Новости

29.05.2008 04:58
Рубрика: Экономика

Симптомы депрессии

Степень расслоения уральцев по уровню жизни ученые считают опасной для общества

На фоне общего экономического подъема в регионе жизнь в уральской глубинке продолжает угасать. Одна из причин депрессии, по мнению экономистов и социологов, - отсутствие долгосрочных программ развития территорий.

Кто на вершине пирамиды?

Добротный дом в Верхотурье, что в четырехстах километрах от Екатеринбурга, стоит сегодня 100-150 тысяч рублей, коттедж даже самого преуспевающего местного "олигарха" - не дороже миллиона, на маршрутке через весь город можно проехать за десять рублей, а концерт местных звезд обойдется верхотурским фанатам всего в сотню.

По меркам столичных жителей, где один квадратный метр жилья стоит как полноценный дом в уральской глубинке, а за съемную квартиру надо выложить порядка 40-50 тысяч рублей в месяц, эта провинциальная пастораль представляется почти коммунистической утопией. Правда, никто из москвичей или екатеринбуржцев по доброй воле не поедет сюда на жительство. Напротив, эксперты отмечают, что год от года усиливается центростремительный обратный поток. Жители отдаленных городов и поселков отправляются туда, где есть стабильная и высокооплачиваемая работа.

Неудивительно что зарплата, по мере продвижения с периферии в сторону крупных финансовых и экономических центров отличается в разы. Так, скажем, в Тавде (450 километров от Екатеринбурга), где из стабильно действующих производств - один фанерный комбинат, сегодня можно заработать порядка семи тысяч рублей, при этом средний доход екатеринбуржцев составляет уже 17 тысяч, а среднестатистический москвич в месяц получает 24 тысячи рублей.

Доходы обитателей депрессивных территорий отличаются от московских зарплат в шесть­семь раз. Так, к примеру, в Таборах и Гарях подавляющее большинство зарабатывает не больше четырех тысяч. В деревнях и того меньше - порой 2-2,5 тысячи рублей. Так что на свою зарплату жителю уральской глубинки вряд ли удастся протянуть в столице хотя бы неделю.

- Сохраняющаяся значительная разница в доходах, уровне жизни в различных субъектах Федерации и внутри самих регионов - это по-прежнему одна из серьезнейших проблем России, - отмечает руководитель группы стратегического развития территорий Института экономики УрО РАН Владимир Бочко. - Экономическая жизнь затухает по мере удаления от центра, соответственно тают и доходы населения. Схематично это выглядит, как пирамида, где на вершине - регионы с самым высоким уровнем жизни. К слову, лидирует по уровню средней заработной платы отнюдь не Москва, а неф­тегазодобывающие округа. Так, по данным Росстата, самая высокая на сегодня средняя зар­плата - 37 366 рублей - в Ямало-Ненецком автономном округе, следом идут Ненецкий (34 401 рубль) и Ханты-Мансийский (32 287 рублей) автономные округа. И, что очень показательно, сегодня именно в этих регионах уровень рождаемости превышает показатели смертности. Естественный прирост населения, пожалуй, нагляднее всего свидетельствует о высоком уровне жизни.

Исчезающие деревни

Как отмечают ученые, в результате значительной разницы в доходах в каждой из отдельно взятых областей происходит внутренняя миграция. Люди стремятся поселиться там, где им жить выгоднее. Те, у кого нет возможности решить вопрос с жильем, работают вахтовым методом - особенно это распространено в восточных районах Свердловской области, которые расположены недалеко от нефтедобывающих соседних регионов. Так, к примеру, "гастарбайтеры" из Тугулымского района, где в свое время было развито собственное стекольное производство и успешно работали сельхозпредприятия, не первый год отправляются на заработки "на севера". Вахтой работают на неф­тедобыче, в охране вышек у соседей­тюменцев многие жители Тавдинского и Туринского районов. Как признается тавдинец Антон Пырегов, сегодня даже бюджетники - врачи, педагоги с уровнем зарплаты порядка десяти - двенадцати тысяч рублей - считаются по местным меркам чуть ли не "богатеями", ведь они получают почти вдвое больше среднестатистического тавдинца.

Жители городов и поселков, находящихся в 40-100 километровой зоне от областного центра, готовы каждый день ездить на работу в Екатеринбург. При этом если жизнь в районных центрах, напрямую зависящая от того, как работают градообразующие предприятия, все же сохраняется, этого нельзя сказать о многочисленных деревнях и селах. Их год от года на карте области становится все меньше. Так, в среднем ежегодно из списка населенных пунктов области вычеркивается два десятка "мертвых деревень", то есть тех, в которых уже не осталось жителей, и они числятся только на бумаге. За последние 30 лет, по данным Института экономики, в Свердловской области бесследно исчезло без малого 800 сельских населенных пунктов. И причина вовсе не в спаде рождаемости. В деревнях ее уровень до сих пор достаточно высок. Все дело в отсутствии производств. Схема гибели деревень проста: гибнет сельхозпредприятие, спустя пару лет неизбежно закрываются двери медпункта, школы, а еще через какое­то время в деревне остается с десяток доживающих век стариков.

Статистика подтверждает затухание жизни в селах области. По данным на 1 апреля, численность крупного рогатого скота к уровню этого же периода 2007 года составила менее 97 процентов, надои молока на одну корову упали с 1080 килограммов до 1037, среднесуточные привесы уменьшились с 545 граммов до 518. Ряд этот можно продолжить снижающимися год от года цифрами производства картофеля, зерна, овощей.

Надо сказать, что в аграрной отрасли области тоже идет процесс расслоения: отдельные хозяйства улучшают производственные показатели, и соответственно растут доходы их работников, другие же планомерно движутся к банкротству. Этому в немалой степени способствует политика областного министерства сельского хозяйства и продовольствия, которое активно помогает успешным сельхозпредприятиям и практически оставляет без бюджетной поддержки убыточные.

Программа спасения провинции

Сворачивание производств в итоге ведет к дальнейшему материальному расслоению. Как отмечает Владимир Бочко, сегодня уровень доходов десяти процентов самых богатых жителей области и такой же части самых бедных отличается в 15,8-16 раз (в России в целом этот показатель просто устрашающий - 25 раз, правда, на Урале и олигархов сравнительно немного). Еще десять лет назад на Среднем Урале первые были богаче вторых лишь в десять раз. При этом аналитики давно пришли к выводу, что этот показатель становится угрожающим для экономического развития страны или отдельной территории, если он переходит отметку в двенадцать раз. Так, к примеру, даже в Европе, где уровень доходов сегодня отличается в пять-семь раз, активно стремятся эту разницу снизить, а в США просто бьют тревогу, поскольку там этот показатель близок к критической отметке.

При этом, как отмечают ученые, на протяжении всего последнего десятилетия в стране и в области не раз поднимали эту проблему на самом высоком уровне. Но даже официальные документы на этот счет носили по большей части рекомендательный характер, а разрыв в уровне жизни продолжает между тем увеличиваться.

Ответ на вопрос "что делать?", считают ученые Института экономики, по большому счету лежит на поверхности: необходимо создавать жителям отдаленных территорий возможности для заработка, то есть поощрять возникновение там производств, а не одной лишь торговли и сферы услуг. Но для этого необходима стратегия развития территории в зависимости от условий, сложившихся в каждом отдельно взятом районе.

- Нужно стремиться прежде всего к обеспечению равного качества жизни людей, вне зависимости от того, где они живут. А качество жизни - это понятие, означающее, что всем нам должен быть гарантирован определенный набор социальных услуг, прописанных в Конституции, которые должны быть доступны, - говорит заместитель председателя комитета по вопросам законодательства, общественной безопасности и местного самоуправления областной Думы Галина Артемьева. - Для выравнивания позиций нужна балансировка бюджетной обеспеченности регионов, иными словами, разумное перераспределение средств между богатыми и бедными. И, безусловно, необходимо развитие экономики отстающих. С этой целью на Среднем Урале и была в свое время разработана Схема развития и размещения производительных сил. Она предусматривает, где конкретно и какие производства должны строиться, включая самые отдаленные районы области. В рамках этой программы начал реализовываться специальный проект "Уральская деревня", он направлен на поддержку тех, кто живет в сельской местности, на сохранение уральских сел и деревень.

Компетентно

Александр Татаркин, академик РАН, директор Института экономики УрО РАН:

- В мировой практике сегодня проявляются две тенденции: расширение демократических основ в совершенствовании федеративных отношений и отказ от классических форм дотирования регионов для выравнивания их развития. Сегодня у нас осуществляется жесткое административное давление, которое, наряду с макроэкономическими условиями, сдерживает развитие субъектов Федерации и муниципальных образований. Кроме того, процессы регионального развития идут стихийно, без определения приоритетов на уровне субъекта РФ и его территорий.

Евгений Ясин, научный руководитель Государственного Университета - Высшей школы экономики:

- Региональные проблемы придется решать с учетом приоритета роста производительности и снижения удельных затрат на труд, в большей мере считаясь с естественными тенденциями и экономическими критериями, порой в ущерб социальным. В частности, следует ожидать возрастающей концентрации населения в небольшом числе крупных городских агломераций, где может быть обеспечен и современный уровень предоставления широкого ассортимента услуг. Одновременно может произойти обезлюдение значительных территорий, прежде имевших плотное сельское население и большое число малых городов. Это не проявление кризиса, но естественное следствие изменения структуры экономики: перехода от равномерного расселения по территории, свойственного аграрной экономике, где земля была главным ресурсом, к стягиванию людей в центры концентрации капиталов и, что особенно важно, интеллектуальных ресурсов, образующих необходимую среду для генерации инноваций, притягивающих к себе наиболее активные слои населения.

По примерным оценкам, на всей территории России может возникнуть 35-50 таких агломераций с населением в среднем два - три миллиона человек, включая Москву и Петербург. В них будет проживать около 60-65 процентов населения страны. Сегодня в стране одиннадцать городов с населением более миллиона человек, 34 города с населением 500 тысяч и более, 168 городов с населением более 100 тысяч жителей, 2500 городов и поселков городского типа, 155 тысяч сельских населенных пунктов. Через 15-20 лет значительная часть последних может исчезнуть или будет медленно деградировать вместе с жителями. Таковых, по примерным оценкам, может оказаться до 30-40 миллионов человек. Для России XXI века непозволительная роскошь - так обращаться со своим человеческим капиталом.

Экономика Макроэкономика Экономика Работа Занятость Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники