Новости

30.04.2008 05:00
Рубрика: Власть

Нет карьер - не будет партнерства

На последней встрече Джорджа Буша и Владимира Путина была подписана декларация о принципах стратегических отношений между Россией и США. Созданный в спешке вялый документ лег на полки внешнеполитических архивов в Москве и Вашингтоне рядом с уже запылившимися декларациями о стратегическом сотрудничестве, кооперации в области энергетики и еще целым рядом столь же бесполезных документов. Он лишь дал возможность двум президентам сделать вид, что им важно состояние отношений между Россией и США. Это болезненная для обеих стран тема, требующая серьезного диалога. Но его не просто нет, сторонам неинтересно даже его начинать.

Если смотреть на Россию со стороны, в глаза бросается бушующий в ней антиамериканизм. Газеты и журналы заполнены статьями и комментариями, выставляющими Вашингтон в негативном свете как одного из главных и подлых противников России в мире. Даже вроде бы нейтральные новостные материалы в большинстве случаев подаются так, что лишь укрепляют негативный имидж США в массовом сознании россиян. Про телевидение и говорить не приходится. Широкими волнами накатываются телевизионные кампании, где США обвиняются в желании расчленить Россию, захватить ее энергетические богатства, подчинить своим глобальным интересам, ослабить путем разжигания межнациональных конфликтов, отрывать от Москвы зоны ее влияния в ближайшем зарубежье и т.д.

Сегодня в России можно делать стремительные политические, журналистские и даже писательские карьеры на эксплуатации враждебного имиджа США и Запада в целом. Можно быстро стать популярным в СМИ, заработать немного денег и паблисити. Множество интересов пересекаются именно в ненависти к Америке. Присутствие мощного внешнего врага одним нужно для оправдания своих провалов или манипуляций во внутренней политике, другим - для обоснования мобилизационных настроений в обществе, третьим - для объяснения, почему Россия во внешней политике добилась гораздо меньшего, чем могла и хотела, оставшись в результате практически без друзей в мире. Но есть еще одно обстоятельство, которое в Вашингтоне не понимают.

В России существует крупное сообщество разного рода политологов, политтехнологов и комментаторов, которое родилось в бурных реалиях 1990-х в результате краха политического монополизма. Политика в стране в одночасье стала публичной, что вкупе со свободой слова привело к тому, что она заняла место где-то между воспитанием детей и футболом, то есть перестала быть делом только профессионалов. А ведь именно те, у кого нет детей, уверены, что знают лучше всех, как их воспитывать, а попивающий на трибуне пиво болельщик убежден, что он разбирается в игре не хуже тренера и уж наверняка лучше этого идиота в полосатой футболке, которому кто-то доверил свисток.

Появились всякие центры и институты, некоторые действовали профессионально, но большинство - дилетантски. Работы и денег тогда хватало всем. Апофеозом, как известно, стали выборы 1996 года. Ситуация начала меняться, особенно во время второго срока президентства Владимира Путина, когда, с одной стороны, государство вплотную занялось строительством вертикали власти, а с другой - в страну хлынули нефтегазовые деньги. Первое привело к тому, что в России сложилась новая монополия на власть, а второе - к тому, что Кремль стал пользоваться серьезной поддержкой в обществе.

Большинство российских экспертов попали как бы между молотом и наковальней. Не поддерживать Путина им не хватало ни смелости, ни ума, но, поддерживая его, они лишь укрепляли монополию Кремля на политику, при которой они сами становились ненужными. Небольшая группа крепких профессионалов-политологов сохранила свои позиции или при власти, или в оппозиции, а совсем небольшая осталась относительно независимой, но остальные оказались просто выдавлены из сферы внутренней политики в малодоходную юдоль внешней политики с упором, естественно, на антизападничество, ибо на критику внешней стратегии России запроса в стране образоваться не могло.

В результате большинство центров в России занимаются не государственным или, скажем, партийным строительством, выборами или лоббизмом, а тем, что они почему-то называют геополитикой. Ситуация, противоположная, например, американской, где сравнительно немного мозговых центров работает в сфере внешней политики, а подавляющее большинство концентрируется на внутренних проблемах. Там больше денег, престижа и места для творчества. На внешней политике, а уж тем более на критике России тут карьеру не сделаешь, популярности не приобретешь, денег не заработаешь. В Вашингтоне, к примеру, нет ни одной организации, которая бы занималась Россией или даже всеми странами бывшего СССР. А в Пентагоне сегодня уж точно нельзя стать генералом, разрабатывая, например, план войны с Россией из-за Абхазии.

Элиты и экспертные сообщества двух стран просто не понимают друг друга. Перефразируя известную книгу, можно сказать, что россияне - с Марса, американцы - с Венеры. Или наоборот. Американцам заниматься Россией сегодня неинтересно и непрестижно. Опыт последних полутора десятилетий показывает, что это также и непродуктивно. Все варианты российской политики Вашингтона, которые внедрялись после распада СССР, по разным причинам провалились и принесли не лавры их создателям и исполнителям, а репутацию своего рода лузеров. Чтобы по-настоящему заниматься Россией, Америке нужен более серьезный мотив, чем нефть и газ. А его нет.

При этом Вашингтон с недоумением наблюдает колоссальный антиамериканизм российской элиты, которого не было даже в советские времена, когда действовала огромная машина пропаганды. Не понимая при этом, что он в значительной степени вызван отсутствием внутреннего рынка политической аналитики, отчего многие российские политологи пытаются прокормиться, обрушиваясь на США хотя бы потому, что, занимаясь этим делом, никто в России не умирал от голода, не оказывался на нарах и не был закидан тухлыми яйцами. То есть в России можно сделать карьеру на анти американизме, а не на дружбе с США, а в Америке - не на России, а на чем-то еще.

Ни в той, ни в другой стране нет запроса на улучшение отношений, то есть на их политических рынках нет соответствующего предложения. В мире заинтересованы в том, чтобы две ядерные сверхдержавы жили в дружбе и согласии. Но и нынешняя ситуация устраивает многих, ибо у них есть возможность половить рыбку в очень мутной воде российско-американских противоречий. Однако специалист по маркетингу знает, что запрос на любой товар можно создать. Тем более если его появление соответствует реальным интересам обеих стран, а также позитивно скажется на ситуации в мире. Новый президент России может принять такое решение и дать правильный сигнал элите.

Власть Позиция Колонка Николая Злобина Россия и США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники