Новости

05.06.2008 02:55
Рубрика: Культура

Работа с документами

Неигровое кино на распутье

Документальное кино несколько лет назад пережило подъем и, похоже, останавливаться не собирается.

Все больше места занимает оно на федеральных каналах, все выше его рейтинги. И специализированных каналов все прибавляется. Но можно ли говорить об улучшении его качества? О сегодняшней ситуации в документальном кино корреспонденты "РГ" поговорили с крупнейшими фигурами на этом поле.

Игорь Золотаревский,

продюсер и один из создателей телеканала "24 док".

Справка "РГ"

"24 док" - это первый канал российского документального кино и это единственный канал, который специализируется только на российском документальном кино на территории РФ. Канал существует с 2005 года. Телеканал разделен на семь рубрик. "Наше общество", "Наша наука", "Наше искусство", "Наша география", "Наши архивы", "Наше документальное кино", куда входят фестивальные фильмы, авторское кино, и "Мир о нас" - иностранные документальные фильмы о России.

Игорь Золотаревский: В 2005 году нам показалось, что будет правильно сделать телеканал о России. На тот момент документального кино познавательного характера хватало, был канал Discovery и другие. Но о России с авторским и с фестивальным документальным кино не было.

У нас в стране производится несколько тысяч часов документального кино в год. Это фильмы разного качества, но вот уже три года мы набираем контент для канала и нам не стыдно за качество. Некоторые фильмы покупаем у центральных телеканалов, но сейчас уже все реже. На данный момент ориентируемся на регионы, где существуют очень сильные школы документалистики.

Российская газета: Какие имена сейчас звучат в авторском документальном кино и какие темы актуальны?

Золотаревский: До сих пор существуют старые мастера, которые кочуют с фестиваля на фестиваль. Виталий Манский (режиссер фильма "Поколение" о рожденных в СССР), Алексей Погребной, Сергей Дворцевой, Виктор Косаковский. Очень много молодежи. Она пока скорее учится. У молодых режиссеров в работах много отрицания. Что печально, они не стараются перенять опыт у мастеров, прежде чем сказать новое слово. Какая главная тема у молодежи? Она познает мир и открывает его для себя. Там все: от любви до ненависти. Обычно это "поиск красоты в бабушке-алкоголичке".

 РГ: Был за последний год фильм, который вас потряс?

Золотаревский: Потряс - нет. Но очень приятно удивил фильм, за который я дал диплом нашего канала на фестивале "Кинотатр.doc" - "Как стать стервой". Это рассказ о человеке, который ведет семинар для красивых, шикарных и несчастных женщин. Кому-то мужья не дают денег, кто-то не может найти мужчину, кого-то бьют. Их учат, как разговаривать с мужчинами, как попросить денег и не чувствовать себя виноватой, как танцевать стриптиз, как быть желанной и за счет этого управлять мужчиной, как понять мужчину.

Приятно, что каждый год на фестивале все больше хороших документальных фильмов. Еще три года назад программа фестиваля была просто ужасающей. Тогда для показа на канале "24 док" мы выбрали только один фильм старого мастера Петра Мостового. На следующий год отобрали уже пять фильмов. В этом году, если не ошибаюсь, десять.

РГ: То есть есть положительная динамика? Но ведь круг тем для документального кино у нас давно определился и наиболее популярными сейчас являются фильмы на криминальную тематику и рассказы о звездах.

Золотаревский: Я их называю пантеоном или похоронником. В основном популярны рассказы о мертвых. А еще - жутко циничные истории. Например, снимают фильм, когда человек уже одной ногой в могиле, а когда он умирает, этот материал быстро продается каналам за бешеные деньги. Как мне кажется, основные каналы за счет поточного производства убили документальное кино как искусство. Сейчас мы видим в документалистике ограниченный бюджет и штамповку: интервью в кадре - закадровый текст, перебивка с фотографиями. И так - во всех фильмах на эфирных каналах. Однажды нам поступило предложение от одного из центральных телеканалов снять для них фильм об известной исторической личности, в начале XX века путешествовавшей по Востоку. Мы сказали, что хотим снимать, как Discovery. Посчитали смету, на что получили ответ, что таких денег нам не дадут. Это в шесть раз больше, чем их самый дорогой фильм. Тогда мы предложили снимать фильм в Удмуртии. На этом переговоры закончились.

