Новости

03.06.2008 02:30
Рубрика: Культура

Повелитель ритма

В Москве открылся Фестиваль симфонических оркестров мира

Первый концерт Фестиваля симфонических оркестров мира начался с забавного недоразумения. Ведущий торжественно провозгласил: "Дирижер Джонатан Нотт", и публика приветствовала аплодисментами вышедшего на сцену человека. Однако это оказался всего лишь рабочий сцены, пришедший убирать микрофон. Настоящий дирижер появился несколькими мгновениями позже.

Его действительно далеко не все знают в лицо: Джонатан Нотт не принадлежит к числу разрекламированных звезд классической музыки. Возможно, виноваты неброская внешность и сдержанная дирижерская манера английского маэстро. Он не красуется на подиуме, а музицирует, и делает это мастерски. А может быть, причиной тому относительно скромный статус оркестра, которым он руководит: Бамбергский симфонический пользуется хорошей репутацией, но не входит в число национальных реликвий Германии, как, к примеру, Берлинская филармония. Бамберг невелик, и хороший оркестр в нем появился отчасти случайно: музыканты немецкого происхождения, вынужденные покинуть Прагу после Второй мировой войны, не стали долго колесить в поисках счастья по послевоенной Германии и осели в богатом памятниками культуры и, главное, почти не пострадавшем от бомбежек городе неподалеку от чешской границы.

Сегодня Бамбергский симфонический на подъеме, и организаторы фестиваля не прогадали с его приглашением. Главный козырь оркестра - превосходная струнная группа, звучащая насыщенно и тембрально богато. Именно струнные являются той основой, на которой возводится здание классической симфонии. Имея столь прочный фундамент, дирижер может чувствовать себя уверенно. Наименее надежными оказались валторны, часто игравшие на грани срыва, - увы, даже в столь благополучной в оркестровом смысле стране, как Германия, с ними проблемы.

Для выступления в Москве Джонатан Нотт выбрал сложную программу, в которую вошли Вторая симфония Брамса и Третья симфония Брукнера. Каждое из этих произведений может стать камнем преткновения для дирижера, в них не спрячешься за эффекты инструментовки.

Симфония N 2 Иоганнеса Брамса отказывается подчиняться канонической схеме Allegro - Andante - Скерцо - Финал. То есть с формальной точки зрения схема соблюдена, но на деле все оказывается иначе. Каждая часть начинается в безмятежно-спокойном ключе и по ходу развития музыкального материала доходит до бурной кульминации.

Джонатан Нотт очень точно разобрался в сложной темпоритмической структуре сочинения, избежав искушения упростить ее. Характерным был момент во второй части симфонии, в которой напевный мотив скрипок оттенен чуть запаздывающим пиццикато виолончелей и контрабасов: игра ритмов создала объем авторского высказывания. Брамс в исполнении Бамбергского симфонического оркестра оказался ближе не к Бетховену, с которым его часто (и не всегда обоснованно) сравнивают, а к Брукнеру.

Третья симфония Брукнера, заново открытого и поднятого на щит в XX веке австрийского экспериментатора XIX столетия, стала логическим продолжением концерта. Захватывающе прозвучала первая часть: тромбоны выстраивали вертикали аккордов, а по ним вышивали свои узоры струнные. Слушать Брукнера в исполнении столь классного оркестра - удовольствие почти физическое, ты окунаешься в звуковые волны, протекающие по залу.

Сегодня на фестивале выступит российский коллектив. По традиции он представляет не Москву или Петербург, а Ростов-на-Дону. Дирижеру ростовчан Юрию Ткаченко, как и Джонатану Нотту, сорок с небольшим, и он также не знаком москвичам в лицо.

Культура Музыка