20idei_media20
    07.05.2008 06:00
    Рубрика:

    Предвыборная кампания Барака Обамы застряла в "расовом тупике"

    Темнокожий американский политик Барак Обама, борющийся за выдвижение кандидатом в президенты США, имел смелость надеяться, что сумеет указать выход из "расового тупика" всей Америке. Теперь, похоже, в этом тупике застряла его собственная предвыборная кампания.

    Изначально Обама претендовал на роль потенциального лидера всей нации, стоящего вне расовых, классовых и даже партийных различий. Он отказывался заострять внимание на расизме, не без оснований считая, что ему это политически невыгодно. На долю афроамериканцев сейчас приходится около 12 процентов населения страны, они нигде не составляют большинства. Не случайно Обама - единственный ныне и всего пятый в истории представитель черной расы в сенате США. Сенаторы избираются не по округам, а от штатов в целом.

    Обама - прирожденный оратор, и от него изначально ждали речи по межрасовым отношениям. Сам он долго надеялся ее избежать. Однако, после того как его сначала упрекнули в том, будто цвет кожи дает ему незаслуженные преимущества в политической борьбе, а затем и вовсе заподозрили в недостаточном патриотизме на почве расовых предрассудков, он понял, что молчать больше нельзя. 18 марта в историческом центре Филадельфии Обама произнес свою речь о том, как Америке создать "Более совершенный союз" (это известная цитата из конституции).

    Для начала молодой сенатор играючи управился с упреком в свой адрес со стороны Джеральдин Ферраро - первой в истории США женщины, баллотировавшейся в 1984 г. в вице-президенты страны. В нынешней кампании 72-летняя дама числилась волонтером-внештатником при штабе бывшей первой леди США Хиллари Клинтон и как-то раз заявила журналистам, что "если бы Обама был белым" или "если бы он был женщиной с любым цветом кожи", то ни за что не стал бы фаворитом внутрипартийной предвыборной гонки. Фраза вызвала нарекания в прессе, и Клинтон от Ферраро отмежевалась.

    Обама прежде вообще не реагировал на этот выпад. Да и задним числом он дал понять, что не склонен принимать всерьез попытки объяснить его успех "стремлением наивных либералов задешево приобрести расовое примирение" в стране. "Кое-кто", по его словам, считает, что у самой Ферраро в глубине души гнездятся "расистские предубеждения".

    Куда более серьезную головоломку задал Обаме чикагский пастор Джеремия Райт. Это один из столпов "черной" христианской церкви в Америке. 36 лет назад он возглавил небольшой бедный приход в "городе ветров" и создал на его основе крупнейший "мегацентр" своей ветви протестантизма (Объединенной церкви Христовой) с конгрегацией более 10 тыс. человек. В свое время Райт способствовал воцерковлению молодого Обамы, о чем тот позже сам писал в своих книгах. Он венчал Барака с женой Мишель, крестил их дочерей.

    Тогда, разумеется, никто и представить себе не мог, что молодой прихожанин вскоре двинется на приступ Белого дома. Теперь же многих - от репортеров до политтехнологов, включая, надо полагать, и специалистов по поиску "компромата", - интересует в его жизни буквально все, включая и церковь. А взгляды и "послужной список" пастора этой церкви секрета не составляют - было бы желание копаться в архивах.

    В итоге буквально вся Америка узнала, что утверждал Райт в некоторых своих проповедях. Консервативные программы на радио и ТВ "крутили" его цитаты буквально день и ночь.

    Так, в первое воскресенье после чудовищных терактов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне проповедник говорил о терроризме. "Как аукнется, так и откликнется!" - восклицал он. С помощью террора мы отбирали землю нашей страны у индейских племен и свозили сюда африканских невольников. Мы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки и "не моргнув глазом" истребили население этих городов. Мы бомбили Гренаду, Панаму, Ливию, Ирак. Мы поддерживали государственный терроризм против палестинцев и черных южноафриканцев. И теперь "Америке отливаются чужие слезы".

    В другом случае Райт призывал уповать только на царствие небесное, поскольку земные власти всегда и всюду лгут и подводят собственный народ. В США, по его убеждению, это касается прежде всего афроамериканцев, обрекаемых на "беспомощность и безнадежность". "Правительство дает им наркотики, строит тюрьмы побольше, принимает драконовские законы и после этого хочет, чтобы мы пели "Боже, благослови Америку"? - гремел его голос. - Нет, нет и нет! Не "Боже, благослови Америку!" "Боже, прокляни Америку!" - за "отношение к собственным гражданам как к недочеловекам", за то, что она "ведет себя так, будто она и есть Бог и высшая сила".

    Можно представить себе, что чувствуют простые американцы, слыша подобное. А Обама в филадельфийской речи не отрекался от своего пастора, хотя и открещивался от приведенных цитат. Он говорил, что Райт ему - "как родня", и отказаться от него столь же немыслимо, как от собственной любимой белой бабушки. Он призывал понять боль и гнев, выплескивавшиеся в словах проповедника, вписывая их в исторический контекст, напоминая о судьбах того поколения афроамериканцев, которое на себе испытало все "прелести" расовой сегрегации.

    Но и отречься в конце концов тоже пришлось. Райт довольно долго отмалчивался, но потом заявил журналистам, что не может больше терпеть "нападки на черную церковь". Впрочем, по сути, защищал он, конечно, собственные взгляды - вплоть до готовности допустить, что распространение в США вируса ВИЧ/СПИД могло быть плодом чудовищного расистского эксперимента властей. И тогда Обама в свою очередь вышел к прессе и заявил, что не узнает своего пастора и не желает впредь иметь ничего общего с его "возмутительными" теориями.

    Разумеется, все это проецируется прежде всего на политическую борьбу. Наблюдатели утверждают, что черный электорат, отдающий Обаме до 90 процентов своих голосов, и дальше будет стоять за него горой. Проблемы же у него могут возникнуть, точнее усилиться, потому что они были и есть, с массой белых избирателей, людей среднего достатка и уровня образования, не очень-то довольных своей сегодняшней жизнью. Словом, тех, без кого демократу на всеобщих выборах в США успех заведомо "не светит" и на кого, кстати, делает главную ставку Хиллари Клинтон.

    На фоне размолвки с Райтом как-то поблекла и филадельфийская речь Обамы, принятая поначалу "на ура". Причем не только демократами: ее хвалили и нынешний госсекретарь США афроамериканка Кондолиза Райс, и даже один из идейных вождей правых республиканцев, бывший спикер нижней палаты конгресса США Ньют Гингрич. Ясно, что самому Обаме сейчас не до дальнейшего теоретизирования на крайне скользкую и щекотливую тему.

    С другой стороны, в Филадельфии он подчеркивал, что нации не выйти из "расового тупика", не примирившись с собственной историей, не залечив старых ран. Он цитировал Уильяма Фолкнера: "Прошлое не умерло и не похоронено. Собственно, оно даже и не прошлое".

    Между прочим, применительно к конкретному человеку это может означать: от себя самого, от своих корней, от своей судьбы не уйдешь. Возможно, в этом-то и состоит главный урок из всего того, что приключилось за последние недели с сыном кенийца и американки, претендентом на пост президента США Бараком Обамой.