Новости

22.05.2008 04:50
Рубрика: Общество

Люди на выселках

Малым деревням региона грозит вымирание

Ежегодно с карты Омской области исчезает около десяти деревень. Почему омичи бросают малую родину и уезжают в город, выяснял корреспондент "РГ".

На днях областные парламентарии рассмотрели вопрос об исключении из реестра шести деревень Седельниковского района: Бароновки, Покровки, Большеникольского, Кирпичного, Верхней Баклянки и Щелкановки. Здесь уже давно нет жизни: молодежь уехала, за нею в город подались старики. В опустевших домах заколочены окна.

Такая же судьба со временем ожидает еще добрую сотню сельских усадеб. Многочисленные программы по возрождению агропромышленного комплекса пока не в силах изменить ситуацию. С каждым годом белых пятен на карте области становится все больше.

От деревни Степановка до райцентра Саргатки - десять километров езды по приличной асфальтированной дороге. Места чудесные. Березовые леса богаты ягодами и грибами. Земля славится плодородностью на всю округу.

- Что ни воткнешь - все мигом вырастает, - шутят сельчане.

С жильем местным тоже повезло. Дома в населенном пункте строили на славу. С водопроводом, ванными комнатами и прочими удобствами. Такие добротные избы встретишь не в каждой центральной усадьбе.

Однако и эта деревня обречена на вымирание. Парадокс, но уже сегодня в перспективной когда-то Степановке осталось всего двенадцать дворов. Нет ни школы, ни медицинского пункта, ни магазина. Практически все взрослое население - безработное. Когда-то сельчане трудились на местном свинарнике. После того как хозяйство развалилось, живут на пособие и доходы от личного подворья.

- Степановка начала "загибаться" после перестройки, - рассказывает местная жительница Людмила Перевалова. - Лишившееся хозяина производство подхватило одно из городских промышленных предприятий. Но из этого, к сожалению, ничего не вышло. Сад зарос, свиноферму растащили, от коровников остались одни бетонные скелеты. Потеряв работу, многие сельчане решились на переезд в другое место.

Супруги Переваловы не смогли покинуть родное гнездо и решили рискнуть. Взяли кредит на развитие подсобного хозяйства и построили собственную ферму. Сегодня у них три коровы, пятьдесят поросят и двадцать две овцы. Кур и кроликов не считают. Работают от рассвета до заката, но уезжать из села не собираются. У Людмилы здесь похоронен дед Кузьма, который в свое время отдал государству весь скот, лишь бы его как кулака не выселили из родного дома.

- Корни крепко держат, - вздыхает Людмила. - Хожу на кладбище и плачу. За десяток лет оно стало едва ли не вдвое больше деревни. Сердце щемит -обидно видеть, как погибает твоя малая родина. Раньше здесь по улицам гурьбой бегали детишки. А теперь на все село одна ученица - первоклассница Алинка. Осенью ее повезут в интернат.

Недавно Степановка чуть не сгорела. На деревню столбом понесся лесной пожар. В панике люди бегали по единственной улочке - потерялась сотовая связь. К счастью, пламя заметили из Саргатки. Дворы отстояли.

- Живем одним днем, - говорит Наташа Бочарова. - Случись беда - никому не нужны.

Односельчане Переваловых изредка нанимаются к фермерам на подработку. Заводить собственное хозяйство не решаются. Боятся трудностей.

- Бездеятельность со стороны властей отбивает людям руки, - считают Переваловы. - Стопка фуража, чтобы выкормить одного поросенка, стоит пять-шесть тысяч рублей. По такой цене приезжие закупщики принимают мясо. Невыгодно заниматься его производством. В прошлом году сдавали молоко в Саргатку по пять рублей за литр - смешные деньги.

От безысходности крестьяне и пьют горькую.

- Мне даже на завалинке не с кем посидеть-поговорить, - говорит старейшая жительница Степановки баба Нюра Рудаева. - Дочки из города редко приезжают, а подружек всех схоронила.

Плодородные поля Степановки постепенно зарастают бурьяном.

- Желающих купить здесь землю за бесценок хоть отбавляй, - сетует главный агроном Саргатского района Николай Огарков. - Но трудиться на ней не хочет никто. Однажды люди сдали участки в аренду одному из частных предпринимателей. Так он с ними еще за позапрошлый год не рассчитался. А появился бы в Степановке настоящий хозяин - деревня бы точно поднялась с колен.

У руководства района есть положительный пример. Соседнее село Карманово не так давно тоже находилось на грани развала. За возрождение деревни взялся батюшка Серафим. Окропил поля святой водой, помолился и принялся за дело. Крестьяне ожили. Теперь кармановцы планируют открывать детский сад - появились доходы - изменилась и демографическая ситуация.

Впрочем, не всякая инициатива по возрождению заброшенных сел находит у местных властей одобрение. В прошлом году омич Сергей Васильев, возглавляющий общественный фонд поддержки бывших заключенных, решил построить жилье для подопечных в глухой деревне Егорьевка Омского района. Лишившиеся крова люди с размахом взялись за работу. Забили первые сваи, посадили картошку и завели животных. Старики соседям не нарадовались. В Егорьевке, где всего десять дворов, в кои-то веки появился автомобиль! Дождались - не исчезнет с карты родное село.

Однако после публикации в "РГ" в позабытую богом Егорьевку зачастили представители всех надзорных органов. Власти не верят, что бывшие зеки смогут вернуться к нормальной жизни, и опасаются инцидентов.

А в Саргатском районе между тем строится новое село с позитивным названием Светлое. По самым современным технологиям и на немалые деньги. Здесь будут жить молодые специалисты сельскохозяйственного производства. Восемь домов уже готовы к сдаче. На вопрос, почему жилье для этих работников нельзя было построить в той же Степановке, корреспонденту "РГ" так и не удалось найти ответ. Удаленность от райцентра здесь ни при чем. От Светлого до Степановки езды пятнадцать минут. Но, по всей видимости, властям проще создать новую административную единицу, чем спасти от гибели деревню с трехсотлетней историей

Прямая речь

Николай Макаров, начальник отдела развития крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств регионального минсельхоз-прода:

- В свое время в регионе строилось довольно много новых деревень - в качестве отделений центральных усадеб. Но потом села стали укрупняться и сократили филиалы производства. В результате люди лишились работы, и сегодня деревни действительно находятся на грани вымирания. Развитие личных подворий - единственный шанс их сохранить. В рамках реализации национального проекта мы разработали программу поддержки малых форм хозяйствования до 2010 года. Крестьяне могут взять субсидированные кредиты от 30 до 300 тысяч и приобрести на эти деньги племенной скот, строительные материалы, сельхозтехнику. Мы уже реализовали в личные подсобные хозяйства более 30 тысяч молодняка крупного рогатого скота, 60 тысяч поросят, 2,5 миллиона птицы по приемлемым ценам. И, надо сказать, сельчане охотно пользуются этой возможностью. За два года они взяли кредитов почти на два миллиона рублей. Помимо этого, в районах области действует 168 заготовительных пунктов, создаются торгово-закупочные кооперативы. Крестьяне постепенно приспосабливаются к рыночным условиям.  Если у человека есть желание жить и работать на земле - он не пропадет.

Общество Соцсфера Миграция Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область