Новости

19.03.2008 01:00
Рубрика: Власть

Пространство русского

Текст: Григорий Ивлиев (председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по культуре)

В последние годы одной из главных площадок для политологических, философских, культурологических дискуссий стал Центр социально-консервативной политики.

Высокий уровень и плодотворность этих дискуссий определяется тесным сотрудничеством Центра с партией "Единая Россия". Большинство участников - политики, ученые, общественные и религиозные деятели, представители регионов - участвуют в дискуссии, чтобы прояснить насущные вопросы, имеющие непосредственный выход в практическую политику.

Например, 22 февраля в преддверии президентских выборов в Центре состоялась конференция "Духовные основы развития России". Трудно переоценить значение обсуждавшихся вопросов для меня и моих коллег по работе в парламентском Комитете по культуре. Поскольку без четкой постановки вопросов о духовных основах нашей культуры и нашей общей цивилизации невозможно принять политические решения в форме законодательных норм, регулирующих тонкие материи культуры.

Многие отрасли права, например гражданское законодательство, отражают прежде всего мировой опыт и общие для всех цивилизованных стран принципы и технологии управления, взаимодействия государства и иных субъектов права. В этом смысле законодательство о культуре является существенным исключением из правила, из общей тенденции к унификации и стандартизации правовых норм. Поскольку наряду с лучшими мировыми стандартами именно здесь должны быть закреплены и защищены отличия национальной культуры, принципы бытия, которые и составляют духовную основу не только для культуры, но и для развития всей нации.

Настоящим камертоном для состоявшейся дискуссии стали замечательные слова академика Д.С. Лихачева, вынесенные в эпиграф аналитического доклада Центра социально-консервативной политики: "...Между тем культура - это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из просто населения - народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и моральные нормы поведения людей и государства".

Именно эту взаимосвязь между понятиями культуры, народа и нации нам необходимо воплотить в новом законодательстве. Притом очевидно, что именно общие духовные основы, то есть принципы различения добра и зла, делают общую культуру целостным явлением. Именно этой формулы, приравнивающей понятия народа и нации, объединенных единой культурой на общей духовной основе, не хватало нам, правоведам, чтобы наиболее точно воплотить в законодательные нормы первые строки, с которых начинается Конституция России: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле..."

Даже эту основополагающую формулу конституционного права можно толковать на практике по-разному, в зависимости от приверженности или противостояния основным духовным принципам, на которых исторически объединялась и строилась наша страна. Да и само историческое происхождение именно такого правового понятия "многонациональный народ" имеет вполне определенное значение. Очевидно, что российское общество опиралось на европейское понятие "нация" и одновременно не соглашалось, отвергало европейскую политико-правовую практику его воплощения.

Не только в советский период, но и на протяжении практически всей российской истории основным духовным принципом развития культуры и строительства государства было равноправие всех народов России. Поэтому попытка прямого заимствования европейских принципов строительства нации была дезавуирована революционным движением народа. И до сих пор еще дуем на воду, боясь новых обвинений в великорусском шовинизме. Именно поэтому вопрос о соотношении понятий народа и нации, общенациональной и национальной культуры, понятий "российский" и "русский" был и остается самым важным и чувствительным.

При обсуждении на конференции этих вопросов прозвучал призыв как минимум более внимательно отнестись к историческому опыту советского периода, чтобы вместе с "водой" критики не выплеснуть найденные в СССР решения и методы политики, соответствующие общим духовным принципам российского общества. Нужно только воплотить эти решения на основе правовых принципов новой Конституции России.

Для законодателя и политика вопрос о трактовке правового понятия "многонациональный народ" или политического понятия "нация", основанный на общей культуре, имеет конкретное практическое значение. В новом законодательстве об основах культуры должны быть четкие принципы, соответствующие духовным основам, и надежные правовые гарантии, защищающие культурное многообразие, равноправие, достоинство, свободное творчество каждого человека.

Мы принимаем формулу академика Д.С. Лихачева о том, что именно общая культура, происходящая из общей истории, формирует и объединяет народ как субъект политики и права. Из этого логически вытекает, что европейское политико-правовое понятие "нация" и наше российское понятие "народ" эквивалентны, по меньшей мере, когда речь идет о международных отношениях. В то же время понятие "многонациональный народ" имеет большую глубину и содержание для нашей внутренней политики и российского права, отражая одно из главных преимуществ нашей страны - естественное, исторически обусловленное культурное многообразие, взаимодополняемость, синергию, соборность народов России.

В политических дискуссиях встречаются две крайности, сходящиеся в своей потенциальной разрушительности, - либо вообще игнорировать культурное многообразие, унифицировать национальное государство по старому европейскому образцу, либо признать все народы России отдельными малыми нациями, не связанными общими историко-культурными корнями и взаимосвязями с отдельно полагаемой русской нацией. То есть такая же унификация, но с умалением русского народа. Где и как при этом найти и распознать "чистых" русских, не имеющих татарских, угро-финских, балтийских, малороссийских или кавказских корней, тоже не говорится. Однако такой заимствованный подход, чуждый нашим духовным основам, чреват самыми разрушительными последствиями для всей российской нации, всего многонационального народа России.

Поэтому в политике и в культуре нужно, на мой взгляд, утверждать равнозначность понятий "российский" и "русский". Такой подход отражен, в частности, в конституционной норме о государственном русском языке. А в законодательстве о культуре исходить, во-первых, из наличия внутри общей, соборной русской культуры ее неотъемлемых частей - культур народов России. А во-вторых, исходить из того, что основными субъектами деятельности в сфере культуры являются граждане, которые сами определяют свое отношение к русской культуре, ее народным корням и ветвям. Государство выступает здесь только гарантом единства русской культуры и ее многообразия.

С другой стороны, можно ли всерьез говорить о том, что культура народов России может быть мыслима вне и помимо русской культуры? Русский язык и русская культура верой и правдой служат национальным культурам. Благодаря этому все граждане России, не только русские, имеют доступ к мировой культуре, а мировая культура узнает и принимает культурные ценности народов России. И это еще одна из духовных основ, важнейший принцип русской, российской культуры - общее участие в мировой цивилизации без унификации, без утраты самобытности каждого из народов России.

Еще один общий принцип, который назывался в числе духовных основ развития России, - это максимализм проявлений общей культуры, стремление к самым высоким мировым образцам. Это проявляется и в искусстве, и в научно-техническом творчестве, и в спорте, во всех сферах культуры в ее широком понимании. Быть первыми в космосе, в глубинах морей, на всех полюсах недоступности - не ради славы и тем более корысти, а "ради мира на Земле", как у А.Т. Твардовского.

Для всех народов России участие в покорении новых вершин мировой культуры - это часть национального достоинства. Дагестанец Расул Гамзатов, чеченец Махмуд Эсамбаев, грузин Георгий Данелия, армянин Арам Хачатурян, киргиз Чингиз Айтматов, чуваш Святослав Федоров и немец Святослав Рихтер, многие и многие музыканты, писатели, артисты, художники, ученые, философы, космонавты, полярники, спортсмены - это лучшие сыны народов России и Содружества, но одновременно - русская часть мирового культурного достояния. И каждый из нас знает, что в этом многообразии культуры - залог общего успеха, проявление общего максималистского духа. Мы не делим по национальному признаку наши общие успехи, будь то русский балет или русский космос.

Но из этого теоретического понимания духовного принципа культурного максимализма должны следовать вполне конкретные практические выводы. Чтобы сохранить духовное единство и культурное многообразие как важнейшие факторы развития России и союзных стран Содружества, необходимо создавать условия для максимального раскрытия творческого потенциала наших людей. Необходимо финансировать из всех источников не только культуру высших достижений, но и всю широкую сеть учреждений культуры и образования, обеспечивающих в соответствии с конституционными гарантиями доступ каждого к культурному наследию и свободу творчества, участие граждан в культурной жизни.

Нам нужно не просто охранять доставшиеся от предков памятники и нематериальное наследие, но вдохнуть в них современную жизнь. Только через творчество каждого, и особенно через творчество наших детей и молодежи, формируется сопричастность и к этнической компоненте народной культуры, и к всемирному культурному наследию через нашу общую русскую культуру. Только через творческие акты современников и потомков духовные ценности и культурное наследие не просто сохраняются, но и воспроизводятся в каждом новом поколении. Только так можно сохранить наше культурное многообразие и наши общие духовные основы.

Государство должно, во-первых, создать условия и стимулы для такого сохранения культурного наследия и воспроизводства культурных ценностей. И не менее важная задача в современных условиях - защитить воспроизводство духовных и культурных ценностей от разрушающего враждебного влияния. Точнее, создать условия и правовые основания для самозащиты общества, потому что это дело всего общества, наиболее развитой его части, и слишком тонкая материя, чтобы поручать защиту культуры только чиновникам или правоохранителям. Но и без угрозы жестких санкций со стороны государства по отношению к разрушителям культурного наследия не обойтись.

Еще один принцип, составляющий духовную основу нашей русской культуры, - это особое, трепетное отношение к творческим людям, к таланту. "Поэт в России - больше чем поэт". И в то же время Пушкин пишет - "угораздило меня родиться в России с умом и талантом". В общем, получается, две стороны одной медали, где любовь соседствует с ревностью.

Таланту всегда нелегко приходится, по определению, на то он и талант, чтобы преодолевать трудности, отвечать на вызовы времени. Но нужно различать неизбежное и необходимое давление творческой среды и вовсе ненужное и вредное вмешательство бюрократии в творческие процессы. На этот счет есть весьма авторитетные наставления. Например, у великого полководца Александра Суворова есть очень подходящий афоризм: "Искусство не может терпеть порабощения".

Или на ту же тему находим у Ивана Ильина: "Государство не может требовать от граждан веры, молитвы, любви, доброты и убеждений. Оно не смеет регулировать научное, религиозное и художественное творчество..."

Для законодателя эти мнения великих людей так же важны, как и собственное убеждение в том, что государство в сфере творческих профессий должно действовать предельно осторожно и тактично. При составлении нового законодательства о культуре речь должна идти в первую очередь о поддержке процессов самоорганизации и самоуправления в творческом сообществе при общих гарантиях свободы индивидуального и коллективного творчества. К числу таких гарантий относится, очевидно, и новое законодательство об интеллектуальной собственности, которое теперь соответствует в целом мировым стандартам. Но нам еще предстоит внимательно проанализировать практику его применения в России.

Может быть, правильнее говорить о том, что сферу культуры, сферу творческой деятельности должно регулировать не государство, а Право. Ведь если еще раз внимательно прочитать широкое определение культуры, данное академиком Д.С. Лихачевым, то в сфере науки и образования присутствует и Право как культура государственного управления, культура деловых отношений и культура самоуправления. Поэтому российское Право, в том числе и в законодательстве о культуре, должно строиться на тех же духовных основах, на тех же общих принципах, что и Культура в целом.

Таково в общих чертах понимание взаимосвязи политики, культуры и права через общие духовные основы, которое я вынес из процесса подготовки и из самой дискуссии в Центре социально-консервативной политики.

Власть Работа власти Госуправление