Новости

15.04.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Капиталы ушли, чтобы вернуться

Кредитное окно в Россию у зарубежных банков по-прежнему открыто
Текст: Сергей Журавлев ("Эксперт" - специально для "Российской бизнес-газеты")

Восемь лет Россия не переживала такого оттока капитала, как в первом квартале нынешнего года (минус 22,8 миллиарда долларов). Однако, похоже, ощутимого урона экономике он пока не нанес, скорее, наоборот - помог немного разрядить инфляционное напряжение.

Плановая утечка

Основные показатели платежного баланса со знаком минус оказались хоть и рекордно высокими, но в целом вполне ожидаемыми. В течение первого квартала об утечке капиталов не раз информировали представители профильных ведомств, а еще раньше соответствующие расчеты приводили аналитики.

Причины разворота капиталов на первый взгляд очевидны. И банки, и предприятия реального сектора набрали в прошлом году за границей небывалый объем займов, причем в основном краткосрочных. Первый пик их погашения приходился как раз на начало текущего года. Квартальные обязательства к погашению по внешнему долгу составляли, по подсчетам ЦБ, 8,7 миллиарда долларов для банков и 27 миллиардов - для нефинансовых организаций. В сегодняшней непростой ситуации на внешних финансовых рынках рефинансировать эти платежи новыми займами в сколько-нибудь заметных объемах малореально.

Да и особого наплыва прямых и портфельных инвестиций в Россию, которые в прошлом году составили почти 48 миллиардов долларов, тоже не ожидалось. Времена, когда можно было неплохо зарабатывать на внутреннем росте фондовых индексов, остались в прошлом. Для IPO, которые должны принести в российскую экономику от 15 до 27 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, тоже пока не самая благоприятная пора.

На первый взгляд итоги первого квартала вполне оправдали эти пессимистические ожидания. Чистый отток в 22,8 миллиарда долларов стал новым историческим рекордом с начала квартальных наблюдений платежного баланса. Если говорить об относительной величине утечки - почти 7 процентов ВВП, то и она не мала. В прошлом подобные цифры наблюдались лишь в "тощие" постдефолтные годы (со второй половины 1998-го по первый квартал 2001 года). Тогда из страны вывозилось в среднем 11-12 процентов произведенного ВВП (разумеется, без учета обслуживания госдолга и накопления резервов, с которыми на чистое кредитование заграницы шла пятая часть производимой в стране продукции).

Впрочем, если учесть сезонную поправку, а первый квартал по традиции - это время, когда в силу естественной годовой цикличности банковских, экспортно-импортных и инвестиционных операций капиталы более всего склонны к оттоку, то размеры утечки выглядят вовсе не устрашающе. Всего лишь порядка 2 процентов ВВП. Это, в общем-то, в пределах стандартных колебаний. Правда, общий тренд сокращения притока капитала после августа прошлого года выявляется довольно четко. Но это в условиях охватившего весь финансовый мир снижения склонности к риску выглядит вполне естественно, во всяком случае под определение "паническое бегство капиталов" ситуация не подпадает.

"Тихая гавань" для инвесторов

Можно ли рассматривать тот факт, что экономика спокойно перенесла подобный отток капитала, как свидетельство после дефолтного укрепления финансовой системы? Ведь в 1998 году она рухнула в результате меньшего оттока капитала, составившего 21,7 миллиарда долларов, и не за квартал, а за весь год. Хотелось бы надеяться, что это действительно так, но в данном случае, пожалуй, дело несколько в другом. Мощный приток валюты по счету текущих операций, обязанный своим происхождением росту цен на товарных рынках, позволил экономике не заметить значительной утечки капиталов. Можно сказать, что нынешняя стабильность ситуации в финансовой сфере России - результат на редкость благоприятного для нее сочетания проявлений мирового финансового кризиса, при котором увеличение притока валюты по внешнеторговому счету как бы "хеджирует" отток по капитальному счету.

Впрочем, даже если не принимать во внимание "нефтяную поддержку", отличия от 1998 года представляются чрезвычайно существенными. То, что наблюдаемый отток капитала может оказаться всего лишь кратковременной флуктуацией, а не началом новой тенденции, показывает разбор его составляющих. Оба упомянутых выше очевидных претендента на ведущую роль в утечке денег (платежи по займам и сокращение инвестиций в Россию) в действительности оказались ни при чем. И банки, и нефинансовые заемщики нарастили свои обязательства перед заграницей. И надо понимать, что речь идет в данном случае действительно о положительном сальдо выплат и новых привлечений, а не просто о переоценке размеров задолженности за счет курсовых колебаний. В статистике платежного баланса последние непосредственно не отражаются, и, например, показываемая здесь реальная величина прироста резервов за квартал - 12,1 миллиарда долларов - много меньше их номинального увеличения в долларах - 30,6.

Вопреки прогнозам задолженность банков и корпораций не снизилась, а, наоборот, выросла на 17 миллиардов. Даже с учетом выросших зарубежных активов банков сальдо кредитных операций остается пусть немного, но положительным: привлекли займов и депозитов из-за рубежа российские структуры больше, чем отдали и разместили сами.

Почему это произошло? Ведь какие-то новые крупные привлечения заемных средств российскими компаниями особенно не афишировались, исключая разве что синдицированного кредита, взятого Роснефтью для частичного рефинансирования задолженности, образовавшейся в ходе приобретения имущества "ЮКОСа". В отношении банков, для которых в платежном балансе обязательства отражаются с учетом участия иностранцев в капитале, речь может идти о реинвестировании полученной ими прибыли прошлого года, который в целом для банковского сектора оказался в этом отношении необычайно благоприятным. (Только официально показанная прибыль превысила в долларовом эквиваленте 20 миллиардов.) Для нефинансовых компаний прирост долга может объясняться поступлениями очередных траншей по каким-то ранее заключенным кредитным соглашениям. Во всяком случае тот факт, что в условиях крупных выплат по ранее набранному долгу суммарная задолженность не сокращается, а растет, говорит о том, что "кредитное окно в Россию" у зарубежных банкиров по-прежнему открыто.

Но если про долговые обязательства хотя бы можно сказать, что они внесли свой вклад в сокращение валового притока капитала (действительно, 17 миллиардов прироста займов - это не 40, как было в среднем за квартал в прошлом году), то в отношении прямых и портфельных инвестиций в реальный сектор картина еще более парадоксальная. Они не только не сократились, но даже выросли против среднеквартального уровня прошлого года (15,5 миллиарда долларов против 12). Небольшому сокращению подвергся объем портфельных инвестиций в Россию (-1,5 миллиарда), но это скорее сезонное обстоятельство (в первом квартале прошлого года аналогичное сокращение составило 4,9 миллиарда), связанное с закрытием позиций и фиксацией прибылей в годовых отчетах портфельных инвесторов. Очевидно, в данном случае основным каналом притока прямых инвестиций становится реинвестирование прибыли от уже сделанных ранее в российские предприятия вложений, выводить которые в условиях благоприятной экономической конъюнктуры в стране нет никакого смысла.

Вообще вывести сколько-нибудь существенный объем средств инвесторов с российского фондового рынка, рост которого в прошлом поддерживался именно зарубежными деньгами, малореально. Рынок малоликвиден по соотношению капитализация - объем торгов, и удерживаемые иностранцами портфели просто некому быстро продать по приемлемым ценам. Существенная "просадка" рынка в этом случае привела бы к слишком большим убыткам инвесторов, и чтобы это произошло, нужно, чтобы случилось что-то действительно экстраординарное. Стоит также напомнить, что, по оценке минэкономразвития, сделанной в середине 2007 года, почти 27 процентов притока инвестиций в страну обеспечили репатриированные капиталы российских компаний из-за рубежа, очевидно, просто выведенные ранее из-под национального налогового контроля в офшоры. Этим деньгам, по сути дела, некуда и незачем уходить из российской экономики.

Куда же утекают деньги

А теперь о тех позициях, которые реально внесли наиболее заметный вклад в отток капитала. Это, во-первых, резкое усиление легальных инвестиций за границу. Этот фактор объясняет 25 процентов изменений в балансе движения капиталов, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года. Как известно, прямые инвестиции из России, направленные в основном на слияния и поглощения зарубежных компаний, в предыдущие два года чрезвычайно активно росли и страна стала крупнейшим после Гонконга (а реально, очевидно, Китая) международным инвестором в категории emerging market. При этом зарубежную экспансию российских компаний в значительной степени финансировали иностранные кредиторы, и ожидалось, что в 2008 году из-за трудностей привлечения займов отечественные покупатели умерят свои капиталы. Но пока этого не происходит, и в России сохраняется уникальная для развивающихся экономик и, может быть, не вполне нормальная ситуация, когда отток прямых инвестиций превосходит, пусть и немного, их привлечение. Возможно, позитивным следствием этого стало относительное сокращение чистого оттока инвестиционных доходов (процентов, дивидендов) из России. В позапрошлом году он составлял 2,5 процента ВВП, в прошлом - 1,7, а в первом квартале нынешнего - уже только 1,2 процента.

Также заметно усилились против прошлогодних показатели "серого" вывоза и прочих позиций движения капитала (в которых главную роль занимают торговые кредиты и авансы). К первым относятся своевременно не полученная экспортная выручка, не поступившие товары и услуги в счет переводов денежных средств по импортным контрактам, переводы по фиктивным операциям с ценными бумагами, а также чистые ошибки и пропуски платежного баланса. В совокупности эти позиции объясняют 34 процента изменений в балансе движения капиталов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Что стоит за этим? "Серый" вывоз резко ускорился в прошлом году, особенно после начала финансового кризиса на Западе, в третьем - четвертом кварталах прошлого года. Первое напрашивающееся предположение: вероятно, это какая-то реакция на возможные изменения во властных структурах после парламентских и президентских выборов или реакция на усилия Центробанка и таможни в борьбе с обналичкой и выводом средств из-под налогового контроля. Можно допустить, что эти позиции отражают не столько утечку капитала, сколько "серый" импорт. Но нельзя исключить и то, что они просто связаны с резко возросшим - из-за цен сырьевых товаров - объемом внешнеторговых операций, в силу чего пропорционально больший объем средств оседает на зарубежных счетах.

Веер прогнозов

По оценкам большинства аналитиков, высока вероятность скорого возобновления притока капитала в Россию. Поскольку уже в марте наблюдался заметный реальный рост валютных резервов, можно предположить, что основной отток пришелся на первые два месяца года, а в марте он практически обнулился. Сам ЦБ пока оценивает вероятный приток капитала в 2008 году в 20-60 миллиардов долларов, связывая широту "вилки" с неопределенностью, вызванной кризисом на мировых финансовых рынках.

Экономика Финансы Инвестиции