Новости

27.03.2008 05:53
Рубрика: Общество

Рожать по-русски

Уральское здравоохранение не готово к бэби-буму

Так уж совпало, что моя дочка появилась на свет именно в 2007 году, который в России был объявлен Годом ребенка. И нам с ней на себе удалось почувствовать все плюсы и минусы государственной демографической политики.

Вас много, а я одна

На семейном совете было решено, что наблюдаться я буду в обычной городской женской консультации (ЖК), поскольку особых проблем со здоровьем у меня нет, а сумма, которую озвучили в частном медицинском центре (порядка 40-50 тысяч рублей), показалась завышенной. К тому же по роду деятельности мне приходилось писать о региональной программе "Мать и дитя", так почему не воспользоваться ее возможностями?

Начитавшись журналов, которые твердили, что к врачу нужно обращаться как можно раньше, я пошла вставать на учет при сроке семь недель. К моему удивлению, оказалось, что на первичный прием надо записываться, как минимум, за две недели. На резонный вопрос, а что, если за это время что-нибудь случится, регистратор заметила: "Вы на аборт? А чего волнуетесь? Успеете, много вас тут таких ходит". Под этим девизом и прошли следующие восемь месяцев моей жизни.

Оказалось, что журналы для беременных так же далеки от действительности, как Екатеринбург от Нью-Йорка. Не было ни обещанных уютных кабинетов, ни консультаций психолога. О каком индивидуальном подходе вообще могла идти речь, если гинеколог выделяла на осмотр каждой посетительницы не более 15 минут? В период отпусков врач принимал пациенток сразу с нескольких участков; чтобы очередь шла быстрее, в кабинет приглашали по двое. Пока одну женщину осматривал доктор, второй занималась медсестра. Такое ощущение, что ты пришла на исповедь в... общее отделение бани. Хотя надо признаться, что и с глазу на глаз доктора не очень разговорчивы. Им важнее заполнить карту и амбулаторный талон (потому что территориальный фонд обязательного медицинского страхования оплачивает именно талон, а как оказана услуга - его не интересует).

Очереди - еще один бич, который сопровождает беременную на протяжении всех девяти месяцев. В поликлинике, в ЖК, даже в роддоме. И причина не только в том, что начался бэби-бум, а в том, что вся наша система здравоохранения работает не по принципу "как удобно", а по принципу "так положено". Кем и когда был заведен этот порядок, уже никто не помнит, а мучаться женщинам приходится до сих пор. Кто, скажите, придумал, что талоны на профосмотр беременные должны получать в 7:30 утра, а потом сидеть в общей очереди, рискуя подхватить какую-нибудь инфекцию? Почему нельзя развести разные категории пациентов, выделить один день (или хотя бы пару часов в неделю), когда доктора будут консультировать только беременных? Почему нельзя записывать на прием по телефону, неужели для выписки талона требуется личное присутствие? Почему в областном центре планирования семьи (ЦПС) всего одна (!) туалетная кабинка на этаж и нет хоть крошечного буфета? У меня лично отпало всякое желание еще раз посетить это учреждение. Жаль, потому что не так давно я брала интервью у его главврача. Умная женщина, опытный гинеколог, по-настоящему увлечена своим детищем. Вот только любую хорошую идею можно загубить, если не продумать детали.

Награди себя сам

Плюсы программы "Мать и дитя" я почувствовала сразу. Наконец-то ЖК отказались от деления пациенток по прописке: сегодня в Екатеринбурге может наблюдаться любая жительница области. Перешли на компьютерный учет, что значительно экономит время выписки талонов. Кроме того, теперь не надо приобретать одноразовые наборы инструментов для посещения врача, а при желании можно записаться на консультацию узкого специалиста любой квалификации.

Вместе с тем некоторые вещи вызвали недоумение. К примеру, распределение бесплатных препаратов. За всю беременность выдали пару пластинок "Ферретаба" и две коробки сухого молока. Когда врач прописала мне поддерживающую терапию, оказалось, что в процедурном кабинете закончилась глюкоза и препарат надо покупать за свой счет. В общем, я так и не поняла, в чем смысл такой "льготы".

Что касается УЗИ, то это вообще самая недоступная из "доступных" услуг. Представьте себе, что на огромный Ленинский район в Екатеринбурге есть всего один аппарат, очередь - на месяц вперед. Хорошо тем, кого отправляют на консультацию в ЦПС, там эту услугу можно получить бесплатно. Остальным приходится раскошеливаться. В среднем по городу сеанс УЗИ стоит от 700 до 1000 рублей. За время беременности каждая женщина должна пройти, как минимум, три такие процедуры.

По идее, стимулировать работу ЖК должны родовые сертификаты, но вместо "пряника" они нередко превращаются в "кнут". Получить его может женщина, которая состояла на учете в ЖК не менее 12 недель. Тем, кто наблюдается в коммерческих клиниках, сертификаты не положены вообще. Так что выхода нет: либо ты наблюдаешься в ЖК, пусть она тебя и не устраивает, либо остаешься без сертификата, а таких рожениц очень не любят в роддомах. Получается, что не женщины отмечают лучшие ЖК, а консультации награждают сами себя, воспользовавшись юридическим пробелом в отношении платной медицины.

Блеск и нищета акушеров

Вот и позади девять месяцев ожидания. Пора собираться в роддом. Выбор небольшой: в Екатеринбурге их всего четыре. Есть еще НИИ охраны материнства и младенчества, однако там принимают жительниц области. К тому же он летом закрывается на профилактику, что только добавляет ажиотажа.

Расценки везде примерно одинаковые: неосложненные роды и отдельная палата обойдутся в 15 тысяч рублей, кесарево сечение и палата "люкс" - в 28 тысяч. Знающие люди советуют договариваться с врачом лично. В этом случае сумма может быть значительно меньше: две тысячи - за "партнерские" роды, три тысячи - за эпидуральную анестезию, отдельная палата до и после родов - около 10 тысяч рублей. В этом случае контракт не заключается, а оформляется "благотворительный взнос" в пользу больницы. Особо экономные уезжают рожать в область, где все услуги по-прежнему бесплатны.

Когда-то в Екатеринбурге свой роддом был в каждом районе, но в 90-е, когда рождаемость резко упала, посчитали нерациональным содержать такое количество родильных "коек". Сегодня же все родильные учреждения города переполнены. Рожать в коридоре, конечно, не приходится, но и попасть в руки акушеров непросто. Например, чтобы лечь на сохранение, мне пришлось ждать две недели - не было свободных мест. А когда я все-таки оказалась в отделении патологии, то увидела, что оно по большей части занято не сохраняющими беременность, а теми, кому рожать со дня на день. Конвейер работал без перерывов и выходных. Каждые три дня "контингент" менялся практически полностью.

Пролежав неделю, понимаю, что рожать буду по сертификату, поскольку особой разницы между "платными" и "бесплатными" пациентами нет. Роды принимают одни и те же бригады, одежда, питание, медикаменты, процедуры - общие, предусмотренные программой "Мать и дитя".

Моя дочка оказалась торопливой, и в роддом мы попали на "скорой". Первое, что сделали в приемном покое - забрали сертификат. Мелькнула мысль: что-то здесь не так, ведь им женщина должна оценивать качество услуги, которую ей здесь окажут. Как она может заранее знать, устроит ее это качество или нет? Но времени задавать вопросы не было. Так я "проголосовала" за нацпроект "Здоровье" второй раз, сама о том не подозревая.

Доктор, который принимал у меня роды, все пытался отвлечь. Больше всего его заинтересовало мое место работы: "Российская газета"? Это та, которая пишет о нацпроектах? А вы посмотрите, в каких условиях приходится работать". Каюсь, и мне, и моим коллегам неоднократно приходилось делать бодрые репортажи с открытия суперсовременных медицинских центров. Дело хорошее, полезное. Но в пылу восторга от новизны на второй план отошла медицинская рутина. А от нее тоже зависит многое. Призываем женщин рожать, а медицинские учреждения к этому элементарно не готовы.

Кстати, осенью 2007-го в Екатеринбурге открыли новый роддом. Об этом радостно протрубили во всех СМИ. И закрыли на реконструкцию старый. От перемены мест слагаемых, как известно... Возможно, ситуацию изменит строительство областного перинатального центра, но это будет не раньше 2009 года. А пока уральским роженицам выбирать не приходится.

"Золотые" детки

То, что действие программы "Мать и дитя" заканчивается в роддоме, почувствовалось сразу. Когда в 18 дней мы с дочкой попали в детскую инфекционную больницу, лечащий врач сначала осторожно "прощупала" наше материальное положение, а потом прямым текстом призналась: все лечение, которое она может предложить, - цикл антибиотиков. Остальное нужно оплачивать самим.

Шок, который испытываешь от наших детских клиник, намного больше, чем стресс от родов. К примеру, той, куда мы попали, давно требуется капремонт, а это единственная инфекционная больница в городе. Малыши лежат вместе с мамами по трое-четверо в палате. Итого восемь человек на 15 квадратных метров, какофония круглые сутки. Мыть полы и убирать мусор мамочкам приходится самим - уборщиц нет. Постельное белье за неделю не поменяли ни разу (и это в инфекционке!). Питание - слипшиеся макароны с тушенкой и компот. С такой кормежкой не то что ребенка грудью кормить не сможешь, сама ноги протянешь. На все вопросы ответ один: "Пациенты не вы, а дети, вы - обслуживающий персонал".

На детях в России экономить не принято. Это с точки зрения родителей. А с точки зрения эскулапов - не грех на них зарабатывать. Иначе как объяснить, что для детей до года у нас не предусмотрено программы бесплатных лекарств? Выходит, что старикам и инвалидам помощь нужнее, чем младенцам? Кто и почему заинтересован в том, чтобы детская медицина перешла на коммерческие рельсы?

Получается, что рожать сегодня, не имея за душой зарплаты в 20-25 тысяч рублей или солидной кубышки, смысла нет. То есть рожать, конечно, можно, только вот вместо радости материнства получишь клубок материальных проблем. Надежды на государство особой нет. Во всяком случае, ни одна из женщин, с которыми я общалась, не думала о материнском капитале, когда шла рожать. Слишком эфемерными кажутся нашему народу, привыкшему к наличности, эти 250 тысяч. Все равно что ваучер. Дать - дали, а какая от него польза - непонятно.

По статистике, сегодняшний "спрос" на детей объясняется тем, что наконец созрело для материнства поколение тридцатилетних. Что же будет, когда все-таки подействует государственная агитация и роддома, детсады и школы столкнутся с последствиями реального, а не статистического бэби-бума?

Общество Соцсфера Демография Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург