Новости

18.04.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Горячо - не жарко

Российская экономика получила сигнал опасности
Текст: Евгений Ясин (научный руководитель Государственного университета - Высшая школа экономики)

Последнее время много говорят о перегреве российской экономики, называя это "главной опасностью дня". Предлагают даже придержать экономический рост. Именно так в свое время поступили в Китае и Казахстане.

Пока не ясно, стоит ли идти по этому пути, но и преуменьшать степень опасности было бы легкомысленно. Сигнал SOS подала нам инфляция. Восемь лет с некоторыми остановками она уверенно снижалась. И в 2006 году сократилась до однозначной цифры - 9 процентов. Однако уже в 2007 году подскочила на 3 процента. Это говорит о том, что мы не справляемся с потоком наших доходов, не в состоянии в полную силу активизировать бизнес. Иными словами, наш экономический рост упирается в финансовую стабильность. Вот это и есть сигнал о перегреве экономики.

Получили мы его первый раз, правда, довольно громкий. Надо делать вывод. Для меня он очевиден: в прошлом году мы позволили себе 25-процентный рост государственных расходов и ошиблись. Конечно, когда у вас много денег, можно впасть в эйфорию, продолжать их тратить. И упрекать правительство, что оно не строит новые заводы, как в годы первых пятилеток. Но в России теперь другая экономика. Строит не правительство, а бизнес. А он у нас сегодня работает вполсилы. По сравнению с теми возможностями, которые есть в России для развития экономики, вложения капиталов, деловая активность в стране очень низкая. Поэтому необходимо найти вариант политики, который обеспечивает и экономический рост и в то же время не увеличивает инфляцию. Мы уже имели такой опыт в 2000-2003 годах.

От каких ошибок я бы хотел предостеречь? Последнее время много говорят о дешевых, доступных кредитах. Дескать, обеспечим их для бизнеса, и все будет в лучшем виде. Отлично. Но только имейте в виду, что в наших условиях доступный и дешевый кредит - не одно и то же. Ставки формирует рынок, значит, пойти на их снижение себе в ущерб банки не могут. Допустим, "под давлением" они назначат низкую ставку. Но будут ли выдавать такие кредиты? У банков есть тысячи способов при желании этого не делать.

Теперь разберемся, что означают для бизнеса ставки по кредиту ниже сформированных рынком. Это снижение требования к эффективности работы предпринимателей. Ведь дешевый кредит отдавать легче, так что можно себя особо не утруждать. А у нас сегодня, как я уже сказал, вопрос номер один - добиться, чтобы инвестиции были высокоэффективными. Поэтому требования снижать нельзя. Если упустим момент и не направим активность бизнеса на повышение эффективности, то государству придется еще больше денег вкладывать в экономику, в социальную сферу. И перегрев экономики перейдет в кипение. Напомню, в рыночной экономике самый сильный стимул для эффективности и инноваций - конкуренция, о которой много говорится, но мало что делается.

Теперь о "длинных" кредитах. Да, они очень нужны бизнесу. Банки говорят: дайте нам попользоваться бюджетными средствами, и мы станем локомотивом экономического роста. У меня вопрос: "Какие государственные деньги являются длинными?" Я понимаю, когда вы накапливаете Фонд национального благосостояния и вкладываете его в качестве целевого капитала в Пенсионный фонд. Через 10-15 лет эти деньги, при разумном управлении ими, "откликаются" повышением пенсий для новых поколений пенсионеров. Это действительно "длинные" деньги.

Но если это временно свободные бюджетные деньги, то "длинными" они никак не могут быть. Они предназначены для определенных трат здесь и сейчас. Как выдавать ими "длинные" кредиты, мне непонятно. В то же время напомню, что еще до начала мирового финансового кризиса наши банки набрали за рубежом кредитов на 170 миллиардов долларов. Сейчас их нужно рефинансировать. А деньги достать трудно. И банки идут к государству, я так понимаю, не за "длинными" деньгами - они-то набрали шестимесячные кредиты.

Конечно, понятие "длинные деньги" включает в себя еще и определенное количество "коротких" денег. Вы, например, можете набрать "короткие" кредиты, отдать эти деньги взаймы бизнесу, а потом каждый раз перезанимать, пока они "сидят" в долгосрочных проектах и приносят эффект. Но такое "удлинение" денег рискованно. Изменится ситуация, и банки могут погореть.

Еще один предмет вожделения - золотовалютные резервы, которые периодически тоже предлагают пустить в дело. Те, кто это говорит, не понимают, что прока от этого не будет. Золотовалютные резервы накоплены в результате высоких цен на нефть, а не за счет активизации экономики. Пока у нас нет соответствующего денежного спроса, который мог бы поглотить львиную долю доходов от нефти.

Я вообще с осторожностью бы относился к тем, кто постоянно что-то просит у государства: "Дайте денег. Создайте госкорпорации, а мы подключимся к их работе". Есть разные категории бизнеса: тот, который сидит у государства "под юбкой", и тот, который бьется за все сам. Но конкурентоспособным практически всегда оказывается второй.

При этом надо понимать, что невозможно создать такую активность бизнеса, которая могла бы поглотить все нефтедоллары. Государственные средства надо запускать в экономику осторожно, с учетом сложившегося спроса на деньги при рыночном проценте. Иначе у нас инфляция будет по 50 процентов в год. Я не против госрасходов. Но за то, чтобы увеличивать их на науку, образование, здравоохранение, на повышение оплаты труда бюджетников. Все должно быть сбалансированно. Российская экономика может поглотить очень много денег. Однако для этого надо создать условия, которых пока нет.

Конечно, в чем-то бизнес сам виноват, что работает вполсилы. Но основная причина все-таки в другом. Это связано со сложившимися взаимоотношениями между государством и предпринимателями. Бизнес не видит, где проходит граница между тем, что налоговые органы и милиция делают для улучшения сбора налогов, а где для того, чтобы поживиться. Эта, я бы сказал, стратегическая неопределенность играет весьма губительную роль. В качестве "компенсации" бизнес начинает требовать снижения налогов. Но что такое, например, уменьшить ставки по налогу на добавленную стоимость (НДС)? Это все равно, что еще больше увеличить государственные расходы. Чем-то надо будет покрывать "недостачу".

Согласен, в работе налоговой службы есть позитивные сдвиги, время налогового терроризма прошло. Но когда во главе угла стоит его величество план по сборам, то и действия соответствующие. Мы всякий раз сталкиваемся с тем, что налоговики выдвигают длиннейшие списки претензий, по которым потом приходится судиться. А сейчас еще идут разговоры о дополнительных оперативных проверках. Неужели нынешних мало? Хочу еще раз напомнить: полномочия налоговой службы заключаются не в сборе налогов, а в первую очередь в контроле за соблюдением законности. Пока, к сожалению, такая "перенастройка" налоговиков остается на уровне деклараций.

Как и разговоры о том, что надо защитить бизнес от коррупции. Взятки, увы, стали нормой жизни, на них предприятия даже предусматривают "статью расходов". Любой проверяющий при желании может выдвинуть свой список претензий - и не только обоснованных. И даже если их удастся "отбить" в суде сегодня, завтра появится новый список. Ведь за необоснованные претензии проверяющие не несут ответственности.

Экономика Макроэкономика