Новости

15.04.2008 04:49
Рубрика: Власть

Болеро в сапогах

Весенний призыв может стать запретом на профессию

Неприятный сюрприз, судя по всему, ожидает уральских театралов: в самое ближайшее время из репертуара Екатеринбургского академического театра оперы и балета может исчезнуть большинство балетных постановок.

Спектакль отменяется?

Причина проста: великие хореографы вроде Мариуса Петипа творили свои шедевры задолго до того, как в России были приняты поправки к Закону "О воинской обязанности и военной службе". Срок службы теперь сокращен до года, а из существующих 25 отсрочек осталось всего 16. Лишились такой отсрочки и представители творческих профессий, в частности артисты балета. И, стало быть, с началом новой призывной кампании танцевать принцев, щелкунчиков и тореадоров будет по­просту некому, потому что, отдавая долг Родине, они сменят балетные туфли на солдатские сапоги.

- Сегодня у нас в балетной труппе 18 мужчин, а надо бы - 30-35, - поясняет ситуацию заведующая балетной труппой театра оперы и балета Ольга Трушина. - Из этих восемнадцати - двое призывного возраста, и у них нет права на отсрочку. Пока мы выкручиваемся: каждый танцовщик исполняет две-три партии в каждом спектакле. Если сейчас заберут в армию Айнура и Ивана, несколько спектаклей будут под угрозой срыва. Вы же понимаете, если классическая постановка рассчитана на 12 танцовщиков, то четырьмя ну никак не обойтись.

Айнур Хакимов и Ваня Майоренко пришли в театр в начале нынешнего сезона после окончания хореографического училища в Уфе, и на них сразу легла большая нагрузка. Теперь администрация театра предпринимает всевозможные усилия для спасения репертуара. Написали письмо на имя губернатора, обивают пороги военкоматов… и прекрасно понимают, что все зависит от доброго и неформального отношения к трудностям репертуарного театра людей в погонах.

- Раньше было проще, - вспоминает заместитель директора театра Николай Кублицкий. - Мы писали письмо в министерство культуры, они обращались в министерство обороны, и ребята получали бронь. Правда, нескольких человек все равно, как правило, отправляли служить…

Все угробить

И тут нельзя не сказать о другой стороне возникшей проблемы. В юности у меня был знакомый, которому уверенно прочили карьеру пианиста. Когда пришел его черед служить в армии, к нему отнеслись с пониманием: отправили служить "при штабе", с бумагами. Да вот только в штабе, как на грех, шел ремонт, пришлось и моему знакомому принять в работах посильное участие: солдатское дело - выполнять команды. К исполнительской карьере после демобилизации он вернуться не смог, что называется, "испортил руки". Теперь он посредственный композитор и изрядно выпивает…

Понятно, что отмененных отсрочек всем ужасно жаль. Но студент, вернувшись в университет, все же наверстает упущенное, папаша грудничка, вполне возможно, и вернется к тому трогательному моменту, когда его чадо сделает первые шаги. Все поправимо. Но карьера балетного танцовщика - это многолетний ежедневный труд у станка до седьмого пота, многочасовые репетиции и самодисциплина, куда жестче армейской. Год, проведенный в казарме на казенных харчах, сто­процентно поставит крест на его профессиональных амбициях.

- Государство тратит огромные деньги на подготовку профессионалов-музыкантов и артистов, и все это можно угробить, если призвать будущего артиста в армию, - такое мнение высказал в интервью программе "Вести" министр культуры РФ Александр Соколов. - Если артист балета походит год в сапогах, он фактически подрежет все остальные свои возможности, которые были его заветной мечтой. То же самое в отношении музыкантов, исполнителей.

Это понимают все, кроме… законодателей, отчего-то решивших, что без балета родина обойдется, а вот без бывших танцовщиков и скрипачей на плацу - никак. Они привычно отождествляют "балалаечников", как называют иногда в армии танцоров и музыкантов, ставших призывниками, с той стрекозой, что, по мнению муравья, до сих пор занималась ну совершенно несерьезным делом и нуждается в срочном перевоспитании.

В мае балетная труппа екатеринбургского театра должна пополниться еще шестерыми выпуск­никами уфимского хореографического училища. В театре уже подсчитали, что все они "попадают" под весенний призыв, который специально продлен "под выпускников". По здравому размышлению получается, что профессию балетного танцовщика теперь вообще получать не имеет смысла, и не оттого ли в этом году знаменитое вагановское училище в Санкт-Петербурге… не выпустило ни одного танцовщика - нет желающих.

Последний привал кавалерии

И все же выход, казалось бы, есть - альтернативная служба. В перечне видов работ, профессий, должностей, на которых могут быть заняты граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, есть и артист балета, и артисты драмы, театра кукол, хора, оркестра. Чего же лучше - пиши заявление и танцуй себе, правда, не год, а 21 месяц. Тем более что в Федеральном законе "Об альтернативной гражданской службе" прямо сказано, что "при определении вида работы, профессии, должности, на которых может быть занят гражданин, направляемый на альтернативную гражданскую службу, и места прохождения альтернативной гражданской службы учитываются образование, специальность, квалификация, опыт предыдущей работы, состояние здоровья, семейное положение гражданина, а также потребность организаций в трудовых ресурсах".

Все составляющие налицо: театр может принять (есть ставки и даже общежитие), молодые люди хотят танцевать… Но возможность эта - от лукавого, и воспользоваться ею Айнуру Хакимову и Ване Майорову, так уж постарались законодатели, непросто.

Во-первых, чтобы попасть на альтернативную службу, "весенним" призывникам надо было написать заявление до 1 октября прошлого года, а тем ребятам, которые придут в театр летом и чей срок призыва придет осенью - до 1 апреля, так что и они уже опоздали. Во-вторых, в упомянутом законе есть список организаций, где предусмотрено прохождение альтернативной гражданской службы. И в нем нет ни одного театра Свердловской области. Хотя почему-то Волгоград ждет "альтернативщиков" сразу в несколько театральных коллективов. Каким же образом театр может попасть в этот волшебный, избавляющий от многих проблем список? Похоже, это пока загадка и для самих театров.

- Мне кажется, что федеральное агентство по культуре и кинематографии, которому подчиняется театр, должно обратиться в министерство обороны, и, видимо, от него и будет зависеть включение того или иного театра в список, - предполагает Николай Кублицкий.

Получается, что каждый театр должен биться за своих артистов самостоятельно, как будто это личное дело узкого круга заинтересованных лиц! И все равно непонятно, по каким причинам этот список изначально так заужен и какие критерии были положены в основу его формирования.

Военкоматы же, так уж получилось, оказались крайними во всей этой отчасти смешной, а больше грустной театрально-армейской истории, и если люди в погонах сделают все по закону (а это их обязанность!), то придется нашему театру в соответствии с новыми реалиями перекраивать партитуру даже "Жизели", не говоря уже о таких балетах, как "Корсар" или "Привал кавалерии".

Комментарий

Александр Клешнин, военный комиссар Свердловской области:

- Отсрочка от призыва Айнуру Хакимову и Ивану Майоренко, артистам Екатеринбургского театра оперы и балета, предоставлена быть не может. В соответствии с действующим законодательством они подлежат призыву на военную службу.

Власть Безопасность Армия Культура Театр Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург