Новости

24.04.2008 02:37
Рубрика: Происшествия

Наказаны до суда

Взятие под стражу остается не только мерой пресечения, но и способом наказания

В прошлом году 664 саратовца, взятых под стражу во время предварительного следствия, после решения суда не попали в места лишения свободы. Корреспондент "РГ" решил разобраться, почему эти люди, еще не будучи осужденными по приговору суда, провели за решеткой от нескольких недель до года.

Под стражу - предварительно

Случаев, когда суды выносят оправдательные приговоры, не так много. Так, за прошлый год саратовские суды полностью оправдали восьмерых человек. И хотя доказать свою невиновность удается далеко не каждому, число вышедших из СИЗО после решения суда на свободу все равно гораздо больше.

В прошлом году уголовные дела были прекращены в отношении 102 человек. Например, суды прекратили дела в отношении бывшего руководителя подразделения милиции по борьбе с правонарушениями в сфере общественной нравственности, а также начальника одного из отделов областного правительства, которые поначалу (с подачи следствия) оказались-таки за решеткой. Сначала эти должностные лица обвинялись во взятках, однако впоследствии их действия были переквалифицированы как мошенничество, и дела прекратили в связи с примирением сторон. Еще 554 саратовца вместо лишения свободы получили условные сроки наказания или штрафы.

Не редкость и такие факты, когда человек отбывает весь назначенный ему судом срок, находясь под стражей во время предварительного следствия.

Почему так происходит? Возможно, одна из причин связана с тем, что органы следствия зачастую отправляют за решетку граждан, подозреваемых в не самых тяжелых преступлениях. Хотя все ситуации, когда подозреваемого в уголовном преступлении суд может взять под стражу, четко определены законом. Под арестом человек может оказаться в тех случаях, когда он представляет общественную опасность, может скрыться от следствия или оказать давление на свидетелей преступления или потерпевших.

По данным Саратовского областного суда, органы следствия в прошлом году направили в суды 3612 ходатайств о взятии граждан, подозреваемых в различных преступлениях, под стражу, в 462 случаях судьи посчитали их доводы не слишком убедительными и в этой мере отказали.

- В основном суды брали под стражу граждан, подозреваемых в особо тяжких и тяжких преступлениях: убийствах, разбоях и изнасилованиях, но есть среди арестованных и граждане, подозревавшиеся в совершении преступлений средней и небольшой тяжести, - говорит председатель областного суда Александр Галкин.

Законом подобная мера в ряде случаев допускается - например, если человек не является в суд или к следователю. Но зачастую у подозреваемого, совершившего мелкую кражу, отсутствуют жилье и прописка. А если это "бомж", то назначить ему в качестве меры пресечения подписку о невыезде следователь все равно не сможет. Значит, остается один выход - взять под стражу.

СИЗО как профилактика

Бывают ситуации, когда всем, в том числе следователю, заранее понятно, что человек не будет осужден к реальному лишению свободы, но его все равно берут под стражу.

Несколько лет назад расследовалось уголовное дело по взяткам в отношении нескольких работников одного из саратовских вузов. Среди подследственных была женщина 63 лет. В силу ее возраста и того, что ее будут судить впервые, было понятно, что реальный срок ей не дадут. И все же в СИЗО она отсидела.

Но всегда ли обоснованно под стражей оказываются люди, совершившие незначительные преступления? Например, преподаватель или врач, уличенные во взятке, или просто мелкий правонарушитель?

Некоторые сотрудники правоохранительных органов согласны с тем, что граждане, впоследствии отпущенные судами на свободу, и даже те, кого направили отбывать наказание в колонии-поселении, арестовываются во время следствия неправильно. Однако это мнение разделяют далеко не все.

- Проблема есть, но она не столь масштабна, как кажется, - считает председатель областного суда Александр Галкин.

- Все решения принимались обоснованно, в соответствии с действующим законодательством, нарушено оно не было. Хотя, возможно, есть основания для пересмотра в будущем в законе некоторых норм, - говорит первый заместитель прокурора области Вячеслав Симшин.

По его мнению, из законодательства можно было бы убрать нормы, допускающие взятие под стражу женщин, подозреваемых в преступлениях небольшой и средней тяжести и имеющих при этом несовершеннолетних детей.

В то же время работники правоохранительных органов опасаются, что попытка смягчить уголовно-процессуальное законодательство может привести к ситуации, когда преступники будут уходить от ответственности.

- Есть многочисленные факты в отношении тех же несовершеннолетних, когда их не взяли под стражу, а они, пока идет следствие, совершают новое преступление, - говорит начальник Главного следственного управления ГУВД области Валерий Пиявин.

В качестве обоснования в таких случаях обычно приводятся истории вроде той, что случилась несколько лет назад в одном из сел Саратовского района. Там убили свидетеля по уголовному делу. Следователь по каким-то причинам не торопился брать подозреваемых в убийстве под стражу, они решили сбежать, а попутно расквитаться со свидетелем. Выходит, арест мог бы предотвратить новое преступление.

В кабинете удобнее

То, что человек не признает свою вину, не соглашается со следствием или отказывается давать показания, по закону никак не может являться основанием для его ареста. Однако ни для кого не секрет, что на деле зачастую именно так и случается.

Официально в этом никто не признается, но за время журналистской работы мне много раз приходилось в ответ на вопрос, почему человека не взяли под стражу во время предварительного следствия, слышать от самых разных следователей: "Он признавал свою вину"...

Широко распространено убеждение, что следователю удобнее работать, когда человек сидит за решеткой: не нужно посылать ему повестки, ждать, когда человек, например, выйдет с больничного. Между тем сами следователи согласны с этим лишь отчасти.

- Главная наша задача - установить контакт с подозреваемым, и проще это делать, общаясь не в камере, а в кабинете. Да и мало приятного ходить в СИЗО каждый день, как на работу, пока обвиняемый иногда по полгода знакомится с уголовным делом, - все равно что самому там сидеть, - говорит один из бывших следователей милиции.

- Возможно, некоторые следователи считают, что им проще работать, когда обвиняемый сидит в СИЗО. Но когда человек находится под арестом, законом предъявляются более жесткие требования к процессуальным срокам, в течение которых расследуется дело, - считает первый заместитель прокурора Саратовской области Вячеслав Симшин.

Тем не менее время содержания под арестом может продлеваться не раз. Статистика саратовского областного суда показывает, что разрешение на продление срока содержания под стражей в судах получить проще, чем первоначальное согласие на заключение под стражу.

- Хотя есть и такие факты: поступает дело для продления срока содержания под стражей, и видно, что за прошедшие два месяца следователь ничего не сделал, - признает председатель областного суда.

Но, говорят, на следствие в таких случаях работает само время.

- Люди, особенно первый раз оказавшиеся за решеткой, подпадают под общий настрой, который там царит: раз посадили, значит, признают виновным, чем быстрей сядешь, тем быстрей выйдешь. Сопротивляться этим настроениям не просто, - вспоминает один из недавних постояльцев саратовского следственного изолятора.

Вот и получается, что, с одной стороны, наша правоохранительная система вроде бы ушла от ситуации, когда арест человека уже являлся признаком его вины. С другой - взятие под стражу нередко еще оказывается способом "досрочного" наказания подозреваемого.

Комментарий

Леонид Шостак, начальник Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Саратовской области:

- Нужно стремиться к тому, чтобы "тюремные университеты" проходило как можно меньше людей, и если суды не нашли достаточных оснований для наказания этих граждан лишением свободы, не стоило их брать под стражу во время предварительного следствия. Ведь среди взятых под стражу немало молодых людей. Один раз попав в криминальное окружение, они из него уже не выбираются. И это на фоне того, что российская преступность и так уже помолодела: средний возраст тех, кто находится в колониях общего режима - 20-22 года.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Саратовская область