Причем Discovery - это та же штамповка, как и на наших основных каналах, только повыше уровнем. Качественное кино - это BBC, немецкая, голландская документалистика. Там есть штучное производство.

У нас была попытка штучного производства на ВГТРК - фильм "Великая тайна воды". Спорный фильм, но он отличался от других. Правда, и бюджет у него был под миллион долларов.

РГ: Еще одна мода в нашей документалистике - реконструкция событий.

Золотаревский: Это хороший профессиональный прием. Лучшая реконструкция, которую я видел, - это сериал BBC "Великие инженерные изобретения". Это практически художественный фильм, только с закадровым текстом. Плюс специфический прием, когда документалисты якобы брали телеинтервью у членов семей инженеров, и все это в интерьерах конца XIX века! Из отечественных реконструкций лучшая - "Преступления в стиле модерн" - показана на канале НТВ где-то в 2003 году.

РГ: Какие сейчас наиболее актуальные тенденции в документалистике?

Золотаревский: Очень актуальны фильмы-портреты о личностях. Ну а новая тенденция - это мокюментари (англ. mockumentary, от mock documentary - высмеивание документального кино). Например, фильм "Первый на Луне" (фильм Алексея Федорченко - участник 62-го Венецианского фестиваля в программе "Горизонты", приз "За лучший документальный фильм", показан на Первом канале). Это документальный фильм, снятый в стиле реконструкции, но на самом деле профессиональная фальсификация. В кино рассказывается о том, что на самом деле первыми на Луне были русские. Демонстрируются закрытые съемки, показывается обломок космического корабля, съемки тренировок, рассказывается, как мы полетели на Луну в 1957 году. До конца фильма веришь всему сказанному и показанному, и только под занавес тебе говорят, что ничего этого на самом деле не было.

РГ: На канале есть собственное производство?

Золотаревский: Мы снимаем проект под названием "Наша география". Не удалось найти достаточное количество качественных фильмов о городах России, поэтому делаем сами. О каждом регионе России снимаем пять фильмов. Фильм-портрет, фильм - история региона или города, фильм об интересных явлениях, в общем, о том, ради чего стоит приехать в этот регион. Хронометраж каждого фильма 13 минут, а в цикле их 5. Сейчас мы отсняли 10 регионов.

Не так давно мы запустили и еще один документальный канал - "24ТЕХНО". Это канал научно-популярного кино. Он об открытиях, технологиях, ученых и всем, что с этим связано. Мы стараемся показывать только те зарубежные фильмы, которых в России еще никогда не видели. Мы их специально покупаем, озвучиваем. Но самое главное - есть и российские, и советские фильмы. Отечественное кино составляет не меньше 50 процентов от наполнения телеканала. Мы ставим в сетку такие фильмы, которые не показывали уже очень давно. Есть научно-популярные фильмы, которые ведут прославленные артисты Евгений Евстигнеев, Олег Ефремов. Легендарные фильмы о Марсе, о Луне, о том, как советские люди представляли себе покорение этих планет. За пять месяцев вещания канала у него уже появилось порядка полутора миллиона зрителей.

Сергей Алексеев,

руководитель службы документальных фильмов телеканала "Россия":

 - У нас есть система, апробированная за годы существования нашей службы на канале: половину документальных фильмов мы производим сами, а половину - закупаем у производящих компаний. За сезон мы готовим порядка 150 часов премьерных картин. Это средняя цифра, которая зависит от таких "стихийных бедствий", как футбол, хоккей, прямые трансляции. Тогда мы какое-то время пережидаем. Иногда нам программная дирекция добавляет слоты по выходным, и мы компенсируем то, что по определенным причинам не успели показать в основное время.

РГ: Премьерные показы приходятся на время около 22.50, но не каждый день. А ведь какое-то время назад на канале пытались выстроить ежедневную линейку премьерной документалистики?

Алексеев: Это зависит не от нас, от программной дирекции.

РГ: Одним из громких фильмов за последнее время на канале "Россия" стал "Гибель империи. Византийский урок".

Алексеев: Это репутационный фильм для канала. О нем до сих пор спорят. Идея фильма родилась у отца Тихона, и это не первый опыт его сотрудничества с телеканалом "Россия". Он делал для нас фильм "Монастырь" об истории старчества на примере Псково-Печерской лавры. Кино "Гибель империи. Византийский урок" сознательно сделано провокативно, полемически. Заявлен прием экстраполяции далекого византийского прошлого на нашу действительность. Этот драматургический ход сработал, а его эффект получился неожиданным даже для нас.

РГ: В последнее время на канале много внимания уделяется религиозной тематике. В частности, идет цикл "Планета православия".

Алексеев: Это сознательный выбор. Востребованность тематики мы заметили давно, еще по нашим прежним проектам, посвященным проблемам существования церкви на Руси в годы правления большевиков. Был, например, популярный фильм "ВЧК против Патриарха Тихона".

РГ: Что на других телеканалах вам понравилось за последнее время?

Алексеев: Мне нравятся фильмы, которые идут на канале "Культура". С удовольствием смотрю проекты BBC. На Первом канале я не очень люблю социальные портреты про жестоких нянь и тому подобное, а вот фильм об Элеме Климове и Ларисе Шепитько понравился так же, как и фильм об актере Георгии Буркове. На НТВ очень удачная получилась серия "Кремлевские дети".

РГ: Документальное кино может окончательно уйти на специализированные каналы?

Алексеев: Оно сейчас востребовано, это одно из завоеваний и нашего канала, и наших коллег. Есть другая тревога. Документальное кино сейчас на распутье, в безвременье. На телевидении - переизбыток "ТВ-бульвара". Зритель запутался в том, что есть такое документальное кино на самом деле. Он "подсел" на истории с желтинкой, на жареные факты. Это болезненное состояние на современном ТВ, но его просто надо пережить. Сейчас зритель хочет "про это", но скоро ему захочется еще и "про то".

Александр Нечаев,

заместитель генерального директора НТВ:

 - На канале НТВ самая сильная в России школа документального репортажа.

 Достаточно вспомнить популярный цикл "Профессия - репортер", в рамках которого в российский эфир вышел не один сенсационный документальный фильм. Наш канал поддерживает и развивает этот жанр - в 2008 году уже второй раз проводится учрежденная НТВ премия "Профессия - репортер".

Не менее важное направление для НТВ - историческая документалистика. Здесь стоит отметить документально-исторический цикл "Кремлевские дети", который продолжает исследовать тему, начатую в цикле "Кремлевские жены", - теперь каждую субботу мы рассказываем о судьбах и тех, чьи родители составляли высшую касту советской аристократии. Очень успешным стал проект "Следствие вели". Бессменный ведущий "Следствия..", самый популярный майор милиции в российском кино, артист Леонид Каневский представляет зрителю самые известные преступления и преступников советского времени.

Кроме того, в сезоне- 2007/08 в эфир НТВ вышло несколько заметных авторских документальных проектов, в их числе фильмы Алексея Поборцева и цикл Кирилла Набутова "Наказание" о самых известных российских тюрьмах. А скоро наших зрителей ждет премьера - новый, пронзительный и искренний документальный проект "Окопная жизнь" о российских солдатах в "горячих точках" с неожиданным, но очень подходящим по интонации ведущим - Сергеем Шнуровым.

РГ: Что будет дальше с документальным кино? Оно уйдет на цифровые каналы? Отойдет в тень? Или, наоборот, будет все более востребовано?

