Новости

Недавно мировое интернет-сообщество было потрясено следующей новостью: некий иностранный художник по имени Гильермо Варгас привязал к стене художественной галереи бездомную собаку.

Не поил, не кормил. Собака умерла. Посетители же имели возможность наблюдать за медленной смертью животного. Сам Варгас объяснил, что хотел так обличить людские пороки - лицемерие и ханжество, ведь ежедневно от голода и болезней умирают тысячи ни в чем не повинных созданий, никому из прохожих не приходит в голову обогреть и накормить бездомных собак.

- Если вы, придя на мою выставку, называете меня садистом, то вы лицемерите! Почему тогда вы не помогаете бездомным собакам? А эта собака была больной и в любом случае умерла бы на улице, - заявил мучитель.

Журналисты пишут, что Центральноамериканская биеннале искусств предложила Варгасу в скором времени повторить перфоманс на выставке в Гондурасе. Российские блоггеры тут же организовали акцию "Спасем собак от нелюдей!" и присоединились к мировой интернет-петиции в адрес руководства биеннале с требованием запретить проведение акции.

Что с нами происходит? Есть ли в искусстве грань дозволенного и недозволенного и где она? Как сегодня отличить настоящее искусство от псевдо-творчества? На эти вопросы ищет ответы известная певица Елена Камбурова.

Российская газета: Елена Антоновна, как вам такой перфоманс?

Елена Камбурова: Чудовищная история. Есть ведь масса других способов сказать о равнодушии. Я сейчас смотрю фильм Анджея Вайды "Катынь". Это тоже чудовищная история, фильм очень тяжело смотреть, но посмотреть обязательно нужно, именно для того чтобы остаться человеком. Что касается истории с собакой, можно ведь устроить картинную галерею, показав несчастных замученных и погибших животных, можно показать ловцов собак. К сожалению, таких картин у человечества очень много накопилось. А вседозволенность в средствах передачи своих чувствв и мыслей вообще ужасна. Человечество веками вырабатывало нравственные критерии в творчестве - это, например, может вызвать в душе человека негативные позывы, а вот это - гораздо негативнее, ну а уж это вообще настроено на уничтожение человеческого духа. И вот, по-моему, сегодня мы как раз живем в такое время, когда уничтожением человеческого духа занимается огромное количество людей. Это настолько стало нормой, что люди привыкли к этому и не могут осознать, что на их глазах происходит уничтожение человеческой души. Правда, говорить об этом почему-то не принято.

РГ: Но объяснение-то вроде бы вполне разумное - ведь и в самом деле от нашего равнодушия куда больше гибнет, чем от одного такого "художника"...

Камбурова: Скажите, а стоит мучать одного человека для того, чтобы выиграла целая армия? Я думаю, одна человеческая жизнь стоит того, чтобы не делать этого выигрыша.

Есть же кино- и телехроника с фотографиями уничтоженных животных, в страшных муках погибших. Эти хроники можно показать людям, ими будет сказано все - "люди, вы хуже любого алчного зверя". Можно, условно говоря, написать картину и назвать ее "Человек, остановись!". А рисовать натюрморт с отрезанной головой кролика с месседжем "видите, как это выглядит? мы их едим, и вот что предшествует этому", выражая этим протест, наверное, можно, но это должно быть настолько в художественной форме!... Ну как на полотнах, изображающих охоту. Мы ведь уже века получаем эстетическое удовольствие от созерцания живописных полотен с изображением охоты. Лично я охоту не люблю, но так сложилась история искусств, что есть множество прекрасных картин на эту тему.

РГ: Так, может, через какое-то время и перфомансы с умирающими животными будут нормой?

Камбурова: Для меня это звучит как диагноз человечеству: оно спустилось еще на одну страшную грань, после которой непонятно - дальше-то что?

РГ: Может быть, это не способ привлечь внимание к чьей-то боли, хоть животного, хоть человека, сколько - при помощи шока - к своей собственной персоне?

Камбурова: Конечно. Сегодня во что бы то ни стало нужно быть успешным, и поэтому внимание стараются привлечь любыми способами. Но помимо успешности есть ведь другие критерии в жизни. Никто почему-то не задумывается о цене вопроса, ведь таким способом достижения успеха ты предаешь самое главное - свою душу.

РГ: Елена Антоновна, вы ведь тоже устраиваете своего рода акции, только обратного характера - поставили в столичном метро памятник убитой собаке, спасаете детенышей тюленей. Зачем вам это?

Камбурова: Я просто не могу пройти мимо страдания. Неважно кто страдает: ребенок, бомж, собака. Вы посмотрите сколько у нас в городе бездомных собак, разве они виноваты в том, что родились? У нас до сих пор нет закона о защите животных от жестокого обращения. Хотя проект закона был принят в трех чтениях и одобрен Советом Федерации еще в 1999 году, но в 2000 году он был отклонен. Мы сейчас делаем все возможное, чтобы закон о защите животных был принят. И памятник мы как раз делали для того, чтобы привлечь внимание к этой теме. В здоровом обществе не должно быть страдания там, где его может не быть. Почему-то люди могут любить свою собаку, и не понимать, что в то же время страдает огромное число других. А это можно как-то регулировать. У нас просто дефицит совести сегодня.

РГ: Давайте вернемся к творчеству, скажите, как сегодня отличить достойное от недостойного? Как понять - это дрянь, а это стоящее?

Камбурова: Когда-то Ролан Быков в шутку, но очень точно сказал: "Людям надо подсказывать их мнения". То есть об этом должны аргументированно говорить люди, которым общество доверяет. Если литературовед Валентин Непомнящий будет говорить о какой-либо книге, что это достойное произведение, это будет иметь значение. Если учителя скажут своим ученикам - ребята, эти книги не стоит читать, жизнь так коротка, не надо тратить ее на такую мишуру. Обществу нужны ориентиры. Сегодня мы живем в порушенной системе координат, у людей ориентиров нет. Ну откуда им быть, если и учителя уже слушают попсу, читают бульварную литературу... Изменить ситуацию может невероятное усилие людей, которые в состоянии реально влиять на нравственную и культурную политику нашей страны. Им нужно дать "зеленую улицу". Сегодня достаточно много людей говорят на эту тему, но общество их не слышит. Я могу об этом сказать, но лишь залу, в котором сидит до тысячи человек... Но моим зрителям дома у телевизора нечего слушать в жанре песни. У них нет возможности услышать то, что они хотят. Посмотрите, например, НТВ - это же пособие по убийствам и грабежам. А ведь в жизни по-прежнему много прекрасного, и об этом, действительно, стоит говорить. Однако масштаб моего влияния на "свой зал" несоизмерим с масштабом влияния одной телепередачи. Поэтому пока противники жестоких перфомансов, как мальчик, который кричит "Король голый", но их практически никто не слышит.

Культура Музыка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники