20.03.2008 05:05
    Рубрика:
    Россия изучает новые предложения США по проблеме ПРО

    В среду российское руководство получило письменные предложения США по проблеме ПРО, которые Вашингтон после завершения двусторонних переговоров в формате "два плюс два" обещал предоставить Москве.

    Об этом сообщил заместитель министра иностранных дел России Сергей Кисляк. Дипломат добавил, что новые американские инициативы уже изучаются, свои оценки по этому поводу Москва выскажет позднее.

    Сообщения, касающиеся противоракетной обороны, пришли и из Праги. Премьер Чехии Мирослав Тополанек заявил, что власти готовы предоставить российским экспертам право инспектировать объекты ПРО, которые появятся на чешской территории. Правда, лишь в том случае, если Москва разрешит специалистам из Праги осуществлять проверки подобных РЛС на территории России.

    "Речь идет не о постоянном присутствии, а о возможности обоюдных проверок объектов подобного типа. В этом случае предлагаемый контрольный механизм удовлетворит нас", - пояснил глава правительства Чехии. Предполагается, что соглашение между Прагой и Вашингтоном о размещении элементов ПРО будет подписано в ближайшее время - на саммите НАТО в Бухаресте, который пройдет 2-3 апреля.

    Тем временем в США произошли кадровые перестановки, которые, возможно, связаны с переговорами по размещению элементов американской ПРО в Европе. Глава Белого дома Джордж Буш отправил в отставку директора агентства противоракетной обороны Генри Оберинга и назначил на эту должность его заместителя Патрика О Райли.

    Причина, по которой американский лидер принял такое решение, пока не сообщается. Не ясно также, уйдет ли Оберинг в отставку или согласится на какой-либо другой пост.

    О новом главе агентства известно, что тот получил инженерное образование и имеет большой опыт участия в программе создания ПРО. С середины 2005 года О Райли отвечал за разработку и развертывание главного компонента ПРО - трехступенчатых противоракет шахтного базирования.

    комментарий

    Константин Косачев, глава Комитета Госдумы по международным делам:

    - Я считаю востребованным, актуальным и своевременным сам формат проведения встреч, в которых участвуют министры обороны и иностранных дел двух стран. Для российско-американских отношений такой формат "два плюс два" не совсем привычный, поскольку он существует всего полгода.

    Первая октябрьская встреча в формате "два плюс два" дала достаточно любопытные результаты. И президент США, и президент России после ее завершения получили возможность несколько иначе взглянуть на суть разногласий и попытаться найти какие-то новые решения. В итоге, правда, получилось далеко не все, поскольку после октябрьского импульса благие намерения и начинания в очередной раз ушли в песок. Многие усилия были сведены на нет на уровне ведомств прежде всего американской стороной, но, возможно, и российской.

    Политический импульс, который генерировала встреча в режиме "два плюс два", после октябрьской встречи был во многом упущен, потому что политическая воля в дальнейшем не была трансформирована в конкретные решения и договоренности ведомств. Я надеюсь, что на этот раз - по результатам второй встречи - политический импульс, который в очередной раз возник, не будет потерян. Есть подтвержденная договоренность сторон к тому, чтобы искать какие-то точки соприкосновения, а не концентрироваться на разногласиях.

    В том, что касается конкретных итогов, понятно, что встреча была посвящена главным образом тем вопросам, которые сейчас ждут своего решения. Судя по всему, центральной темой переговоров стала противоракетная оборона. В целом та конструкция, которую США сейчас предлагают окружающему миру, включая Россию, мне представляется неустойчивой. Выглядит она примерно следующим образом.

    Вашингтон создает надежную систему безопасности для себя и своих ближайших союзников. А что касается тех стран, которые не входят в эту систему, но ничем не угрожают американской стороне, эта система тоже ничем угрожать не будет. На первый взгляд данная концепция выглядит достаточно пристойно. Однако по сути она неприемлема для тех стран, которые в предложенной системе не участвуют, потому что основывается лишь на декларациях.

    Заряженное ружье может выстрелить в любом направлении, и именно это, разумеется, не устраивает российскую сторону. Мы предлагаем нашим американским партнерам выход из сложившейся ситуации. Может быть реализована программа "максимум", может быть реализовала программа "минимум". Оба варианта для нас приемлемы.

    Программа "максимум" представляет собой создание совместной системы противоракетной обороны, которая предусматривала бы полноценное российское участие, наше право выстраивать эту систему наравне с другими партнерами и, разумеется, давала бы нам возможность управлять ею. Думаю, что реализация программы "максимум" на сегодняшний день никоим образом не исключается.

    Если же по тем или иным обстоятельствам ее выполнение окажется невозможным, существует программа "минимум". Она заключается в том, чтобы технологически исключить возможность использования системы, в которой Россия не участвует, против самой России. Эта программа тоже вполне реализуема, и, насколько я понимаю, на встрече в Москве речь шла именно о такого рода решениях. В частности, о том, что ракеты в соответствующие шахты не будут загружаться до тех пор, пока не будет подтверждена реальность угрозы, против которой эти ракеты-перехватчики предназначены. А также о том, что радары не будут иметь технологической способности контролировать российскую территорию.

    Все это является признаком того, что мы по крайней мере движемся по второму сценарию, ведем дискуссии в рамках программы "минимум". И это хорошо, потому что до сих пор американцы шли по третьему, заведомо неприемлемому для нас пути. Они убеждали российскую сторону, что в любом случае система будет функционировать, функционировать без нас, а нам остается только на слово верить Вашингтону, что противоракетный щит никто не собирается использовать против Москвы.

    Мы нашли возможность четко обозначить американцам, что ни при каких обстоятельствах не согласимся с подобной постановкой вопроса. И возможности системы, которая теоретически может быть использована против нас, всегда будем компенсировать какими-то своими симметричными или асимметричными действиями, способными ее действие нейтрализовать.

    Я считаю, что разговор с Вашингтоном постепенно выстраивается в правильном направлении, хотя до каких-то конкретных результатов, до достижения договоренностей еще, разумеется, весьма далеко.