 Нечаев: Документальных каналов на российском рынке уже больше десяти. Но документалистика как жанр никогда не исчезнет с эфирных каналов - это кино с хроникальными кадрами и архивными документами, реконструкцией событий, интервью их непосредственных участников или репортером в самом центре происходящего - самый убедительный способ рассказать зрителю о какой-то важной и актуальной теме. Таких тем всегда будет достаточно.

От автора

Леонид Млечин,

телеведущий и автор документальных фильмов, канал ТВ Центр.

- Мне кажется, есть два направления. Первое - классическое документальное кино, которое снимается как кино и в силу этого не доходит до зрителя. Оно не соответствует телеформатам. Оно завоевывает премии. Таких фильмов мало, потому что на них никто не дает деньги. Многие такие фильмы поддерживались "Роспечатью". Мы дали региональную ТЭФИ в номинации "Документальное кино" Алексею Погребному. Он вышел и поклонился Михаилу Сеславинскому, сидящему в зале.

И есть документальное кино телевизионное, которое снимается телекомпаниями или заказывается ими. Оно разное. Есть политико-идеологическое (на Первом канале и на "России" весьма заметно). Очень расцвело биографическое. Когда было прошлогоднее региональное ТЭФИ, все номинации были заполнены биографическими фильмами, в первую очередь об актерах, потому что они обеспечивают хорошие рейтинги.

 И еще одна категория - исторические фильмы. И это направление хорошо развивается - то, что называется "докудрама" (слово, правда, мне не очень нравится). Вот у нас, кстати, на канале снят очень хороший новый 18-серийный цикл. Он новый, показывать его будут в сентябре, так что я пока его не называю. Там и подсъемки и компьютерная графика… Действие происходит в разные исторические эпохи.

Российская газета: На ТВ Центре есть какая-то своя политика в отношении документального кино? Может быть, из-за нее вы и выбрали работу на этом канале?

Леонид Млечин: У нас очень много документального кино. Оно разное. Наш зритель смотрит. Руководство поощряет. Но это в основном документальное кино, снятое телевизионными людьми для телевидения. Фильм Александра Сокурова "Элегия Ростроповича и Вишневской", показанный на нашем канале, получил ТЭФИ. Хотя фильм был совершенно неформатный для ТВ.

РГ: А почему вы для себя выбрали именно историческую документалистику?

Млечин: Я делаю то, что мне самому очень интересно. История лучше воспринимается через человеческие судьбы. Хотя вот у нас недавно был фильм к 60-летию государства Израиль. Он прошел с очень высоким рейтингом.

РГ: У вас есть какие-то свои приемы и секреты?

Млечин: Я же все-таки в анамнезе автор детективов. Поэтому интригу определенную всегда выстраиваю. Вначале нужно зацепить зрителя, выдвинуть любые версии, а потом объяснить, как оно было. Сеанс магии должен быть с разоблачением. Я не могу смотреть, когда выдумывают. Когда фильм утверждает миф и строится на мифе - это ужасно и непрофессионально.

Недавно я консультировал одну картину, читаю сценарий, а там телеграмма Ежова: арестовать очень известную историческую фигуру - я даже не подозревал, что такая телеграмма была. Спросил, мне отвечают: да мы вообще-то придумали. В реальной судьбе этого человека - генерала - столько драмы. Как же можно придумывать и зачем? Так что есть и такой подход. Если бы я этого не заметил…

РГ: И как себя оградить от лжи в документальном кино?

Млечин: Это вопрос уровня нашей журналистики. Она в чем-то очень зрелая, а в чем-то совсем незрелая. Ну если взять только истории последнего времени, которые рассказывают, что Сталина убили, что у него были двойники... Чудовищные мифы и ни на чем не основаны, но они же подаются как реальность. Можно начать с рассказа о том, что были двойники - заманить, заинтриговать, но потом поведать о том, как было на самом деле. Расследовать надо. А у нас забывают.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники