14.05.2008 05:00
    Рубрика:

    На Каннском кинофестивале не побалуют русскими киношедеврами

    Русского кино в Каннском конкурсе снова нет

    Сегодня в Канне - модном городе-курорте на Лазурном берегу Франции - открывается 61-й Международный кинофестиваль. Его считают главным мировым киносмотром и самым крупным культурным событием весенней Европы.

    Дарите любимым "Тюльпаны"

    Для нас драматизм всегда накаленного каннского конкурса ослаблен тем, что российское кино в нем не участвует. Успех прошлого года, когда юбилейный Канн пригласил в свой главный конкурс сразу две картины из России - "Изгнание" Андрея Звягинцева и "Александра" Александра Сокурова, - закрепить не удалось. И это, увы, суровая реальность нашего кинопейзажа: российская киноиндустрия слишком ориентирована на легкий заработок и производит слишком много жвачки, чтобы сохранить хоть какие-то из традиций некогда всемирно знаменитой кинематографии. Мастера, былые лауреаты Канна, или приумолкли за отсутствием денег на фильмы, или снимают кино хорошее, но не актуальное. Молодой же режиссуре в массе не хватает профессионализма и понимания существенной разницы между кино и попкорном. Выбирать не из чего. Невольно вспомнишь по контрасту, что было время, когда наше кино не только ежегодно присутствовало на Каннском фестивале, но и почти всегда привозило призы.

    Необычно мало наших картин и в побочных конкурсах нынешнего Канна. Во второй по значению программе "Особый взгляд" есть любовная комедия "Тюльпан" известного режиссера-документалиста Сергея Дворцевого - это его дебют в игровом кино. Фильм рассказывает историю о лопоухом моряке: после демобилизации герой возвращается в родной Казахстан и там находит себе отменную невесту с цветочным именем Тюльпан. Картина является нашей копродукцией с Германией и Швейцарией. Будет также российский фильм в конкурсе киношкол "Синефондасьон" - получасовая "Гата" студентки Высших курсов сценаристов и режиссеров Дианы Мкртчан.

    И все же есть и на этом фестивале некоторые признаки возвращения нашего кино на мировые орбиты: среди шатров-павильонов в каннской международной кинодеревне возник российский. До сих пор его отсутствие воспринималось как парадокс: там есть павильоны стран, где делается едва десяток картин в год, но не было одной из великих кинематографий мира. И вопрос здесь не в том, что нас не уважают. Это распавшееся российское кино никак не могло собраться с силами, чтобы создать на фестивале свой центр, хотя он позарез необходим для бизнеса. Теперь он наконец появился.

    Кино и политика

    61-й фестиваль открывается неизбежными воспоминаниями о событиях сорокалетней давности, когда по Франции прокатился вал студенческих волнений: молодые любители кино не могли примириться с тем, что от должности был отстранен их кумир - директор Парижской синематеки Анри Ланглуа. Как часто бывает, это стало поводом для социальных возмущений по всей стране: начались рабочие стачки. На девятый день Каннского международного кинофестиваля вал народного возмущения достиг Лазурного берега: глашатаи "новой волны" французского кино - Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо - лично не дали открыть занавес перед конкурсной премьерой фильма Карлоса Сауры. Члены жюри Теренс Янг, Роман Полански и Моника Витти в знак солидарности демонстративно сложили полномочия. Наутро дирекция фестиваля официально объявила о его преждевременном закрытии. Газеты расценили это событие как смерть Каннского фестиваля и квалифицировали его как преступление перед искусством. На фото 1968 года, которое мы публикуем, Анастасия Вертинская и Татьяна Самойлова выглядят весьма растерянными перед нацарапанным на скорую руку объявлением о том, что фестиваль закрыт. Они приехали тогда на премьеру конкурсного фильма Александра Зархи "Анна Каренина". Снимок был впервые напечатан в альбоме, изданном в 2007 году к юбилею Каннского фестиваля.

    Открывающийся сегодня кинопраздник отсалютует мятежному 68-му специальным показом пострадавшего в 1968-м фильма Карлоса Сауры "Перечный коктейль", а также некоторых других картин, павших жертвами очередной французской революции. Но в целом социальные волнения стали тогда мощным допингом для кино: оно прониклось политикой и через год после событий откликнулось на запросы масс такими социально значимыми шедеврами, как "Ребенок Розмари", "Ночная красавица", "2001: космическая одиссея", "Желтая подводная лодка", "Если...", "Выпускник".

    О роли личности в истории

    В канун нынешнего каннского праздника стало известно о новом вторжении политики в судьбу фестивалей, на этот раз молодого киносмотра в Риме. Он стартовал два года назад, не скрывая намерений перехватить пальму первенства у старой Венеции: в Риме и молодежи больше, и залы шикарнее. Во главе дела встал мэр Рима Вальтер Вельтрони, большой любитель искусств, которому Вечный город обязан возникновением множества фестивалей - музыкальных, литературных, театральных и кинематографических. Но только что прошли выборы, романтичных левых сменили прагматичные правые, и теперь в мэрском кресле новый начальник - Джанни Алеманно. И одним из первых вопросов, который он задал, был: "А зачем Италии еще один кинофестиваль, да еще такой дорогой?" Левые правили в Риме 15 лет, и за это время, утверждают газеты, римское городское хозяйство пришло в упадок, зато расцвели искусства. Теперь, похоже, намечается другая, противоположная тенденция. Во всяком случае новый мэр передал Римский фестиваль под начало режиссера-ветерана Паскуале Скуитьери, который уже заявил, что хочет это дело закрыть. "Нельзя так транжирить деньги, - сказал он. - Нельзя платить за 20 отельных номеров для охраны ДиКаприо и за 18 - для охранников Николь Кидман! Фестиваль - бизнес, и есть нечто парадоксальное в том, что этим бизнесом заправляли коммунисты".

    Таким образом, Римский фестиваль скорее всего перестанет существовать, едва сделав первые шаги. Напомню, что начал он очень резво и своим первым главным призом полтора года назад увенчал фильм российского режиссера Кирилла Серебренникова "Изображая жертву".

    На этом фоне набирает очки Венецианский фестиваль: перед самым началом каннского праздника он торжествующе объявил, что любимцы Канна - американские режиссеры братья Коэны - в этом году Франции изменили и предпочли отдать Венеции свою новую шпионскую комедию "По прочтении сжечь" с Джорджем Клуни, Брэдом Питтом и Джоном Малковичем. Любимцы публики правильно поступили: каннское жюри в прошлом году проявило удивительную близорукость, обделив призами их фильм "Старикам здесь не место", который, как известно, потом стал главным оскаровским лауреатом.

    А пока все флаги мира - над французским Канном. Впереди - две недели горячих событий, а потом фестиваль закроется картиной Барри Левинсона "Что случилось?", где Роберт Де Ниро играет кинопродюсера, а действие частично происходит как раз на Каннском фестивале. Фильм идет вне конкурса, а Роберта Де Ниро попросили вручить на церемонии закрытия "Золотую пальмовую ветвь" будущему лауреату Канна-2008. Кто окажется этим счастливцем, сообщит 25 мая нынешний президент каннского жюри американский актер Шон Пенн.