Новости

30.05.2008 02:50
Рубрика: Культура

"Богема" за сценой

Попытка "встряхнуть" воронежский театр закончилась провалом

Очередной сезон в Воронежском театре оперы и балета должен был увенчаться громкой премьерой. А завершился скандалом.

Заявленная майская премьера "Богемы" Пуччини не состоялась - волевым решением директора театра Игоря Непомнящего работа над спектаклем была прекращена. А затем и главный режиссер театра Ольга Маликова оказалась "за сценой" - руководство не пожелало продлевать с ней контракт.

Что послужило причиной столь "резких движений"? Конфликт художника и менеджера? Творческая несостоятельность или же административный нажим? Почему театр отказался от постановки, которую с нетерпением ожидали воронежские (да и не только воронежские) поклонники классического искусства?

Ожидания были прежде всего связаны с "творческой командой". Ольга Маликова, недавняя выпускница Санкт-Петербургской консерватории, приехала в Воронеж для разовой постановки полтора года назад и неожиданно для себя решила остаться здесь. За то короткое время, что ей довелось руководить единственным в Черноземье оперным коллективом, пыталась "растормошить" труппу, внести свежие краски в потускневшую театральную палитру.

И краски нашлись. Для участия в постановке "Ночи перед Рождеством" Римского-Корсакова она привлекла итальянского дирижера Фабио Мастранжелло, работающего сегодня с ведущими коллективами России, в том числе в Мариинском театре. Были приглашены и "свежие" исполнители (к примеру, партия Вакулы блестяще удалась солисту "Санкт-Петербург Опера" Дмитрию Головнину), создано яркое сценическое оформление. Да и воронежские артисты - в чем-то неожиданно для себя! - "подтянулись" и, что называется, заиграли. Зрители увидели яркое и легкое сценическое действо - от этого они, признаться, отвыкли. Результат усилий режиссера и его команды - успех у публики, одобрение критики и включение спектакля в "отборочный пул" национальной премии "Золотая маска". Для театра, что приобрел за последние полтора десятилетия репутацию "провинциального болота", это несомненно был прорыв. Несмотря на то что экспертный совет премии не включил постановку в свой "шорт-лист", он отметил возросший уровень постановочной культуры театра - "при некоторой неровности исполнения".

"Некоторая неровность", не позволившая спектаклю побороться за одну из самых престижных театральных премий России, вполне объяснима. В последние годы воронежский оперный - пример того, как "традиции", не подкрепленные стремлением к росту, заводят творческий коллектив в тупик, не дают ему развиваться. Театр болен. При этом он до сих пор остается своего рода "поставщиком голосов" для оперной сцены. Сталкиваясь с периферийной - в худшем смысле этого слова - косностью, помноженной на безденежье, "звездочки" покидают Воронеж и находят себя на более высоком творческом уровне. К примеру, промелькнувшая метеором на воронежской сцене Ирина Макарова сегодня исполняет ведущие партии меццо-сопрано в Большом театре. Можно перечислять и дальше...

Маликова увлеклась идеей создать в Воронеже конкурентоспособные постановки, привлечь зрителя, подарить ему яркое зрелище. Проще говоря, модернизировать театр, не нарушая при этом классических канонов оперного искусства. Отсюда ее стремление привлечь на воронежскую сцену и молодых талантливых исполнителей, и довольно "высокобюджетных" творцов. За "Ночью перед Рождеством" последовала постановка "Риголетто", с интересом встреченная публикой и критиками. А затем - решение о "Богеме", премьера которой ожидалась в мае. После того как предложение главного режиссера было "завизировано" руководством театра, Маликова, уже по традиции, предложила принять участие в работе приглашенным звездам. Фабио Мастранжелло согласился встать за дирижерский пульт, художником-постановщиком спектакля стал известный сценограф, лауреат "Золотой маски" Эмиль Капелюш. Была разработана сценография спектакля, созданы эскизы костюмов, распределены роли - начались репетиции. И в разгар работы как гром среди ясного неба прозвучало решение об отмене спектакля. А затем и главный режиссер узнала о том, что работать с ней в Воронеже больше не желают.

Эта ситуация вызвала жесткую полемику в местной прессе. Гневные статьи, пресс-конференции, открытые письма - всего этого хватило с избытком. Пожалуй, столь впечатляющего закрытия сезона публика еще не видела. Одни говорили чуть ли не об "удушении высокого искусства" в областном центре. Другие - о "непомерных амбициях" заезжего постановщика. Однако, споря о том, кто прав, участники дискуссии забыли о главном: так или иначе, попытка встряхнуть театр с треском провалилась. Зрители оказались в проигрыше.

В чем причина отмены постановки? Руководство театра отделывается туманными фразами об "определенных обстоятельствах". Местные чиновники от культуры старательно делают вид, что не имеют отношения к этой истории. Постановочная группа готовится к судебным разбирательствам с руководством театра. Искать правых и виноватых в этой истории - занятие неблагодарное. Скорее можно вести речь, что ситуация с "Богемой" - отражение глубокого кризиса, в котором оказался театр, влачащий свое существование "у разбитого корыта" - без голосов, без громких премьер, без творческих идей. Сегодня в помпезном снаружи и изрядно обшарпанном изнутри здании воронежского храма искусств правят бал заезжие поп-звезды, "дающие кассу". Классика - в загоне. И похоже, что руководство театра такая ситуация устраивает.

Занавес?

Культура Театр Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область Воронеж