Новости

17.04.2008 06:00
Рубрика: Общество

Ограничения должны быть сняты

С чего началась работа над новым постановлением?

На "Прямой линии" 18 октября 2007 года президент В. Путин ответил на 68 вопросов.

Работа над постановлением правительства о новых правилах признания людей инвалидами началась именно с вопроса, поступившего на "Прямую линию" с Владимиром Путиным.

Дмитров Николай Алексеевич, город Орел, инвалид с 1973 года:

- У меня нет обеих ног. Вопрос: зачем каждый раз после реформы здравоохранения при заказе новых протезов нас заставляют проходить медицинскую комиссию и комиссию ВТЭК? Ведь ноги-то у нас не отрастают!

В. Путин:

Николай Алексеевич, вопрос понятен. Идея заключалась в том, чтобы проводить переосвидетельствование и предлагать людям с ограниченными возможностями новые технические решения, касающиеся протезирования, определить состояние их здоровья и уделить особое внимание здоровью тех, кто нуждается в особой поддержке со стороны органов здравоохранения. Но, естественно, если это вызывает дополнительные сложности, такие ограничения должны быть сняты.

Я обязательно дам поручение минздраву, правительство подумает над этим.

Это - только начало

Мы попросили прокомментировать документ директора департамента развития социальной защиты минздравсоцразвития Ольгу Самарину.

Ольга Самарина: Я считаю, что принятие данного постановления - большой успех. Утвержден перечень заболеваний, дефектов, по которым инвалидность устанавливается бессрочно и переосвидетельствование инвалид проходить не должен.

Российская газета: Прокомментируйте, пожалуйста, сам перечень. Какие заболевания туда вошли?

Самарина: Перечень включает в себя 23 позиции. В частности, это дефекты, деформации нижних и верхних конечностей, ишемическая болезнь сердца, болезни органов дыхания, ряд онкологических и других заболеваний, по которым либо не может быть достигнуто позитивных результатов, либо система реабилитации не приведет к снятию инвалидности. Этот перечень заболеваний, утвержденный постановлением, прорабатывался нами с инвалидными организациями, врачами.Ольга Самарина: Мы сделали лишь первый шаг. Фото: Евгения Смолянская

РГ: Значит, людям с такими заболеваниями достаточно будет прийти в бюро медико-социальной экспертизы всего один раз?

Самарина: В принципе - да. Но мы все-таки предусмотрели два освидетельствования. На первом приеме устанавливается инвалидность. На втором - не позднее чем через два года - присваивается бессрочная инвалидность. Такой период времени дает возможности оценить перспективы реабилитации.

Но предусмотрены и такие ситуации, когда бессрочная инвалидность присваивается при первичном обращении. Это происходит тогда, когда есть соответствующие рекомендации лечебных учреждений, в которых указывается невозможность позитивной реабилитации и изменения состояния инвалида. Особенно хочу отметить то, что люди, которые уже имеют документы об инвалидности, не будут проходить повторное переосвидетельствование. Им будет достаточно их предъявить.

РГ: А что бы вы могли сказать в целом о системе социальной защиты населения?

Самарина: Социальная защита - это не столько защита отдельных категорий населения, сколько построение системы, при которой каждый человек, столкнувшийся с проблемной ситуацией, должен знать, куда обратиться и получить помощь. Кто-то бесплатно, кто-то за деньги, кто-то в негосударственном секторе, кто-то в государственном.

Сейчас, когда смотришь на действующую систему с позиции человека, который в нее попадает, понимаешь, что она не совершенна. Особый вопрос - установление степени утраты трудоспособности...

РГ: Но тогда, наверное, не нужна инвалидность, нужны определенные условия труда.

Самарина: Конечно. Раньше так и было: труд в определенных условиях. Был институт, который занимался как раз разработкой требований к рабочему месту инвалида. Система была понятна. Ты можешь работать при таких и таких условиях. Мы тебя учим. Теперь же мы определяем степень утраты трудоспособности и привязываем к этому совершенно непонятному показателю размеры единовременной денежной выплаты.

РГ: Многие стремятся к инвалидности именно для того, чтобы получить льготы. Тот же онкологический больной. Ему не нужна инвалидность, но ему нужны лекарства. Как это состыковать?

Самарина: Это состыковать можно только в одном случае: если мы будем присуждать инвалидность в соответствии с заболеванием и состоянием человека. Согласитесь, что при этом степень утраты трудоспособности к лекарствам никак не привязана.

РГ: Ольга Викторовна, у нас в стране более 13 миллионов инвалидов. Такое ощущение, что скоро все население станет инвалидами, поскольку системы реабилитации практически никакой.

Самарина: Согласна. Мы должны не просто дать инвалиду денег и забыть о нем до следующего года, до нового переосвидетельствования. Мы должны дать ему возможность реабилитации, интеграции в общество, развития.

Посмотрите, что мы сейчас делаем с молодыми инвалидами. Присваивается ему условно вторая группа инвалидности с первой степенью утраты трудоспособности. И он не может ничего: не может учиться, не может развиваться. А через год его освидетельствуют и говорят, что теперь ему присваивается уже вторая степень утраты трудоспособности, и он может идти куда-то работать. Но он уже не хочет.

Человек привыкает к тому, что ему платят пенсию, ЕДВ. И вдруг мы говорим: теперь мы у тебя это отбираем. Ничего не давая взамен!

То есть у нас потеряна система профессионального обучения, переподготовки инвалидов. И система социально-бытовой реабилитации - тоже. Допустим, человек слепнет в зрелом возрасте, его надо учить ходить, учить ориентироваться в пространстве. Раньше это все было в обществах инвалидов. Теперь, поскольку не было государственного интереса, система значительно сузилась.

РГ: Вы хотите сказать, что будете этим заниматься?

Самарина: Да, в этом направлении мы обязательно будем работать. И если понадобится, внесем соответствующие изменения в законодательство об инвалидах.

РГ: Ольга Викторовна, а может быть, стоит начать с разработки стратегии инвалидной политики, которая бы включала все: и медицинскую реабилитацию, и вхождение в социум, обучение и так далее?

Самарина: Строго говоря, она есть. Она есть в инвалидных обществах. Когда я с ними встретилась, я поняла, что у нас на протяжении последнего времени вообще не был задействован колоссальнейший потенциал. Потенциал помощников государства для решения проблем той группы населения, которую они хорошо знают.

Мы не можем решать проблемы инвалидов, не понимая, с какими проблемами они сталкиваются. Нужно побывать на их месте. А в инвалидных организациях - люди, которые точно знают, что нужно конкретно по каждому заболеванию, по каждой группе инвалидов. И эту специфику не придумаешь, со стороны не нащупаешь.

Сейчас мы приняли решение, что мы будем работать вместе. Будем вместе разрабатывать нормативную базу, вносить необходимые изменения в законы.

Логика всех наших усилий должна быть в том, чтобы система работала прозрачно и легко. Чтобы человек, нуждающийся в тех или иных социальных услугах, имел возможность их получить. В первую очередь это касается технических средств реабилитации.

Здесь не может быть усредненного показателя. Мы должны предоставлять инвалиду те средства, которые нужны конкретно ему, которые смогут реабилитировать конкретно его.

Постановление правительства РФ от 7 апреля 2008 г. N 240 "О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями", а также "Правила обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями" опубликованы в "Российской газете" во вторник, 15 апреля.

Для письменных обращений в Минздравсоцразвития России:

Рахмановский пер., д. 3, г. Москва,

ГСП-4, 127994

Справочный телефон Минздравсоцразвития России:

(495) 628-44-53

Постановление Правительства РФ от 7 апреля 2008г. №247 г. Москва "О внесении изменений в Правила признания лица инвалидом"

Общество Соцсфера Соцзащита Правительство Минздрав Господдержка инвалидов