотина, купленные на азербайджанском рынке, а у того, кто держит несколько коров, - свои масло и сметана.

На территории села есть также большое поле, где растет общая пшеница. Каждый год сельчане собирают деньги для посадки. Молоть зерно везут в Кусарчай, что в семи километрах от Храхубы.

Лекарства за счет врача

В селе шутят, что учителей в школе больше, чем учеников, - 19. В школе девять классов, в каждом - от двух до шести человек. Выпускники либо продолжают обучение в районе, а потом поступают в вуз, либо уезжают и идут в какой-нибудь техникум.

Многие выпускницы в июне-августе сдают вступительные экзамены на заочное отделение в какой-нибудь вуз, а в сентябре уже приходят в школу - преподавать.

- И так почти все. Почему-то все в пединститутах учатся. В мединститут поступать и потом учиться денег нет, - говорит учительница.

Школьные учебники и литературу дети могут получить в библиотеке, которая работает только в августе-сентябре, когда начинается школьный сезон. Учеников хоть и мало, но книг на всех все равно не хватает.

В сельском медпункте работают врач и санитарка. За лекарствами и всем необходимым нужно ездить в Магарамкент. Но, по словам врача, медикаменты она не получала в течение трех лет. Все самое необходимое она приобретает на свои деньги.

- А что делать? - говорит она. - Я же не могу просто прийти к больному и смотреть на него. Он же от меня помощи ждет.

Больницы в селе нет, поэтому срочных больных приходится отвозить в Худат (15 километров). Российские страховые полисы там, разумеется, недействительны, значит, надо платить деньги, большие деньги.

Находясь в Храхубе, мы не заметили ни одного милиционера. Позже начальник ОВД Магарамкентского района Дагестана объяснил, что в селении Храхуба работает тот же участковый инспектор, что и в Новоауле:

- Открыть ему отдельный кабинет в селе, дать рабочее место пока не получается. Поэтому, когда что-то происходит, он едет в Храхубу, как и все, - с загранпаспортом выстаивает очередь на таможне. Но участкового в село вызывают очень редко, за 10 лет моей работы не было ни одного возбуждения уголовного дела по району. Только в позапрошлом году двое местных жителей подрались из-за земли, но потом помирились.

Дорогие формальности

До недавнего времени храхубинцы спокойно перемещались по Азербайджану. Однако в ходе недавнего инцидента узнали, что "имеют право находиться и свободно передвигаться по азербайджанской территории только в течение трех дней после перехода границы". Суть конфликта была в том, что на выезде из села были задержаны четверо храхубинцев. Их остановили милиционеры и заявили, что ребята выехали в Азербайджан нелегально, так как срок действия штампа-визы в паспорте якобы истек. Отпустили их только после того, как приехали представители сельской и районной администрации и помогли разобраться в ситуации. Парни рассказывали, что в райотделе им предлагали принять азербайджанское гражданство.

Из Магарамкента до Храхубы на машине можно доехать за 30-40 минут. На пути в Храхубу пункт пропуска мы прошли спокойно и быстро. "Сейчас не сезон. Обычно люди часами стоят и от нервов в обмороки падают", - объяснил нам водитель такси. На посту Яраг - Казмаляр кто-то в нужном месте стер частицу "не" с таблички, и получилось: "Пограничные формальности оплачиваются. Деньги и подарки предлагать".

В такси, которое перевозило нас через нейтральную полосу, было четверо пассажиров. С каждого водитель взял по 150 рублей. Далее, уже на азербайджанском посту, таможенник собрал с нас по 50 рублей и по 20 рублей за "птичий грипп": "Если ты заболеешь на их территории, они будут обязаны тебя лечить", - пояснили мне.

Чтоб вернуться в Россию, каждый из нас потратил еще 580 рублей. В результате в среднем переход границы одному человеку обходится приблизительно в 800 рублей. Пенсии и зарплату в сельскую школу привозит работник из районного пенсионного отдела. А вот библиотекарю за своей зарплатой в 3200 рублей приходиться ездить в Магарамкент. При этом около 1000 рублей он оставляет на границе.

Вместо послесловия. Село Храхуба - не единственный российский анклав на территории Азербайджана. В Хачмазском районе соседней республики есть такое же село с теми же проблемами - Ульяноба, которое относится к Ахтынскому району Дагестана.

Прямая речь

Гасанхан Ибрагимов, руководитель территориального органа МИД России в Махачкале:

- Из МИДа России нам сообщили, что есть заявление жителей Храхубы о переселении, но до нас оно пока не дошло. Трудно сказать, на каком уровне сейчас рассматривается этот вопрос. Также проблема может быть в том, что Дагестан не входит в "Программу переселения соотечественников", согласно которой в Россию переселяются из-за границы этнические россияне.

Справка "РГ"

Необходимость работ по делимитации и демаркации азербайджано-российской границы возникла после распада СССР. В настоящее время около 93 процентов границ делимитизировано. По данным МИД России и Азербайджана, спорными являются три участка: мост через реку Самур, отделяющий Азербайджан от России, лесополоса в Хачмасском районе Азербайджана и участок на стыке границ России, Грузии и Азербайджана. В последнем случае трудность демаркации и делимитации границы состоит в том, что он расположен на труднодоступном участке Большого Кавказского хребта. Предполагается, что мост через Самур будет находиться в совместном управлении, а другие спорные территории - разделены пропорционально между всеми сторонами.

Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Юг России СКФО Дагестан
Добавьте RG.RU 
в избранные источники